Решение Советского районного суда г. Воронежа (часть1) (досье №9)

Материалы дела

21 января 2003 Исковое заявление 83 KB (doc) Скачать
20 января 2003 Исковое заявление 68 KB (doc) Скачать
2 декабря 2002 Публикация в газете 1 MB (jpg) Скачать
23 октября 2000 Дополнение к исковому заявлению 42 KB (doc) Скачать
28 сентября 2000 Исковое заявление 71 KB (doc) Скачать
14 августа 2000 Публикация в газете 344 KB (jpg) Скачать
14 августа 2000 Публикация в газете (продолжение) 363 KB (jpg) Скачать
8 августа 2000 Публикация в газете 1 MB (jpg) Скачать

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09.02.2004 г. г. Воронеж

Советский районный суд в составе председательствующего — судьи Котенко Т.Т., с участием адвоката Жданова С.Н., при секретаре Таратыновой И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Коломыцева Валерия Алексеевича к ООО Редакция «Новая газета» в Воронеже», Шкрыкину Евгению Константиновичу, Управлению Федеральной службы безопасности России по Воронежской области о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда, по иску Коломыцева Валерия Алексеевича к ООО « Редакция «Новая газета» в Воронеже», Ягодкину Александру Анатольевичу, Управлению Федеральной службы безопасности России по Воронежской области, АНО РИД «Новая газета» о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда, по иску Коломыцева Алексея Валерьевича к ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже», Ягодкину Александру Анатольевичу, Управлению Федеральной службы безопасности России по Воронежской области, АНО РИД «Новая газета» о защите чести, достоинства, деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Истец Коломыцев В.А. обратился в суд с иском к ответчикам, указывая на то, что в номере 31 Р (604) еженедельника «Новая газета» в Воронеже» за 8-14 августа 2000 г. была опубликована статья «Сказка» у прокурора и золотая рыбка», в которой было приведено множество негативных фактов в отношении него как Лискинского межрайонного прокурора. что ни один из приведенных в статье фактов не соответствует действительности, вся статья в целом клевета, оскорбляющая его как человека и прокурора, что автор статьи распространил не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию сведения, содержащиеся в следующих цитатах:

«Сказка» у прокурора и золотая рыбка». Совсем не сказочная история о том, как районный прокурор стараниями воронежского губернатора мог сесть в кресло прокурора области. А мог и на скамью подсудимых…».

«Фотография четырехквартирного дома к статье с пояснительной надписью «строящийся «дворец правосудия» для прокурорской семьи».

«Не хочу быть вольным прокурором Лискинского района, а хочу быть володыкой всей прокуратуры Воронежской области. Чтобы жить мне в городе Воронеже, и чтобы…», -возжелал намедни Валерий Алексеевич Коломыцев….лучше бы ему быть скромнее в своих желаниях».

«Так что Валерий Алексеевич неспроста первым парнем на прокурорской деревне ходил. Однако, быть «козырным» ему довелось недолго… Ровно до тех пор, пока в Генеральную прокуратуру на ее запрос о наличии компромата на Коломыцева (при назначении чиновников на такую должность это положено по закону) не ушла информация из Департамента экономической безопасности ФСБ: грешен, мол, Валерий Алексеевич, и весьма; не надо его сватать за областную прокуратуру, ему и в районных — то прокурорах негоже быть».

«Тут надо заметить, что чиновника этого в Лисках ох как давно уже ждали. Оказалось, что у коллег прокурора Коломыцева по правоохранительному ремеслу давно на него руки чесались, да только коротки они были: в соответствии со ст. 39 Закона о Прокуратуре, ни ФСБ, ни милиции работать но районным прокурорам без санкции Генеральной прокуратуры нельзя. Скажем, поступил по оперативным каналам, какой-нибудь «негативчик», а проверить его — не поклеп ли на честного человека — никаких возможностей пел Вот и приходилось его складывать «под сукно».

«…что Валерия Алексеевича не токмо надо как можно быстрее отлучать от должности, но и вообще, страшно даже сказать, привлекать к уголовной ответственности. Десятки людей, опрошенных сотрудниками собственной безопасности ГУВД и ФСБ, прямо или косвенно подтверждали это. Такой же вывод был сделай и в итоговой справке по результатам проведенного Фиськовым служебного расследования и в начале июля доложен в Генеральной прокуратуре. Справочку ту мельком я видел, весьма интересный и захватывающий дух документ».

«Крестный папа». «Папа» — это кликуха Коломыцсва в кругах приближенных к нему и не очень людей. Бизнесменов и не только. Папа — это солидно, престижно, денежно. Почему «папа»? Позволю себе процитировать справку: «…явились сведения о том, что прокурор Коломыцсв. злоупотребляя служебным положением, занимается поборами и вымогательством взяток у предпринимателей, коммерсантов и руководителей предприятий и организаций Лискинского района, оказывает бизнесменам всестороннее содействие в качестве прикрытия («крыши» — авт.) и помогает им в заключении выгодных сделок, живет не по средствам. С этой целью использует свои возможности, как прокурора, для оказания неправомерного давления на милицию, налоговые службы, СЭС, городскую и районную администрации… ».

«Не всегда Валерий Алексеевич был лискинским межрайонным, когда-то, до 1988 года, он Бобровским прокурором был. А стал он им, по мнению некоторых из его бывших коллег, преждевременно: не по опыту и знаниям, а потому, что, верно, служил кое-кому в областной прокуратуре и много подарков туда отвез».

«Здесь уместно упомянуть и о роскошном кафе «Сказка», что в самом центре Лисок. Даже районный глава, и тот в курсе, что фактическим хозяином его является Валерий Алексеевич. Правда, «хозяйство» свое в бумагах не афиширует, для этого есть подставные предприниматели».

«Была разработана «оперативная комбинация» с подшефным хозяйством ЮВЖД, в котором железная дорога в обмен на поставки сельхозпродукции обязалось благоустроить дороги, поставить туда цемент, удобрение и прочее добро, чем ЮВЖД была богата. В итоге этой «выгодной» сделки, осуществленной при посредническом участии прокурора, колхозу практически ничего не досталось, а «железка» подзалетела на 1,5 миллиарда рублей».

«Перебравшись в Лиски, построил Валерий Алексеевич, оформив, конечно на мать, двухэтажный кирпичный особнячок, который впоследствии продал за круглую сумму».

«Откуда, спрашивается, деньги у той же супруги Валерия Алексеевича, состоящей в должности инспектора отдела кадров, и у Алексея, официальная милицейская зарплата которого едва позволяет сводить концы с концами? Может, поэтому, как утверждают завистники, денежки за них вносил их будущий сосед, тот самый предприниматель Д.?».

«Тут самое время упомянуть о том, что, по данным лискинской ГИБДД, семья Коломыцевых с 1991 года в разное время владела целым «гаражом» из 14 различных авто, не считая служебных».

«…другой предприниматель «подарил» Алексею три тысячи долларов, с которыми последнего в мае этого года повязали в Евпатории. По причине того, что баксы оказались фальшивыми…. Хотя стараниями папы это уголовное дело зачем-то сослали в прокуратуру Каменского района».

«Людям из компетентных органов уже и так хорошо известны каналы, по которым стекаются денежные ручейки и потоки в «фонд» прокурорской семьи. Многие облагодетельствованные им предприниматели и не скрывают, что прокурор «не мешает им жить», сам имеет торговые точки, оформленные на подставных, активно участвует в распределении масла с Лискинского МЭЗа, за что получает свой процент с дохода».

«Валерий Алексеевич свой район паутиной оплел, других пауков в него не пускает. Больше того — там ему уже мало места: поговаривают, опять же, что строительство Кантемировской ликерки идет при его непосредственном участии. В котором свой интерес будто бы имеет и бывший областной прокурор Фролов».

«Г- н Коломыцев, умело, оперируя прокурорским «инструментом», зачастую «решал вопросы» не по закону, а по понятиям, — так как это нужно ему и тем людям, которых он «крыл». Будь то «амнистированный от возврата кредита Агропромбанку в сумме 400 миллионов старых рублей его знакомый предприниматель или же коммерсант, который действуя через своего покровителя, взял у коллеги по бизнесу в долг 130 миллионов рублей……

«Да и сам закон в «аранжировке» г-на районного прокурора, чего не скрывают многие сотрудники Лискинского РОВД, время от времени работал только лишь на благо одного человека. Самого прокурора. Так, к примеру, по личному распоряжению Коломыцева милиция выделяла ему административно арестованных лип (суточников) для работ на строительстве прокурорского дома, дома, где проживает его сын, а также на даче и в уже известном кафе «Сказка». При этом груд «рабов» никак не оплачивался, а чтобы убрать концы в воду, Валерий Алексеевич позаботился об изъятии всех книг учета из ИВС и вернуть их забыл».

«… еще московский чиновник не покинул пределы Лисок, а уже пошел накат, прессинг, ответный удар по тем, кто вздумал под него «копать» и давать компрометирующие его показания. Оперативники ГУВД и ФСБ … вскоре начали пожинать плоды этого противодействия: некоторые из опрошенных «свидетелей» и должностных лиц пошли в отказ, стали жаловаться на временную амнезию и кратковременное затмение рассудка. И все — после проведенных с ними «собеседований» в кабинете Коломыцева «Чиновник уедет, а вам, ребята, тут жить», — наставлял их прокурор на путь истинный.

«Особенно прессовал Валерий Алексеевич сотрудников ГРОВД. Дело дошло до того, что милиционеры пригрозили объявить забастовку в случае, если Москва простит опального прокурора».

«…впервые в районе такое великое противостояние силовых структур. В борьбе с мафией, которая внутри них».

Также истец указывает, что распространению негативных сведений, не соответствующих действительности и порочащих истца фактов, способствовало УФСБ РФ по Воронежской области, которое предоставило средствам массовой информации материалы служебной проверки Генеральной прокуратуры РФ в нарушение требований ч. 3 ст. 5 Закона РФ «О прокуратуре РФ», согласно которой «Никто не вправе без разрешения прокурора разглашать материалы проверок … проводимых органами прокуратуры до их завершения», и потому просит взыскать с данного ответчика моральный вред в сумме 100 000 рублей.

Кроме того, истец Коломыцев В.А. обратился в суд с иском к ответчикам, указывая на то, что в номере 49Р (825) еженедельника «Новая газета» в Воронеже» за 26 ноября — 2 декабря 2002 г. под рубрикой «Хроника абсурда» была опубликована статья под авторством Ягодкина А.А. «Правоохранители Зазеркалья», в которой было приведено множество негативных фактов в отношении него, как Лискинского межрайонного прокурора, большинство из которых не соответствует действительности, оскорбляет его как человека и прокурора, что автор статьи, называя его «Папой», распространил недостоверные сведения о том. что он. работая в должности Лискинского межрайонного прокурора, вопреки интересам своей профессиональной деятельности:

«Правосудие прокурор вершил твердою рукой, и никто ему не мешал карать и миловать людишек по собственным экономическим понятиям. Поэтому, семья его имела жилье коттеджное, гараж из полутора десятка автомобилей и активно участвовала в переделе собственности по всей губернии. В общем, обычный для нашей страны прокурор».

«Папа регулярно посещал друзей в губернской столице, возил гостинцы дорогие для супружниц и их детишек. Или наоборот, потчевал по-царски в своих угодьях. Вместе с губернским прокурором он даже строил на паях ликероводочный заводик. Так что была между ними не только мужская дружба, но и большие общие интересы».

«Всех уездных людей купеческого или директорского звания Папа обложил оброком — как бы на ремонт прокуратуры. Отремонтировали ее и оснастили техникой не хуже, чем в столице. Но оброк от этого меньше не стал, и его даже толком не приходовали».

«К хорошему быстро привыкаешь. И сынок прокурорский, например, зараз тратил такие деньги, на которые целые деревни могли жить год. Однажды был он пойман на курорте с фальшивыми долларами. И ничего».

«Сам прокурор мог, например, завести дело на директора завода за то, что тот отказался продать Папе кирпич по бросовой цене. Или: оформил он на свою матушку земельный надел в центре города, а матушка, как выяснилось, жила в губернской столице и на землю эту никак претендовать не могла».

«Работали на Папу и «суточники». Бесплатно, потому что правонарушители. Строили жилье ему и сыну, на даче прокурорской работали и даже в его кафе, самом шикарном в уезде. А Папа однажды взял книги учета в изоляторе временного содержания, и навсегда -не вернул».

«И тогда забеспокоились главный начальник района и тайная служба государева, которая доносила в столицу о неприличиях. И в самой Генеральной прокуратуре однажды спросили Папу: :ты за какие деньги себе коттедж отгрохал? На что он ответил просто: да джип я любимый продал. Попечителям закона такой ответ понравился, и больше они к Папе не приставали».

«А тут еще прежний губернский прокурор собрался на пенсию, и Папу стали прочить на освободившийся пост. И сам прокурор хлопотал, и губернатор, и гостинцы в столицу возили. Генеральная прокуратура, исполняя формальности, запросила сведения от тайных служб. А тайная служба уезда всю информацию, которая собиралась у нее годами и которой не могла она дать ходу из-за прокурорского звания Папы, передала столичному чиновнику по особым поручениям».

«Когда чиновник приехал и прочитал документы, он удивился и даже воскликнул громко: да его ж сажать надо немедленно! И начал проверять. Десятки свидетелей, которым папины оброки стали поперек горла, дали письменные показания. Потому что допек их Папа беспределом. После чего «особист» отписал начальству своему такую справку, что Генпрокуратура инициировала уголовное дело и прислала следственную бригаду. И почти все факты из справки вошли в обвинительное заключение аж на 60 страницах».

«Однако и Папа не дремал. Он лично беседовал со свидетелями, и они повзводно начали переходить на его сторону. Особенно он беседовал с милиционерами, которые много всякого показали и на Папу, и на его сына, на которого раньше уже пытались заводить уголовные дела, но безуспешно. Милиционеры эти даже забастовкой пригрозили следственной бригаде, если Папу опять «отмажут».

«Предметом исследования явились сведения о том, что прокурор Коломыцев, злоупотребляя служебным положением, занимается поборами и вымогательством взяток от коммерсантов и руководителей предприятий и организаций г. Лиски и района, оказывает бизнесменам всестороннее содействие в качестве прикрытия и помогает им в заключении выгодных сделок, занимается через подставных лиц коммерческой деятельностью, живет не по средствам. С этой целью он использует свои возможности как прокурора для оказания неправомерного давления на органы милиции, налоговые службы, СЭС, городскую и районную администрации. …Расценивая в совокупности полученные в результате служебного расследования данные в отношении Лискинского межрайонного прокурора Воронежской области, старшего советника юстиции Коломыцева… следует прийти к выводу, что информация, поступившая из органов ФСБ РФ о злоупотреблениях Коломыцева В.А. служебным положением, нашла подтверждение…».

«Существуют федеральный закон «О прокуратуре РФ» и даже специальное распоряжение генпрокурора, которые категорически запрещают привлекать для нужд прокуратуры любые средства от негосударственных структур».

«По новому УПК прокуратура не могла обжаловать приговор райсуда…». «Откровенные уголовники, которые раньше и высунуться не смели, теперь буром прут во власть и в бизнес, и закон бессилен перед такой элитой». Поэтому господин Коломыцев уверенно заявляет сегодня: я вернусь».

«Жил — был в городе Лиски прокурор Коломыцев. Чистейшей законности чистейший образец. Жил богато, но бедно — только на одну зарплату. И сын его тоже беден, потому что — какая уж зарплата у майора милиции? Супруга трудилась инспектором отдела кадров…».

«Откуда деньги на роскошную жизнь? Да мало ли. Может, альбом с марками продали, который еще дедушка собирал. Может, скопили, отказывая себе в самом необходимом. Еще добрые друзья деньгами ссужают. В друзьях-то — замглавы района, директора нефтебаз, маслозаводов, «ликерок»…».

«Да, продали особнячок шикарный… Это собственность мамы. К маме вопросы есть? Именно честность бедного прокурора привела к тому, что делами его занялись ФСБ и МВД области. И сфабриковали сотни свидетельских показаний и десятки документов о том, что на Валерии Коломыцеве негде пробы ставить. В прессу дали информацию о фактах из уголовного дела, инициированного самой Генпрокуратурой».

«С целью восстановить свое честное имя. А еще он предъявил иски «Новой газете» в Воронеже» и «Воронежскому курьеру» за нанесение морального увечья его чести и достоинству. За то, что обсуждали справку Генпрокуратуры. Цена вопроса — по полмиллиона рублей с каждой из газет и по 50 тысяч с авторов публикаций. На евроремонт тайников прокурорской души. Масштабы, конечно, не от бюджетной зарплаты…».

Кроме того, указал, что распространению негативных сведений, не соответствующих действительности и порочащих истца фактов, способствовало УФСБ РФ по Воронежской области, которое предоставило средствам массовой Информации материалы служебной проверки Генеральной прокуратуры РФ в нарушение требований ч. 3 ст. 5 Закона РФ «О прокуратуре РФ», согласно которой «Никто не вправе без разрешения прокурора разглашать материалы проверок … проводимых органами прокуратуры до их завершения», и просил взыскать с данного ответчика 100 000 рублен.

В свою очередь истец Коломыцев Л.В. обратился в суд с иском к ответчикам, указывая на то. что в номере 49 Р (825) еженедельника «Новая газета» в Воронеже» за 26 ноября — 2 декабря 2002 г. под рубрикой «Хроника абсурда» была опубликована статья «Правоохранители Зазеркалья» корреспондента А.А.Ягодкина, в которой распространены не соответствующие действительности, порочащие его как сотрудника милиции сведения, содержащиеся в цитате:

«В прессу дали информацию о фактах из уголовного дела, инициированного самой Генпрокуратурой. Причем попала в прессу и справка ФСБ о том. что даже за ней сын прокурора организовал наружное наблюдение. И что на «стрелку» с бандитами насчет контроля за Лискинским маслозаводом тоже явился майор милиции Коломыцев. Правда, в гражданском».

В судебном заседании Коломыцев В.А. требования поддержал в полном объеме. Представитель Коломыцева А.В. по доверенности Жданов С.Н. иск также поддержал. Коломыцев А.В. в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен в установленном законом порядке.

Ответчик Шкрыкин Е.К. иск не признал, пояснив, что ему стало известно о проводимой работником Генпрокуратуры проверке деятельности Лискинского межрайонного прокурора Коломыцева В.А., что по результатам проверки была составлена справка, которая поступила в редакцию, что он беседовал с работниками ФСБ и оперативными сотрудниками, после чего он подготовил и выпустил статью «Сказка» у прокурора и золотая рыбка», при пом сомнении и достоверности справки у него не возникало, цель публикации была — рассказать о результатах проверки, чтобы по данной справке было принято объективное решение, считает, что публикация настоящей статьи в августе 2000 года для Коломыцева В.А. не повлекла негативных последствий, поскольку в октябре 2000 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Коломыцева В.А.

Ответчик Ягодкин А.А. иск также не признал, пояснив, что он является автором статьи «Правоохранители Зазеркалья», которая опубликована в еженедельнике АНО РИД «Новая газета» за ноябрь 2002 года, до выхода указанной статьи целая группа СМИ, включая телевидение, давала информацию по делу Коломыцева В.А., и при написании статьи он располагал справкой Фиськова М.Н., справкой за подписью начальника УФСБ РФ по Воронежской области, материалами из уголовного дела, и потому в статье опубликованы достоверные факты.

Представитель ответчиков по доверенности Арапова Г.Ю. иски также не признала, дала аналогичные показания.

Представитель УФСБ РФ по Воронежской области по доверенности Денисенко С.Д. иски не признал, пояснив, что УФСБ справку по результатам служебного расследования, составленную работником Генпрокуратуры не получало и средствам массовой информации не передавало, равно как не наделяло полномочиями кого-либо из своих работников на передачу этой справки СМИ; при этом подтвердил, что от СМИ в УФСБ поступал запрос на предоставление информации, на что был дан официальный ответ.

Выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Как видно из еженедельника № 31 Р (604) за 8-14 августа 2000 года на второй и третьей страницах опубликована статья «Сказка» у прокурора и золотая рыбка»(л.д.35 — 36 ). В номере 49 Р (825) за 26 ноября — 2 декабря 2002 года данного же еженедельника опубликована статья «Правоохранители Зазеркалья» (л.д.75).

А. обратившись к еженедельнику № 87 (825) за 25 -27 ноября 2002 года АНО РИД «Новая газета», усматривается, что и в нем опубликована статья «Правоохранители Зазеркалья» (л.д. 823).

В указанных публикациях содержатся сведения, касающиеся деятельности Лискинского межрайонного прокурора Коломыцева В.А., а также его сына Коломыцева А.В. В соответствии со ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию, сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

В силу требований п.п. 2. 3, 6, 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №11 от 18.08.1992 года с последующими изменениями и дополнениями «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», под распространением сведений, порочащих честь, достоинство граждан или их деловую репутацию следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограмм и в других средствах массовой информации. Порочащими являются такие несоответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, о совершении нечестного поступка, неправильного поведения в быту и другие сведения, которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию граждан или юридических лиц.

В соответствии с п. 7 вышеуказанного Постановления, истец по делам о защите чести, достоинства, деловой репутации обязан доказать сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск. Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений, в соответствии с указанным Постановлением, лежит на ответчике.

Вместе с тем, ст. 29 Конституции РФ гарантирует каждому гражданину свободу мысли и слова, поэтому ст. 47 Закона РФ «О СМИ», уважая право каждого на выражение своего мнения, признает за журналистом право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью.

Право на свободу выражения мнения гарантировано и Европейской Конвенцией «О защите прав человека и основных свобод», и в частности ст. 10 данной Конвенции, закрепляет право каждого на свободу выражения мнения — каждый имеет право свободно выражать свое мнение, это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властен и независимо от государственных границ.

Предъявление своего иска к ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже» Коломыцсв В.Л. мотивировал тем. что в статье «Сказка» у прокурора и золотая рыбка» распространены недостоверные сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, изложив их в 20 пунктах исковых требований.

Однако, представитель ответчиков Арапова Г.10. и ответчик Шкрыкип Е.К. утверждали, что опубликованные в статье факты соответствуют действительности, поскольку в основу указанной статьи легла составленная по результатам проверки справка старшего прокурора отдела безопасности Генпрокуратуры Фиськова М.Н.

В судебном заседании бесспорно установлено, что в июне 2000 года проводилась проверка, по результатам работы была составлена справка, данная справка представлена истцом и приобщена к материалам дела (л.д. 113-116).

Идентичная справка была представлена и ответчиками. При этом, лица, участвующие в деле, подтвердили, что именно в такой редакции имеется справка в материалах уголовного дела. Несмотря на то, что суду не была представлена надлежащим образом заверенная копия справки М.Н. Фиськова, однако, учитывая пояснения сторон, учитывая, что справки идентичны, суд приходит к выводу, что имеющаяся в материалах настоящего гражданского дела справка является копией справки, находящейся в материалах уголовного дела.

Обратившись к данной справке, усматривается, что она составлена работником Генеральной прокуратуры, причем она не содержит сведений о том, что она была официально направлена в правоохранительные органы Воронежской области.

Сами ответчики в судебном заседании не отрицали данное обстоятельство. А из сообщения Генеральной прокуратуры суду, в ответе на рапорт усматривается, что в Генеральную прокуратуру обращений СМИ о предоставлении им информации не поступало и никаких сведений Генеральной прокуратурой РФ в СМИ не передавалось (л.д. 171. 810). Представитель УФСБ РФ по Воронежской области по доверенности Денисенко С.Д. пояснил, что в 2000 году справка в адрес УФСБ не поступала, что указаний Дегтяреву В.Г. на передачу данной справки СМИ не давало, что действовал он по собственной инициативе.

Допрошенный в судебном заседании начальник отдела УФСБ РФ по Воронежской области в городе Лиски Дегтярев В.Т. пояснил, что он передал вышеупомянутую справку журналистам, так как считал недопустимым, чтобы указанная информация не была доведена до сведения общественности. И при таких обстоятельствах надлежащими ответчиками по настоящему иску являются ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже» и Шкрыкин Е.К.

Сопоставив содержание справки и статьи «Сказка» у прокурора и золотая рыбка», действительно усматривается, что сведения, содержащиеся в справке, вошли в вышеупомянутую статью.

Предъявив иск к ООО «Редакция «Новая газета» в Воронеже», Коломыцев В.А. утверждает, что ни один из приведенных в статье фактов не соответствует действительности, и. в частности, не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство само название статьи «Сказка» у прокурора и золотая рыбка». Совсем не сказочная история о том, как районный прокурор стараниями воронежского губернатора мог сесть в кресло прокурора области. А мог и на скамью подсудимых…»

Однако, в опровергаемом фрагменте статьи фамилия истца не упоминается. В первом предложении оспариваемого фрагмента не сообщается о каком-либо факте, событии, в нем отсутствуют сведения, которые можно было бы опровергнуть. Во втором предложении сообщается, что районный прокурор мог стать областным прокурором. Между тем, желание кого-либо получить повышение по службе, по мнению суда, не является аморальным поступком или нарушением закона, и потому сообщение об этом не является порочащими честь сведениями.

В третьем же предложении автор высказывает мнение, предположение о возможности прокурора сесть на скамью подсудимых, тогда как мнение автора не может быть опровергнуто, что прямо закреплено в решениях Европейского суда по правам человека, которые являются официальным толкованием Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и которые обязательны к применению всеми судебными органами России.

Далее истец требует опровержения надписи к фотографии: «Строящийся «дворец правосудия» для прокурорской семьи» и фотографии четырехквартирного дома.

Обратившись к данной статье, видно, что она сопровождается фотографией с изображением дома. Как установлено в судебном заседании, на фотографии изображен именно тот дом, в котором на момент публикации указанной статьи Коломыцсва В.А. и Коломыцев А.В. строили квартиры, то есть достоверность фотографии не вызывает сомнений и опровержению не подлежит.

Что же касается надписи па фотографии, то автор, располагая сведениями, что половина дома строится для семьи Коломыцевых, выразил свое мнение о строительстве дома для прокурорской семьи.

Коломыцев В.А. оспаривает и фрагмент статьи: «Не хочу быть вольным прокурором Лискинского района, а хочу быть володыкой всей прокуратуры Воронежской области. Чтобы жить мне в городе Воронеже, и чтобы….», — возжелал намедни В.А. Коломыцев, лучше бы ему быть скромнее в своих желаниях».

Анализ данного фрагмента статьи позволяет сделать вывод, что в нем сообщается, что Коломыцев В.А. проявил желание стать прокурором области. И этот факт соответствует действительности, чего не отрицал сам истец в судебном заседании, подтвердив, что действительно решался вопрос о назначении его должность прокурора Воронежской области. Тогда как, стремление стать областным прокурором не является порочащим честь, достоинство истца.

Что же касается формы, в которую облек автор статьи данный факт (а в ней присутствует ирония), то такое право предоставлено журналисту высказывать свое мнение в том или ином жанре, однако, при этом должны быть соблюдены требования Закона «О СМИ», а именно мнения, предположения должны быть выражены в приличной, допустимой форме, что автором и сделано.

Истец просит опровергнуть фрагменты статьи: «Так что Валерий Алексеевич неспроста первым парнем на прокурорской деревне ходил. Однако быть «козырным» ему довелось недолго…Ровно до тех пор, пока в Генеральную прокуратуру на ее запрос о наличии компромата на Коломыцсва (при назначении чиновников па такую должность это положено по закону) не ушла информация из Департамента экономической безопасности ФСБ: грешен, мол, Валерий Алексеевич, и весьма; не надо его сватать за областную прокуратуру, ему и в районных-то прокурорах негоже быть» и «тут надо заметить, что чиновника этого в Лисках ох как давно у::;е ждали. Оказалось, что у коллег прокурора Коломыцсва по правоохранительному ремеслу давно на него руки чесались, да только коротки они были: в соответствии со ст. 39 Закона о Прокуратуре, ни ФСБ, ни милиции работать по районным прокурорах! без санкции Генеральной прокуратуры нельзя. Скажем, поступил по оперативным каналам, какой- нибудь «негативчик», а проверить его — не поклеп ли на честного человека — никаких возможностей нет. Вот и приходилось его складывать «под сукно».

Между тем, в данном фрагменте содержится достоверная информация о том, что в Генеральную прокуратуру действительно была направлена информация из Департамента экономической безопасности в отношении Коломыцсва В.А., многочисленные рапорта, объяснения свидетельствуют, что проверяющий Генпрокуратуры отбирал объяснения у граждан (л.д. 201 — 243), и данный факт не оспаривал сам истец, более того, подтвердили данное обстоятельство в судебном заседании и свидетели Уткин В.Н.. Дегтярев В.Т. и др.. пояснившие, что на Коломыцсва В.А. поступала оперативная информация, но проверить ее они не могли без санкции Генерального прокурора, и лишь по приезду Фиськова М.Н. эта информация была ему предоставлена, а потому требования истца об опровержении данных сведений суд считает надуманными.

Коломыцев В.А. просит признать порочащими сведения о том, «что Валерия Алексеевича не токмо надо как можно быстрее отлучать от должности, но и вообще, страшно даже сказать, привлекать к уголовной ответственности. Десятки людей, опрошенных сотрудниками собственной безопасности ГУВД и ФСБ. прямо или косвенно подтверждали это. Такой же вывод был сделан и в итоговой справке по результатам проведенного Фнськовым служебного расследования и в начале июля доложен в Генеральной прокуратуре. Справочку ту мельком я видел, весьма интересный и захватывающий дух документ».

Между тем, в основу данного фрагмента легли сведения из справки М.Ы. Фиськова (л.д. 113 — 116). Более того, в ходе судебного разбирательства допрошенные по делу свидетели как со стороны истца, гак и со стороны ответчиков подтвердили, что их приглашал к себе проверяющий из Генпрокуратуры, и они давали свои пояснения в отношении Коломыцева В.Л., а потому эти требования истца суд также находит надуманными.

Одним из оспариваемых фрагментов истец указывает: «Не всегда Валерий Алексеевич был лискинским межрайонным, когда- то, до 1988 года, он Бобровским прокурором был. А стал он им, по мнению некоторых из его бывших коллег, преждевременно: не по опыту и знаниям, а потому, что, верно, служил кое-кому в областной прокуратуре и много подарков туда отвез».

В обоснование своих доводов истец представил характеристики, листок аттестации, справки и другие документы, указывая, что прокурором был назначен заслуженно (л.д. 644 -664).

Между тем, оспаривание первого предложения данного фрагмента абсурдно, поскольку и сам истец знает, что до 1988 года он был прокурором Бобровского района. Что же касается второго предложения, то оно воспроизводит сведения, содержащиеся в справке М.Н. Фиськова (л.д. 114), и по сути является мнением бывшего прокурора Лискинского района Соболева В.Я. и, в свою очередь, является мнением автора, тогда как мнение не может быть опровергнуто.

Истец просит опровергнуть фразу: «откуда, спрашивается, деньги у той же супруги Валерия Алексеевича, состоящей в должности инспектора отдела кадров и у Алексея, официальная милицейская зарплата которого едва позволяет сводить концы с концами? Может поэтому, как утверждают завистники, денежки за них вносил их будущий сосед, тот самый предприниматель Д.?»

Между тем, анализ оспариваемого фрагмента следует проводить в контексте предыдущего абзаца данной статьи, и котором сообщаются достоверные сведения о том, что супруга и сын Коломыцева являются участниками долевого строительства двух четырехкомнатных квартир четырехквартирного жилого дома по улице Сеченова в городе Лиски, а данные факты подтверждаются Постановлением о прекращении уголовного дела (л.д. 321 — 323), содержатся в справке М.Н. Фиськова (л.д. 113 — 116). о доходах Коломыцева А.В. свидетельствует и справка (л.д. 523), факт строительства квартир не оспаривает и сам истец.

И в продолжение указанного абзаца следует оспариваемый истцом фрагмент, который содержит выраженные в вопросительной форме предположения, рассуждения автора относительно доходов супруги и сына истца.

И потому, суд; приходит к выводу, что рассуждение автора, содержащееся в первом вопросительном предложении, не ущемляет интересов Коломыцева В.Л.

Что же касается второго вопроса, то в нем высказывается предположение автора о том, что деньги за Коломыцевых за строящееся жилье вносил предприниматель Д. Между тем данные рассуждения беспочвенны, поскольку на момент публикации редакция не располагала достоверными сведениями относительно указанных платежей, в справке же М.Н. Фиськова говорится лишь о непроверенной информации по данному факту.

Более того, в ходе рассмотрения настоящего дела был допрошен свидетель Дегтярев Р.Ю., пояснивший, что строил также квартиру в вышеуказанном доме, где строили квартиры и Коломыцевы. но при этом категорически отрицал, что вносил за Коломыцевых денежные средства па строительство жилья (л.д. 384)..

Но, несмотря па это, представитель ответчиков по доверенности Арапова Г.Ю. настаивала на том, что имела место уплата денег Дегтяревым Р.Ю. за Коломыцева А.В.. представив при этом ордер (л.д. 520).

Однако, обратившись к данному ордеру, суд не может принять его в качестве бесспорного доказательства, что именно Дегтярев Р.Ю. вносил деньги за пластиковые окна, поскольку в ордере первым из плательщиков указан Коломыцев А.В., затем указана фамилия «Дегтярев», при этом усматривается видимое различие почерка, которым исполнена эта фамилия, нет в ордере и оговорок, что этот платеж сделан именно Дегтяревым Р.Ю. вместо Коломыцева А.В.

Учитывая изложенное и несмотря па то. что оспариваемое предложение изложено в форме рассуждения автора, вместе с тем, по мнению суда, оно имеет определенную смысловую нагрузку, что семья Коломыцевых строила жилье за счет денежных средств посторонних им лиц, и потому суд приходит к выводу, что данная фраза затрагивает честь истца Коломыцева В.А., и при таких обстоятельствах требования в этой части подлежат удовлетворению.

Коломыцев В.А. оспаривает и сведения: «тут самое время упомянуть о том, что по данным Лискинского ГИБДД, семья Коломыцевых с 1991 года в разное время владела целым «гаражом» из 14 различных авто, не считая служебных».

Между тем, данная информация содержится и в справке Генпрокуратуры. И несмотря на это, истец в ходе судебного разбирательства настаивал на недостоверности данной информации.

Однако, многочисленные ответы из органов ГИБДД подтверждают, что действительно семье Коломыцевых (двум сыновьям, ему и его супруге) принадлежало более 10 автомашин (л.д. 90, 173. 282 — 286. 454 — 455).

И при таких обстоятельствах, требования истца в этой части суд считает надуманными и не подлежащими удовлетворению.

Далее Коломыцев В. А. просит опровергнуть сведения, что «…другой предприниматель «подарил» Алексею три тысячи долларов, с которыми последнего в мае этого года повязали в Евпатории. По причине того, что баксы оказались фальшивыми. Хотя стараниями папы это уголовное дело зачем-то сослали в прокуратуру Каменского района».

Оспаривая указанный фрагмент, истец Коломыцев В.А. представил суду заочное решение Ленинского суда г. Воронежа от 10.06.2003 г. по аналогичному иску Коломыцева В.А. к редакции газеты «Воронежский курьер» и Соубановой Г.10., где судом признан несоответствующим действительности факт с фальшивыми долларами, настаивая на том. что оно имеет по настоящему делу преюдициальное значение (л.д. 799 -804). Однако, суд не соглашается с доводами истца.

В силу требований ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Между тем, в настоящем деле участвуют другие лица, предметом спора является другая статья, которая изложена в другой редакции, при рассмотрении дела в Ленинском суде.