Дело по заявлению историка Петрова Н.В. об оспаривании отказа заместителя начальника Центрального архива ФСБ России в рассекречивании и предоставлении архивных документов для ознакомления (досье №1000)

Краткое изложение материалов дела

В рамках данного судебного дела гражданином оспаривался в судебном порядке отказ должностного лица Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации в рассекречивании и предоставлении в читальном зале архива для ознакомления архивных документов. Поскольку входе судебного разбирательства ФСБ России были представлены заключения экспертных комиссий ФСБ России, которыми было установлено, что в запрашиваемых документах содержатся сведения, составляющие государственную тайну, суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Обстоятельства дела


В мае 2010 года историк Петров Н.В. в связи с проводимым им исследованием обратился с запросом на имя начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России, в котором просил рассекретить и дать возможность ознакомиться в читальном зале архива с подлинными экземплярами архивных документов, а именно с четырьмя приказами МГБ СССР и приложениями к ним о структуре и штатах Аппарата Уполномоченного МГБ СССР в Германии, датированными 1946, 1949 и 1950 годами.

Обращение историка было рассмотрено заместителем Центрального архива ФСБ России, который в своих ответах сообщил, что один из запрашиваемых приказов МГБ СССР был ранее рассекречен и с ним можно ознакомиться в читальном зале архива. В отношении остальных трех приказов было сообщено, что проведенной экспертизой установлено наличие в них сведений, составляющих государственную тайну, в результате чего историку было отказано в рассекречивании и предоставлении для ознакомления этих документов.

Получив отказ, историк обратился в Московский городской суд с заявлением, в котором просил признать незаконным решение заместителя начальника Центрального архива ФСБ России об отказе в рассекречивании и предоставлении архивных документов и обязать ФСБ России рассекретить и предоставить эти документы.

Требования заявителя были основаны на следующем: ст. 13 Закона РФ «О государственной тайне» устанавливает, что срок засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, не может превышать 30 лет. В исключительных случаях этот срок может быть продлен по заключению межведомственной комиссии по защите государственной тайны. Поскольку историк в своем запросе просил предоставить документы, самый поздний из которых датирован 1950 годом, то максимальный (30-летний) срок засекречивания запрошенных документов уже истек. При этом в своем ответе заместитель начальника Центрального архива ФСБ России сослался лишь на наличие заключения ведомственной экспертизы ФСБ России, которое не может служить достаточным основанием для продления 30-летнего срока засекречивания документов, поскольку согласно ст. 13 Закона РФ «О государственной тайне» предельный срок секретности сведений может быть продлен только по заключении специально уполномоченного органа — межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

Московский городской суд, рассмотрев заявление историка, 13 декабря 2010 года вынес решение об отказе в удовлетворении его требований.

Заявителем была подана кассационная жалоба на решение Московского городского суда от 13 декабря 2010 года, однако определением Верховного Суда Российской Федерации от 2 февраля 2011 года данная жалоба была оставлена без удовлетворения, и решение суда первой инстанции было признано законным и обоснованным.

Мотивировка суда

Суд подчеркнул, что на основании закона возможно ограничение доступа к информации о деятельности государственных органов в случаях, если указанная информация отнесена в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

Суд процитировал в решении статью 13 Закона РФ «О государственной тайне», согласно которой рассекречивание сведений и их носителей означает снятие ранее введенных в предусмотренном настоящим Законом порядке ограничений на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на доступ к их носителям.

Вместе с тем, в своем решении суд указал, что «истечение предельного срока засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, не означает произвольное рассекречивание данных сведений». В ходе судебного разбирательства ФСБ России были представлены заключения экспертных комиссий ФСБ России, которыми было установлено, что в запрашиваемых документах содержатся сведения, составляющие государственную тайну:

«Как усматривается из представленного заинтересованными лицами заключения Центральной экспертной комиссии ФСБ России №10/А-567 от 20 мая 2002 года приказ МГБ СССР № 00503 от 05 ноября 1446 требует продления срока секретного хранения, поскольку в нем содержатся сведения, раскрывающие формы и методы оперативно-розыскной, кадровой и мобилизационной деятельности органов безопасности, которые в соответствии с Законами «О государственной тайне», «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» и «Об оперативно — розыскной деятельности в Российской Федерации» отнесены к государственной тайне.»

Таким образом, суд сделал вывод о законности отказа в рассекречивании и предоставлении историку интересующих его архивных документов.

Комментарий юриста

Содержащуюся в решении суда первой инстанции трактовку норм Закона РФ «О государственной тайне» нельзя признать в полном мере соответствующей положениям данного закона. По сути, судом была проигнорирована норма ст. 13 Закона РФ «О государственной тайне», которая говорит о том, что продление максимального 30-летнего срока засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, возможно только по заключению межведомственной комиссии по защите государственной тайны. В ходе судебного разбирательства было установлено, что такое заключение межведомственной комиссии по защите государственной тайны о продлении сроков засекречивания запрашиваемых документов отсутствует, вследствие чего можно говорить и об отсутствии законных оснований для дальнейшего нахождения архивных документов на секретном хранении и незаконности отказа в их выдаче для ознакомления. Тем не менее, суд в данном случае признал возможным ограничение доступа к документам на основании лишь заключения ведомственной экспертизы, проведенной в ФСБ России.

Такое предложенное судом толкование ст. 13 Закона РФ «О государственной тайне» не может быть признано правомерным, поскольку оно допускает длительное произвольное нахождение документов на секретном хранении на основании лишь ведомственных заключений и ведет к необоснованным отказам историкам и иным гражданам в доступе к важной исторической информации, содержащейся в архивных документах.