Дело по иску Мачневой М.М. об оспаривании отказа Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу в предоставлении сведений о проведенных проверках по заявлению гражданина (досье №1001)

Краткое изложение материалов дела

Гражданином оспаривался в судебном порядке отказ Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу в предоставлении сведений о проведенных проверках по обращениям гражданина — на основании отнесения данной информации к сведениям конфиденциального характера.

Обстоятельства дела

В августе 2008 года Мачнева М.М. обратилась в Управление Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу УФССП по Санкт-Петербургу (далее — УФССП по Санкт-Петербургу) с просьбой провести проверку в отношении судебных приставов, которые ранее составили протокол об административном правонарушении в отношении самого гражданина.

Обращение было рассмотрено заместителем начальника отдела ОУПДС (организации обеспечения установленного порядка деятельности судов). В полученном от заместителя начальника ответе сообщалось, что по указанным сведениям действительно была проведена проверка. В ходе данной проверки установлено, что в августе 2008 года в здании суда по распоряжению мирового судьи судебные приставы составили в отношении гражданина протокол об административном правонарушении по п. 1 ст. 17.3 «Неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий нарушающих установленные в суде правила». В результате проверки один из судебных приставов был отстранен от занимаемой должности, а с другими была проведена разъяснительная работа (указано на недопущение ими впредь подобных инцидентов).

На протяжении 2009 года, гражданин вновь обращался к руководителю Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации (далее — ФССП РФ) с просьбой предоставить подробные материалы проверки по указанному выше инциденту. Ответы так и не были получены, в связи с чем, в октябре 2009 года гражданин письменно обратился к руководителю УФССП по г. Санкт-Петербургу с просьбой ознакомить его с материалами проверок по всем его обращениям в адрес руководителя ФССП РФ.

Последнее обращение было зарегистрировано и рассмотрено начальником отдела организации исполнительного производства, который в своих ответах сообщил, что «в соответствии с п. 3.3 «Положения о порядке организации и проведения служебных проверок в Федеральной службе судебных приставов», утвержденного приказом ФССП России от 13.06.2007 № 282, члены комиссии, проводящие служебные проверки, обязаны обеспечить сохранность и конфиденциальность материалов служебной проверки, а также не разглашать сведения о ее результатах. Таким образом, предоставить сведения и материалы служебной проверки не предоставляется возможным».

Получив отказ, гражданин обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с заявлением, в котором просил признать незаконным отказ УФССП по Санкт-Петербургу в предоставлении сведений о проведенных проверках.

Требования заявителя были основаны на том, что данный отказ противоречит нормам, закрепленным в Конституции РФ (статьям 24, 29, 55, — последняя, в свою очередь, устанавливает возможность ограничения прав гражданина только федеральными законами), принципам и нормам, закрепленным в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Гражданином была особо отмечена неправомерность использования приказа ФССП России без связи с федеральным законодательством.

В ходе рассмотрения дела по существу представители УФССП по Санкт- Петербургу говорили о том, что данные проверки содержат персональные данные сотрудников, которые не допустимо разглашать третьим лицам.

5 октября 2010 года Невский районный суд Санкт-Петербурга, рассмотрев заявление гражданина, вынес решение в удовлетворении его требований.

Мотивировка суда

В своем решении суд руководствовался как статьями 24, 29, 55 Конституции РФ, так и толкованием Постановления Конституционного суда РФ от 18 февраля 200 года № 3-П по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре» в связи с жалобой гражданина Б. А. Кехмана» о том, что не допускается ограничение прав и свобод в сфере получения информации, в частности права свободно, любым законным способом искать и получать информацию, а также права знакомиться с собираемыми органами государственной власти и их должностными лицами сведениями, документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, если иное не предусмотрено федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Исходя из этого, на органы прокуратуры, как и на все другие органы государственной власти распространяется требование Конституции РФ о соблюдении прав и свобод человека и гражданина, в частности в сфере получения информации.

Суд в своем решении указал также на свое несогласие с доводом заинтересованного лица о том, что при ознакомлении с подобными материалами проверок по обращениям гражданина, последнему станут известны персональные данные сотрудников УФССП РФ по Санкт-Петербургу. Во-первых, соответствующих доказательств не было представлено, во-вторых, исходя из того, что у органа исполнительной власти имеются реальные возможности для обеспечения конфиденциальности персональных данных посредством обеспечения возможности ознакомления заявителя лишь с самими объяснениями обстоятельств произошедшего, а не с установочными данными опрошенного лица.

Заинтересованным лицом была подана кассационная жалоба на данное решение, но Санкт-Петербургский городской суд 19 апреля 2011 года оставил ее без удовлетворения, а решение без изменений.

Комментарий юриста

Следует отметить, что судом первой инстанции были верно применены как нормы Конституции РФ, на которых были сделаны соответствующие доводы суда, так и нормы Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», так и практика Конституционного суда РФ, по аналогичному спору, на которую были сделаны верные отсылки. Суд справедливо исходил из того, что бремя доказывания в подобных делах несет заинтересованное лицо, вследствие чего именно его представители должны были представить суду убедительные доказательства законности отказа в ознакомлении с материалами проверок по обращению гражданина, чего сделано не было.

Таким образом, суд признал незаконным отнесение к информации «ограниченного доступа» материалов служебных проверок, которые зачастую проводятся государственными органами по заявлениям граждан, и о которых впоследствии гражданин не может получить полную информацию.