Дело по искам бывшего межрайонного прокурора Валерия Коломыцева, его сына Алексея Коломыцева к федеральной «Новой газете», редакции «Новой газеты в Воронеже», журналистам Евгению Шкрыкину, Александру Ягодкину и Управлению ФСБ России по Воронежской области о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда (досье №9)

Материалы дела

21 января 2003 Исковое заявление 42 KB (doc) Скачать
20 января 2003 Исковое заявление 71 KB (doc) Скачать
2 декабря 2002 Публикация в газете 83 KB (doc) Скачать
23 октября 2000 Дополнение к исковому заявлению 68 KB (doc) Скачать
28 сентября 2000 Исковое заявление 363 KB (jpg) Скачать
14 августа 2000 Публикация в газете 344 KB (jpg) Скачать
14 августа 2000 Публикация в газете (продолжение) 1 MB (jpg) Скачать
8 августа 2000 Публикация в газете 1 MB (jpg) Скачать

Краткое изложение материалов дела

В газете были опубликованы статьи об уголовном деле в отношении бывшего прокурора одного из районов Воронежской области Валерия Коломыцева. Источником информации послужили материалы проверки службы собственной безопасности Генеральной Прокуратуры РФ, носившие конфиденциальный характер и переданные в СМИ Управлением ФСБ.

Обстоятельства дела

В «Новой газете» в Воронеже» в №31 Р (604) (издатель ООО «Редакция «Новой газеты» в Воронеже) за 8-14 августа 2000г. была опубликована статья «Сказка» у прокурора и золотая рыбка» (автор журналист гаеты Евгений Шкрыкин). Далее в федеральном выпуске «Новой газеты» № 87 (825) за 25 -27 ноября 2002 года (издатель АНО РИД «Новая газета»), вышла статья «Правоохранители Зазеркалья» в рубрике «Хроника абсурда» (автор собственный корреспондент НГ по Центрльному Черноземью Александр Ягодкин) и двумя днями позднее была перепечатана в региональном выпуске в номере 49 Р (825) за 26 ноября — 2 декабря 2002 «Новой газеты» в Воронеже».

Предъявление своего иска к «Новой газете» в Воронеже» по статье «Сказка» у прокурора и золотая рыбка» Коломыцев В.А. мотивировал тем, что в ней распространены недостоверные сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, изложив их в 20 пунктах исковых требований. Коломыцев В.А. просил изыскать с ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже» компенсацию морального вреда в сумме 500 000 рублей и со Шкрыкина Е.К. — 50 000 рублей.

Оба журналиста при подготовке своих публикаций пользовались широким спектром источников информации: до выхода указанной статьи целая группа СМИ, включая телевидение, давала информацию по уголовному делу Коломыцева В.А., и при написании статьи располагали справкой службы собственной безопасности Генеральной Прокуратуры РФ (справка по результатам проверки старшего прокурора отдела безопасности Генпрокуратуры Фиськова М.Н.), справкой за подписью начальника УФСБ РФ по Воронежской области, материалами из уголовного дела, пояснениями многих осведомленных источников, которые в последствии были допрошены в суде в качестве свидетелей.

Коломыцев В.А. и Коломыцев А.В. также предъявили иски к ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже», АНО РИД «Новая газета» указывая, что в статье «Правоохранители Зазеркалья» опубликованы сведения, не соответствующие действительности, чем нарушены их честь, достоинство, деловая репутация, также им причинены нравственные страдания, просили взыскать с ответчиков солидарно компенсацию морального вреда в сумме 500 000 рублей и возложить на них обязанность опровергнуть содержащиеся в статье «Правоохранители Зазеркалья» недостоверные сведения.

К моменту опубликования данной статьи в отношении Коломыцева В.А. было возбуждено уголовное дело, был вынесен приговор и множество постановлений суда, в материалах уголовного дела имелась вышеупомянутая справка Генпрокуратуры и множество других доказательств, которые были обобщены в справке. Впоследствии, оценивая представленные доказательства, в контексте исполнения своих обязанностей журналистом и редакцией, суд в решении по настоящему делу скажет:

«… все эти документы были предметом исследования, стали достоянием гласности и потому редакция, используя свое прямое назначение, а автор статьи [Ягодкин А.А.], исполняя свои профессиональные обязанности, довели до сведения читателей имевшие место факты; а именно о том, что проводилась проверка и о результатах этой проверки, о результатах рассмотрения уголовного дела, и при таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что и в этой части требования не подлежат удовлетворению, так как в данном фрагменте отражены имевшие место события».

Истцы в своих требованиях настаивали на том, что распространению негативных сведений, не соответствующих действительности и порочащих истца фактов, способствовало УФСБ РФ по Воронежской области, которое предоставило средствам массовой информации материалы служебной проверки Генеральной прокуратуры РФ в нарушение требований ч. 3 ст. 5 Закона РФ «О прокуратуре РФ», согласно которой «Никто не вправе без разрешения прокурора разглашать материалы проверок … проводимых органами прокуратуры до их завершения», и потому просили взыскать с данного ответчика моральный вред в сумме 100 000 рублей.

При разрешении данного дела судом была применена ст. 57 Закона РФ о СМИ в части освобождения журналиста и редакции от ответственности при распространении сведений, содержащихся в ответе на запрос информации, а также в части освобождения от ответственности редакции региональной «Новой газеты» в Воронеже» в связи с дословным воспроизведением ранее опубликованной статьи «Правоохранители Зазеркалья» в федеральной «Новой газете».

Иск Коломыцева В.А. к Шкрыкину Е.К. и редакции «Новой газеты» в Воронеже» удовлетворен частично. В иске Коломыцева В.А. к УФСБ по Воронежской области отказано. В исках к Ягодкину А.А., редакциям «Новой газеты» и «Новой газеты» в Воронеже», УФСБ по Воронежской области обоим истцам отказано. Суд частично удовлетворил исковые требования в части компенсации морального Коломыцеву В.А. и частично удовлетворил требования обеих сторон в части компенсации судебных расходов.

Истцы обжаловали решение суда в Воронежский областной суд, который, рассмотрев кассационные жалобы, оставили их без удовлетворения, а решение суда без изменения.

Мотивировка суда

При рассмотрении настоящего дела судом были применены как нормы российского информационного права, так и нормы Европейской Конвенции.

Часть сведений не были признаны порочащими, так как не сообщали о нарушении со стороны истца Коломыцева В. А. поступков, нарушающих нормы морали (в частности в отношении фразы, что «Коломыцев В. А. проявил желание стать прокурором области», которую он опровергал.

Ряд опровергаемых сведений суд признал оценочными суждениями, опровержение которых в судебном порядке невозможно, о чем в решении говорится следующим образом:

«…мнение автора не может быть опровергнуто, что прямо закреплено в решениях Европейского суда по правам — человека, которые являются официальным толкованием Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и которые обязательны к применению всеми судебными органами России».

Предъявление своего иска по статье Александра Ягодкина «Правоохранители Зазеркалья», в которой в форме иносказания (по жанру схожие с фельетоном) описываются события, напоминающие по обстоятельствам дело Коломыцева, однако он по имени не называется, никаких других имен или названий в оспариваемой части публикации не содержится. Коломыцев В.А. мотивировал свои требования в данной части тем, что публикация сведений в указанной статье изложена в оскорбительной для него форме.

Относительно формы распространенных сведений суд, по отношению к разным оспариваемым фрагментам отметил:

«Анализ второй и третьей глав статьи «Правоохранители Зазеркалья» позволяет сделать вывод, что ни одна из фраз не является оскорбительной применительно к диспозиции ст. 130 УК РФ, согласно которой оскорбление, это есть умышленное унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

В публикации отсутствует неприличная форма действия, нецензурные выражения, наоборот, статья выполнена соответственно принятой в обществе манере общения.

Вместе с тем, суд находит, что автор описывает имевшие место события, используя прием иронии, однако, форма выражения своего мнения с использованием определенного литературного жанра является правом журналиста, поскольку свобода мысли и слова гарантированы ст. 29 Конституции РФ и ст. 47 ФЗ «О СМИ».

В другой части решения суд повторил свою позицию по данному вопросу, указав:

«Что же касается формы, в которую облек автор статьи данный факт (а в ней присутствует ирония), то такое право предоставлено журналисту высказывать свое мнение в том или ином жанре, однако, при этом должны быть соблюдены требования Закона «О СМИ», а именно мнения, предположения должны быть выражены в приличной, допустимой форме, что автором и сделано.»

Принимая решение в части компенсации морального вреда, судом были применены принципы, выработанные Европейским судом по правам человека, а именно принцип повышенной терпимости публичных фигур к критике в их адрес, а также общественная значимость темы публикаций.

«Решая вопрос о размере компенсации морального вреда принимает во внимание, что истец Коломыцев В.А., занимая пост межрайонного прокурора, понимал, что границы приемлемой критики, направленной против него как лица, занимающего ответственный пост намного шире, чем критики в адрес частного лица, что каждое его действие становится предметом тщательного изучения, как журналистами, так и общественностью, что его деятельность как высокопоставленного работника прокуратуры является общественно значимой, и общественность имеет право знать как о позитивных, так и о негативных ее сторонах, а потому он как публичная фигура должен был быть готов к критическим высказываниям в свой адрес и быть более терпимым к ним».