Дело по заявлению 1) Орлов Виталий Петрович, 2) АО «НОРЕБО ХОЛДИНГ» к ответчику: АО «Коммерсантъ», третье лицо Бегимбетова Ирина Газимовна о защите деловой репутации, (досье №2038)

Краткое изложение материалов дела

Поводом для иска стал материал «Коммерсанта» под названием «Минтайное стало явным», опубликованный в печатной и электронной версии издания в марте 2017 года. В материале сообщалось, что владелец крупнейшего рыбодобывающего холдинга — группы компаний «Норебо» — Виталий Орлов являлся партнером предпринимателя Александра Тугушева, который  занимался скупкой рыбодобывающих компаний, а ранее был был осужден за мошенничество и подстрекательство к даче взятки, а после отбывания срока вернулся на работу в «Норебо». Истцы утверждали, что спорные сведения должны быть опровергнуты в рамках п. 10 ст. 152 ГК РФ (отсутствие порочащего характера сведений).

Поводом для иска стал материал «Коммерсанта» под названием «Минтайное стало явным», опубликованный в печатной и электронной версии издания в марте 2017 года. В материале сообщалось, что владелец крупнейшего рыбодобывающего холдинга — группы компаний «Норебо» — Виталий Орлов являлся партнером предпринимателя Александра Тугушева, который  занимался скупкой рыбодобывающих компаний, а ранее был был осужден за мошенничество и подстрекательство к даче взятки, а после отбывания срока вернулся на работу в «Норебо».

По мнению истцов, действительности не соответствовали следующие высказывания, выраженные в форме утверждения:

— «По данным «Денег», скупкой занимался Александр Тугушев давний знакомый и деловой партнер Орлова в России еще с 1990-х»;
— «По словам Орлова, который выступает заявителем, перед уходом на работу в Госкомрыболовство Тугушев продал свои акции (цена сделки составила 20,3 тыс. руб.)»;

Истцы утверждали, что спорные сведения должны быть опровергнуты в рамках п. 10 ст. 152 ГК РФ (отсутствие порочащего характера сведений).

Решение суда:

Орлов и АО «НОРЕБО ХОЛДИНГ» обратились в редакцию с требованием о публикации ответа на вышеуказанную статью, а после отказа пошли в Арбитражный суд Москвы с иском о защите деловой репутации. Суды трёх инстанций встали на сторону заявителей. Они решили: в отличие от ответчика истец представил достаточно доказательств распространения и порочащего характера сведений.

«Суд посчитал, что общий контекст, характер его изложения и смысловая нагрузка позволяют определить спорную информацию как порочащую, поскольку являются утверждениями о ведении истцом деятельности с нарушением законодательства», — указал суд первой инстанции.

Но 18 декабря 2018 года Верховный суд РФ, рассмотрев кассационную жалобу ответчиков, отменил все нижестоящие решения и направил дело на новое рассмотрение. 

В своем определении ВС РФ указал, что в рамках п. 10 ст. 152 ГК РФ истцы должны доказать факт несоответствия сведений действительности.

«Вместе с тем такое распределение бремени доказывания не лишает ответчиков права доказывать факт соответствия сведений действительности», — указал суд.

По мнению ВС РФ, судами нижестоящих инстанций были сделаны противоречивые выводы относительно спорных положений публикации, в частности, были установлены обстоятельства, не следующие из материалов дела и не позволяющие прийти к итоговым выводам о несоответствии сведений действительности и верно применить нормы права к спорным правоотношениям.

27 августа 2019 года производство по делу было прекращено в связи с заключением мирового соглашения между сторонами.