Дело по иску Надежды Вещиковой, Юрия Вещикова к МУ «Редакция общественно политической газеты «Красное знамя» г.Ельца, журналисту Михаилу Фролову о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда (досье №8)

Краткое изложение материалов дела

Опубликованные сведения о том, что мать истцов была хронической алкоголичкой, вела паразитический образ жизни, в доме собирались пьяные компании, стали поводом для иска. Основываясь на том, что спорные сведения содержат обоснованные оценки автора статьи, суд отказал в иске.

Обстоятельства дела:

25 декабря 2004 года в газете «Красное знамя» была опубликована статья под названием «Дело Вещикова — убийцы», в которой рассказывалось об уголовном деле по обвинению гражданина Вещикова в причинении по неосторожности смерти своей матери, в статье также содержались сведения, касающиеся жизни и быта, привычек матери – Валентины Вещиковой. В частности, рассказывалось о том, что Вещикова была хронической алкоголичкой, вела паразитический образ жизни, в доме собирались пьяные компании.

Дети упоминаемой в статье Вещиковой – Надежда и Юрий Вещековы обратились в суд с иском о защите чести и достоинства. Они указывали, что сведения о том, что их мать храническая алкоголичка не соответствуют действительности, поскольку она никогда не обращалась за медицинской помощью с таким заболеванием, кроме того, они утверждали, что в их доме никогда не собирались пьяные компании.

Истцы считали сведения порочащими, поскольку они содержали утверждение о нарушении их матерью моральных принципов, т.е. неправильного поведения в быту, которые умаляют ее честь и достоинство. Истцы просили опровержения порочащих сведений и компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей.

Ответчики иск не признали, указывая, что большинство оспариваемых фраз соответствуют действительности, что Валентина Вещикова действительно злоупотребляла спиртными напитками. Кроме того, ответчики на уголовное дело по обвинению Вещикова и гражданское дело о лишении родительских прав Вещиковой, из материалов которых журналист получил информацию, которая впоследствии была изложена в статье.

13 апреля 2005 гуда суд признал требования не обоснованными и отказал в удовлетворении иска.

Мотивировка суда

Суд установил, что выражения «хроническая алкоголичка» и «паразитический образ жизни» является оценочными суждениями автора статьи, которые основаны на фактах.

В частности, в приговоре Елецкого городского суда, которым Вещиков Н.В. признан виновным в причинении потерпевшей — своей матери, умышленно телесных повреждение, причинивших тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекших по неосторожности ее смерть, содержатся показания подсудимого и свидетелей, которые подтверждают, что мать истцов пила. Этот же факт подтверждается решением Елецкого городского суда о лишение Валентины Вещиковой родительских прав в отношении сына Юрия.

Сославшись на прецеденты Европейского Суда Елецкий городской суд в решении указал:

«… невозможно признать несоответствующими действительности оценочное суждение /мнение/ и опровергнуть его, поскольку это будет являться прямым нарушением права человека на выражение своего мнения, закрепленного ст. 10 Конвенции, а кроме того, будет противоречить не только нормам международного права, но и положениям ст. 29 Конституции РФ и ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации».

Суд признал, что сведения о том, что сын Вещиковой — Юрий вынужден был уйти к отцу, не являются порочащими, даже если они не соответствуют действительности.

Суд также пришел к выводу, что ответчиками не было нарушено право истцов на неприкосновенность частной жизни, так как

«в статье была опубликована информация, содержащаяся в судебных постановлениях, вступивших в законную силу, и уже преданная огласке. Кроме того, по своему характеру эту информацию нельзя признать конфиденциальной и представляющей личную или семейную тайну Вещиковых, поскольку она свидетельствует о нарушениях норм права и морали, а также в силу закона».

Таким образом, суд признал, что ответчики не умалили честь и достоинство истцов и не нарушили их право на неприкосновенность частной жизни.