Решение Московского городского суда (досье №1000)

Решение Именем Российской Федерации

15.06.2011 г.

Московский городской суд в составе: председательствующего Магжановой Э А., при секретаре Румянцевой М.А., рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело N 3-156/3-2011 по заявлению Петрова Никиты Васильевича об оспаривании заключений экспертных комиссий ФСБ России о необоснованном отнесении сведений, содержащихся в приказах МГБ СССР от 5 ноября 1946 Г. 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. к государственной тайне, и их рассекречивании,

г. Москва

Установил:

Письмом заместителя начальника Центрального архива ФСБ России Шишкина А.И. от 2б августа 2010 года заявителю Петрову Н.В. было отказано в ознакомлении с приказами МГБ СССР N 00503 от 05 ноября 1946 года, N 0097 от 25 марта 1949 года, N 00361 от 01 июля 1950 года, поскольку проведенной экспертизой было установлено, что данные документы содержат сведения, которые, согласно положениям федеральных законов «О федеральной службе безопасности», «О6 оперативно-розыскной деятельности», Закона Российской Федерации «О государственной тайне», составляют государственную тайну. Петров Н.В. обратился в суд с заявлением о6 оспаривании заключений экспертных комиссий ФСБ России: Центральной экспертной комиссии ФСБ России от 20 мая 2002 г. N10/А-5б7 и от 28 августа 2003 г. №10/А-1844; экспертной комиссии ОШУ б-й Службы ФСБ России от 06 августа 2010 г. №14/ОШУ/14617; экспертной комиссии УРАФ ФСБ России по работе с документами от 19 августа 2010 г. №10/А-4379 о необоснованном отнесении сведений, содержащихся в приказах МГБ СССР от 5 ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. к государственной тайне, продлении сроков засекречивания, указанных и обязании ФСБ России их рассекретить, ссылаясь на то, что при отнесении сведений к государственной тайне нарушены принципы законности, обоснованности и своевременности отнесения сведений к государственной тайне и засекречивания этих сведений, закрепленных в ст.6 Закона Российской «О государственной тайне», а также на то, что ЦЭК ФСБ России и экспертные комиссии органов Федеральной службы безопасности не в вправе были решать вопрос о продлении срока засекречивания приказов МГБ СССР. В обоснование нарушения своих прав, свобод или законных интересов Петров Н.В. указывает, что в результате вынесения оспариваемых заключений нарушено его право на доступ к информации, предусмотренное Конституцией Российской Федерации, федеральными законами «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», а ему как ученому-историку изучение вышеназванных документов необходимо для изучения информации о деятельности государственных органов.

Заявитель Петров Н.В. и его представитель (по доверенности) Сухих Д.Н. в судебном заседании заявленные требования поддержали. Представители заинтересованного лица ФСБ России (по доверенности) Чуриков С.В., Грушо А.А. просили отказать в удовлетворении заявления, считая требования Петрова Н.В необетованными.

Выслушав объяснения заявителя, его представителя, представителей заинтересованного лица ФСБ России, исследовав письменные материалы дела, обозрев приказы МГБ СССР № 00503 от 05 ноября 1946 года, № 0097 от 25 марта 1949 года, № 0036 1 от 01 июля 1950 года, суд считает, что в удовлетворении требований Петрова Н.В. следует отказать по следующим основаниям.

Гарантированные в статье 29 Конституции Российской Федерации свобода мысли и слова, право каждого свободно искать, получать, передавать, производить н распространять информацию могут осуществляться любым законным способом. Эти права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо, в частности, в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, государство вправе относить те или иные сведения в области военной, экономической и других видов деятельности, распространение которых может нанести ущерб обороне страны и безопасности государства, к государственной тайне.

Отношения, возникающие из связи с отнесением сведений к государственной тайне, их засекречиванием или рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации регулирует Закон РФ от 21 июля 1993 г, №5485-1 «О государственной тайне».

В соответствии со ст. 9 Закона РФ о г 21 июля 1993 г. №5485-1 «О государственной тайне» отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также из соответствии с настоящим Законом.

Обоснование необходимости отнесения сведений к государственной тайне в соответствии с принципами засекречивания сведений возлагается на органы государственной власти, предприятия, учреждения и организации, которым эти сведения получены (разработаны).

Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, определяемым настоящим Законом, руководителями органов государственной власти и в соответствии с Перечнем должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Указанные лица несут персональную ответственность за принятые ими решения о целесообразности отнесения конкретных сведений к государственной тайне.

Для осуществления единой государственной политики в области засекречивания сведений межведомственная комиссия по защите государственной тайны формирует по предложениям органов государственной власти в соответствии с Перечнем сведений, составляющих государственную тайну, Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. В этом Перечне указываются органы государственной власти, наделяемые полномочиями по распоряжению данными сведениями. Указанный Перечень утверждается Президентом Российский Федерации, подлежит открытому опубликованию и пересматривается по мере необходимости.

Должностные лица, наделенные в порядке, предусмотренном статьей 9 настоящего Закона, полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, вправе принимать решения о засекречивании информации, находящейся в собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан (далее – собственник информации), если эта информация включает сведения, перечисленные е в Перечне сведений, отнесенные к государственной тайне. Засекречивание указанной информации осуществляется по представлению собственников информации или соответствующих органов государственной власти (ч.1 ст.10 Закона №5485-1). Директор ФСБ России наделен полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне согласно распоряжению Президента Российской Федерации от 16 апреля 2005 г. №151-рп.

Согласно п.4 ст.5 Закона РФ от 21 ИЮЛЯ 1993 Г. «О государственной тайне» государственную тайну составляют сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности:

о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной деятельности и деятельности по противодействию терроризму, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

Позициями 83-85, 113 Указа Президента РФ от З0 ноября 1995 г. «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» предусматривается, что к сведениям, составляющих государственную тайну относятся:

— сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы, состояние или результаты разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также сведения о подготовке или распределении кадров, раскрывающие мероприятия, проводимые в целях обеспечения безопасности государства.

В отношении указанных сведений органы ФСБ России наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне.

В 1946 г. на базе НКВД СССР произошло разделение ведомств на МВД СССР и МГБ СССР впоследствии КГБ СССР.

Федеральная служба безопасности Российской Федерации и подчиненные ей органы являются правопреемниками Федеральной службы контрразведки Российской Федерации и ее органов (ст. 25 Федерального закона от 03 апреля 1995 г. №40-ФЗ «О Федеральной слежбе безопасности» в ред. от 25 декабря 1998 г.).

В статье 7 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. №40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» установлено, что документы и материалы, содержащие сведения о военнослужащих, федеральных государственных гражданских служащих, работниках органов федеральной службы безопасности, лицах, оказывающих, или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации, о тактике, методах и средствах осуществления органами федеральной службы безопасности оперативно-служебной деятельности, подлежат хранению в органах федеральной службы безопасности.

Материалы архивов Федеральной службы безопасности, представляющие историческую, научную ценность и рассекречиваемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, передаются на хранение в архивы федерального органа исполнительной власти в области архивного дела в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Порядок рассекречивания материалов архивов органов ФСБ аналогичен общему порядку рассекречивания сведений и их носителей и установлен в ст.13 и 14 Закона «О государственной тайне». Рассекречивание сведений их носителей, как определено в ст. 13 Названного Закона, представляет собой снятие ранее введенных в предусмотренном настоящим Законом порядке ограничений на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на доступ к их носителям.

Основаниями для рассекречивания сведений являются:

1) взятие на себя Российской Федерацией международных обязательств по открытому обмену сведениями, составляющими в Российской Федерации государственную тайну;

2) изменение объективных обстоятельств, вследствие которого дальнейшая защита сведений, составляющих государственную тайну, является нецелесообразной.

Органы государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, обязаны периодически, но не реже чем через каждые 5 лет, пересматривать содержание действующих в органах государственной власти, на предприятиях, в учреждениях и организациях перечней сведений, подлежащих засекречиванию, в части обоснованности засекречивания сведений и их соответствия установленной ранее степени секретности.

Срок засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, не должен превышать 30 лет. В исключительных случаях этот срок может быть продлен по заключению межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

Правом изменения действующих в ФСБ перечней сведений, подлежащих засекречиванию, наделен директор ФСБ, который несет персональную ответственность за обоснованность принятых им решений по рассекречиванию сведений. Такие решения, связанные с изменением перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, подлежат согласованию с межведомственной комиссией по защите государственной тайны, которая вправе приостанавливать и опротестовывать эти решения.

Из обозревавшихся в судебной заседании приказов МГБ СССР от 5 июля ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г., следует, что в них содержатся сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы, состояния разведывательной, контрразведывательной или оперативно-разыскной деятельности, то есть составляющие государственную тайну, вопросами о рассекречивании которых ведают органы федеральной службы безопасности.

Таким образом, согласно Федерльного закона «Об информации, информатизации и защите информационных технологий» сведения, содержащиеся в вышеназванных приказах МГБ СССР относятся к информации с ограниченным доступом.

Ссылка заявителя на положение Закона Российской Федерации «О государственной тайне», предусматривающих, что срок засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, не должен превышать 30 лет является несостоятельной, поскольку согласно ст.4 Гражданского кодекса РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются в отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется па отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. В соответствии с постановлением Верховного Совета Российском Федерации от 21 толя 1993 г. 34ё 5486-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О государственной тайне» закон вводится в действие с момента его опубликования, какие-либо иные указания в постановлении или в законе отсутствуют. В абзаце 1 статьи 13 закона закреплено, что под рассекречиванием сведений и их носителей понимается «снятие ранее введенных в предусмотренном настоящим Законом порядке ограничений на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на доступ к н носителям», то есть Закон Российской Федерации «О государственной тайне» распространяет свое действие в части срока засекречивания не па любые правоотношения, а только на те, которые возникли после введения Закона в действие.

Рассекречивание сведений, отнесенных к государственной тайне до введения в действие Закона Российской Федерации «О государственной тайне», т.е. до сентября 1993 г. являлось правом, а не обязанностью государственного органа, наделенного полномочиями в области защиты государственной тайны.

Нормативные правовые акты, действовавшие до введения в действие названного закона, не устанавливали срок засекречивания сведений, составляющих государственную тайну. Так, в Указе Президента Российской Федерации от 23 июня 1992 г. .М 658 «О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека» кроме как установления обязанности со стороны органов федеральной службы безопасности рассекретить нормативные и иные акты, служившие основанием для применения массовых репрессий и посягательств на права человека по вопросам, указанным в пункте 1 названного Указа Президента Российской Федерации, независимо от времени их издания, нет каких-1ибо иных указаний.

То обстоятельство, что действие нормы (ст.13) не распространено на отношения, возникшие до вступления ее в силу, не может свидетельствовать о нарушении данной нормой конституционных прав граждан, поскольку законом Установлен другой порядок рассекречивания оспариваемых сведений, отнесенных к государственной тайне, не связанный с 30-летним сроком.

Часть 4 ст.15 Закона Российской Федерации от 21 июня 1993 г. N„5485-1 «О государственной тайне» предусматривает возможность заинтересованных лиц обжаловать в суд обоснованность отнесения сведений к государственной тайне. Такие заявления подаются гражданами и организациями в порядке, предусмотренном ст. 254 ГПК РФ, в течение 3 месяцев с момента, когда заявителю стало известно о засекречивании сведений, затрагивающих его интересы, либо когда ему было отказано в предоставлении запрашиваемой информации, либо когда стало объективно ясно, что должностные лица уклоняются от рассмотрения его запроса о предоставлении информации.

Как усматривается из материалов дела, решением Московского городского суда от 13 декабря 2010 г., вступившим в законную силу 2 февраля 2011 г., установлено, что 10 июня 2010 года на имя начальника УРАФ ФСБ России от Петрова Н.В. поступило заявление, в котором последний просил на основании ст. 13 и ст. 15 Закона Р «О государственной тайне» снять гриф секретности и дать возможность ознакомиться в читальном зале архива с подлинными экземплярами приказов МГБ СССР и приложений к ним о структуре и штатах Аппарата уполномоченного МГБ Германии: № 00503 от 05 ноября 1946 года, № 0097 от 25 марта 1949 года, № 00361 от 01 июля 1950 года, № 00418 от 04 августа 1950 года.

Письмом № 10/А-П-1780 от 06 июля 2010 года Петрову Н.В. было сообщено, что его обращение находится на рассмотрении в Центральном архиве ФСБ России и в связи с проведением проверочных работ о результатах ему будет сообщено дополнительно.

06 августа 2010 года до заявителя доведено о его возможности ознакомиться с ранее рассекреченным приказом МГБ СССР №00418 от 04 августа 1950 года. При этом относительно остальных приказов, приведенных Петровым Н.В. в своем обращении, последнему сообщалось, что они находятся на секретном хранении и в настоящее время проходят экспертизу на предмет возможного рассекречивания, о результатах которой он будет уведомлен дополнительно.

Письмом от 26 августа 2010 года за подписью заместителя начальника Центрального архива ФСБ России Шишкина А.И. заявитель был уведомлен о том, что экспертизой приказов МГБ СССР о структуре и штатах аппарата уполномоченного МГБ в Германии от 5 ноября 1946 Г. №00503, от 25 марта 1949 г№ 0097, от 1 июля 1950 Г. № 00361 установлено, что данные документы содержат сведения, которые, согласно положениям федеральных законов от З апреля 1995 года № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности», от 12 августа 1995 г. № 144-Ф3 «Об оперативно-розыскной деятельности», Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года №. 5485-1 «0 государственной тайне», составляют государственную тайну. По указанным причинам Петрову Н.В. было отказано в ознакомлении с перечисленными выше архивными документами.

С заявлением о рассекречивании приказов МГБ СССР от 5 ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. Петров П.В. обратился в суд 4 февраля 2011 г., то есть по истечении 3 месяцев с момента, когда заявителю стало известно о засекречивании сведений, затрагивающих его интересы и когда ему было отказано в предоставлении запрашиваемой информации.

Согласно ч.2 ст.256 ГПК Российской федерации суд находит. что пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением о рассекречивании вышеназванных приказов является основанием для отказа в удовлетворении заявления в этой части.

Разрешая заявленные Петровым Н.В. требования об оспаривании заключений экспертных комиссий ФСБ России, суд приходит к выводу том, что экспертные комиссии органов безопасности по работе с документами, вынося оспариваемые заявителем заключения по результатам изучения приказов МГБ СССР, действовали в рамках предоставленных им законодательством полномочий.

Экспертные комиссии органов безопасности по работе с документами не принимали решения о засекречивании сведений, содержащихся в интересующих Петрова Н.В. приказах, и самих носителей сведений, составляющих государственную тайну, а соответственно не наносили на них какие-либо реквизиты. Сведения, содержащиеся в приказах, равно как и сами приказы засекречены предшественником ФСБ России. Поэтому доводы Петрова Н.В. о несоблюдение положений статьи 12 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» о необходимости нанесения на носители сведений, составляющих государственную тайну, реквизитов, касающихся даты или условия рассекречивания сведений либо события, после наступления которого сведения будут рассекречены, безосновательны.

Экспертные комиссии органов безопасности по работе с документами не принимали решения о продлении сроков засекречивания сведений, содержащихся в приказах МГБ СССР. В отношении сведений, содержащихся в интересующих заявителя приказах, проводились экспертизы на предмет возможного их рассекречивания по результатам которых вынесено заключение о наличии в них сведений, составляющих государственную тайну, соответственно невозможности их рассекречивания и целесообразности оставления на секретном хранении. Оставление на секретном хранении не означает продления, предусмотренного статьей 13 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» 30-летнего срока засекречивания сведений, составляющих государственную тайну. Оставление на секретном хранении предполагает, что истечение предельного срока засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, исходя из положений Закона РФ «О государственной тайне», не влечет автоматического произвольного их рассекречивания, и соответственно до принятия уполномоченным органом решения о продлении истекших сроков засекречивания тех или иных сведений должна быть должным образом организована и обеспечена защита таких сведений путем ограничения к ним несанкционированного доступа.

ФСБ России, являясь согласно статье 20 закона Российской Федерации «О государственной тайне» органом защиты государственной тайны, чей руководитель несет ответственность за организацию ее защиты, обязана выполнять возложенную на нее, в том числе подпунктом 11 пункта 8 Положения о Федеральной службе безопасности Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 11 августа 2003 г. N 960, задачу по обеспечению защиты сведений, составляющих государственную тайну.

Таким образом, экспертные комиссии органов безопасности лишь констатировали факт наличия в приказах. засекреченных предшественником ФСБ России, государственной тайны, в связи с чем пришли к выводу о невозможности их рассекречивания ввиду отсутствия изменения объективных обстоятельств, вследствие которого дальнейшая защита сведений, составляющих государственную тайну, является нецелесообразной (ст.13 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»).

Экспертные комиссии органов безопасности по работе с документами вправе разрешать вопрос о рассекречивании либо нерассекречивании сведений и изменения грифа секретности их носителей, созданных органами безопасности, их предшественниками н хранящиеся в органах безопасности либо в архивах. Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется руководителями органов государственной власти в соответствии с Перечнем должностных лиц органов государственной власти и организаций, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утвержденным распоряжением Президента Российской Федерации от 16 апреля 2005 г. № 151-рп и включающим в себя, в том числе Директора ФСБ России. В свою очередь, ФСБ России, Директор ФСБ России согласно Положению о Федеральной службе безопасности Российской Федерации, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 11 августа 2003 г. № 960, самостоятельно осуществляют в пределах своих полномочий нормативно-правовое регулирование 11 вправе издавать правовые акты (подпункт 2 пункта 9, подпункт 5 пункта 11). Во исполнение Закона РФ «О Государственной тайне» и Указа Президента Российской Федерации от 11 августа 2003 г. .№960, ФСБ России принят приказ от 18 ноября 2008 г. №04554 «О перечне сведений, подлежащих засекречиванию в органах федеральной службы безопасности», Полномочия и порядок функционирования Центральной экспертной комиссии ФСБ России (далее ЦЭК ФСБ России) и экспертных комиссий органов безопасности также определены в приказах ФСБ России. Учитывая, что в соответствии с принципом обоснованности отнесения сведений к государственной тайне н их засекречивания целесообразность засекречивания конкретных сведений устанавливается путем экспертной оценки вероятных экономических и иных последствий этого акта, факт наличия в приказах МГБ СССР сведений, составляющих государственную тайну, установлен путем экспертной оценки, а именно по результатам исследования приказов МГБ СССР вынесены оспариваемые заявителем заключения экспертных комиссий органов безопасности по работе с документами.

На момент вынесения ЦЭК ФСБ России экспертных заключений 2002 и 2003 годов действовало ныне утратившее силу Положение о Центральной экспертной комиссии Федеральной службы безопасности Российской Федерации по работе с документальными материалами, утвержденное приказом ФСБ России от 18 августа 1999 г. №394/ДСП (далее — Положение). Полномочия и порядок деятельности экспертных комиссий органов безопасности по работе с документами закреплены в Типовом порядке деятельности Экспертной комиссии органа федеральной службы безопасности по работе с документами, утвержденном приказом ФСБ России от 26 апреля 2008 г. №198/ДСП (далее — Типовой порядок).

В соответствии с Положением ЦЭК ФСБ России вправе рассматривать вопросы рассекречивания документов, созданных органами безопасности и их предшественниками (пункт 3.2.1 Положения). Персональный состав ЦЭК ФСБ России утверждается приказом ФСБ России. Согласно пункту 5.2 Положения заседание ЦЭК ФСБ России правомочно, если на нем присутствует более половины ее членов от списочного состава. Решение принимается простым большинством голосов. Оба решения Центральной экспертной комиссии ФСБ России от 20 мая 2002 г. №10/А-5б7 н от 28 августа 2003 г. №10/А-1844 приняты большинством голосов на заседании комиссии, на котором присутствовало более половины ее членов.

Согласно Типовому порядку экспертные комиссии органов безопасности по работе с документами вправе осуществлять полное н частичное рассекречивание сведений и изменение грифа секретности их носителей (в том числе архивных фондов, дел или документов), находящихся на архивной хранении в органе безопасности, созданных органом безопасности и его предшественниками (пункт 4.3 Типовом порядка). Кроме того, экспертная комиссия органа безопасности вправе рассекретить сведения и изменить гриф секретности их носителей, образовавшиеся в процессе деятельности других органов безопасности, если они хранятся в архиве данного органа безопасности, и только в случае делегирования экспертной комиссии таких прав органом безопасности, создавшим данные материалы, или его правопреемником (пункт 3.2.2 Типового порядка). Вопросы, относящиеся к компетенции экспертных комиссий, рассматриваются на их заседаниях. Согласно пункту 5.7 Типового порядка заседание экспертной комиссии органа безопасности считается правомочным, если на нем присутствует более половины ее членов от списочного состава. Решения принимаются простым большинством вступают в силу после их утверждения руководителем, начальником органа безопасности или должностным лицом, его замещающим. В случае, когда руководитель, начальник органа безопасности является председателем экспертной комиссии, утверждение решения не требуется. Заседания экспертных комиссий ОШУ 6 Службы ФСБ России и УРАФ ФСБ России, на которых рассматривался вопрос обоснованности рассекречивания приказов МГБ ССССР, являлись правомочными, поскольку на них присутствовало более половины членов экспертных комиссий названных органов безопасности, решении приняты большинством голосов и заключения оформлены должным образом.

Довод Петрова Н.В. о немотивированности оспариваемых заключений экспертных комиссий, поскольку не приведено обоснования ущерба Российской Федерации, в случае распространения этих сведений, суд находит несостоятельным. Из оспариваемых заключений видно, что заключения содержат мотивы принятого экспертной комиссией решения, ссылки на нормы федерального законодательства в части обоснования принятого вывода и его целесообразности.

ФСБ России направляла в межведомственную комиссию по защите государственной тайны материалы по вопросу продления сроков засекречивания сведений, содержащихся, в том числе в приказах МГБ СССР (письмо от 2 декабря 2010 г. 10/5-358). Из ответа межведомственной комиссии по защите государственной тайны на запрос ФСБ России следует, что в соответствии с заключениями ЦЭК ФСБ России сведения, содержащиеся в рассмотренных документах, подпадают под действие части 4 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» и раздела IV «Сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-разыскной деятельности» Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. № 1203, заключения межведомственной комиссии по защите государственной тайны по данному вопросу не требуется.

При таких обстоятельствах, заключения Центральной экспертной комиссии ФСБ России от 20 мая 2002 г. №10/А-567 и от 28 августа 2003 г. №10/А-1844; экспертной комиссии ОШУ 6-й Службы ФСБ России от 06 августа 2010 г. N914/ОШУ/14617; экспертной комиссии УРАФ ФСБ России по работе с документами от 19 августа 2010 г. №10/А-4379, согласно которым приказы МГБ СССР от 5 ноябри 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. рассекречиванию не подлежат как содержащие сведения, составляющие государственную тайну, являются законными и обоснованными. Тот факт, что сведения, содержащиеся в приказах МГБ СССР от 5 ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. действительно содержат государственную тайну, подтвержден ответом межведомственной комиссии по защите государственной тайны от 21 декабря 2010 г. №240/4/753 дсп.

Утверждение Петрова Н.В., что сведения, содержащиеся в приказах МГБ СССР от 5 ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. не содержат государственной тайны, является мнением заявителя, основанном на неправильном толковании норм федерального законодательства.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что оспариваемые заявителем заключения экспертных комиссий приняты в соответствии с действовавшим и действующим законодательством, в рамках предоставленных полномочий, с соблюдением установленным законом порядка, прав и свобод заявителя не нарушает, в связи с чем в удовлетворении требований Петрова Н.В. следует отказать.

На основании изложенного ст. ст.5,7, 9-10, 13-15 Закона РФ от 21.07.1993 3Ч 5485-1 «О государственной тайне» и руководствуясь ст.ст. 254 -258, 193-199 ГПК РФ,

Решил:

В удовлетворении заявления Петрова Никиты Васильевича об оспаривании заключений экспертных комиссий ФСБ России о необоснованном отнесении сведений, содержащихся в приказах МГБ СССР от 5 ноября 1946 г., 25 марта 1949 г., 1 июля 1950 г. к государственной тайне, и их рассекречивании отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме через Московский городской суд.