Дело по иску гражданина Николая Дергунова к ООО « СТВ-7», журналистам Александру Зыкову, Татьяне Мещеряковой о защите чести, достоинства, взыскании морального вреда (досье №305)

Краткое изложение материалов дела

В новостной программе телекомпании был показан репортаж с упоминанием должностного лица, который улучшил свои жилищные условия с помощью организации, где он работал. Истец посчитал эту информацию для себя порочащей и подал в суд на телекомпанию и авторов сюжета.

Обстоятельства дела

Дергунов Н.А. обратился в суд, указывая, что в программе « Новости» телекомпании «СТВ-7» от 12-13 февраля 2002 года были обнародованы сведения. Которые не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство, а именно:

«еще проще решил жилищный вопрос главный инженер предприятия Николай Дергунов. Он ничего не переделывал, а построил новый дом в селе Ленино, по словам Мещеряковой не без помощи УЖКХ. Покупка и строительство жилья — это не единственное нарушение руководства организации.»,

«после посещения Коробейникова и Глебова она (Мещерякова Т.Б.)пришла к выводу о том, что деятельность нашей администрации ими просто поощрялась.».

Истец просил суд обязать ответчиков опровергнуть указанные выше сведения и взыскать компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб.

Ответчики настаивали на том, что прозвучавшие в программе сведения соответствуют действительности и не порочат истца. Кроме этого, сама программа представляет собой мнение ее авторов в отношении ситуации, происходящей вокруг УЖКХ-3.

17 апреля 2002 года суд вынес решение, которым обязал ООО «СТВ-7» опровергнуть один из двух оспариваемых фрагментов, а также взыскать компенсацию морального вреда с ООО «СТВ-7», Зыкова и Мещеряковой в размере 1 000, 400 и 200 рублей соответственно. 19 июня 2002 года суд кассационной инстанции решение отменил и вынес новое, которым отказал истцу в удовлетворении его требований. 4 октября 2002 года суд, рассмотрев данное дело в надзорной инстанции, решил первоначальное решение оставить в силе, отменив лишь данное решение в части опровержения некоторых сведений.

Мотивировка суда

Анализируя спорные сведения, суд пришел к выводу, что они некоторые из них носят порочащий для чести и достоинства истца характер и являются недостоверными, поскольку ответчиками не доказано обратное:

«Суд считает, что высказывание о том, что Дергунов «построил новый дом 1 селе Ленино, по словам Мещеряковой, не без помощи УЖКХ. Покупка и строительство жилья — это не единственное нарушение руководства организации» является утверждением, умоляет честь и достоинство истца как гражданина, поскольку содержит конкретную информацию о совершении истцом не честного поступка, действий, связанных с нарушением действующего законодательства, со злоупотреблением служебным положением. Суд считает, что данные сведения были распространены ответчиками и порочат честь и достоинство истца гражданина.

Утверждение представителей ответчика СТВ-7 о том, что указанное выше высказывание является мнением корреспондента и Мещеряковой Т.Б., фразах «покупка и строительство жилья — это не единственное нарушение руководства организации» относится к начальнику УЖКХ Шкуркину, а не к истцу, суд, считает необоснованным. Из предшествующего высказыванию текста усматривается, что речь идет о руководстве УЖКХ в лице его начальника Шкуркина и главный инспектор Дергунов, и слова «покупка и строительство жилья — это не единственное нарушение руководства организации» является выводом, сделанным из предшествующей информации. Причем данный вывод сделан в утвердительной форме, поскольку не содержит никаких словесных оборотов, показывающих, что это чье -либо мнение или предположение».

В отношении остальных сведений суд отметил, что они не могут быть опровергнуты, поскольку являются суждениями авторов:

«Высказывание в телепередаче Мещеряковой Т. О том, что «после посещения Коробейникова и Глебова я пришла к выводу о том, что деятельность нашей администрации ими просто поощрялась», суд не может признать сведениями порочащими честь и достоинство истца, поскольку в нем не содержится утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов, в нем не идет речи конкретно об истце. В данном высказывании ответчица Мещерякова Т. высказывает свою точку зрения, делает свой вывод, а не говорит о каком-либо конкретном факте в отношении истца.

Суд считает, что данное высказывание не является утверждением, в котором имеются сведения, порочащие честь и достоинство истца, а поэтому исковые требования Дергунова Н. А. в этой части не могут быть удовлетворены».

Решая вопрос о возможности и размере взыскиваемого морального вреда, суд указал следующее:

«Подлежат удовлетворению и требования истца о взыскании компенсации морального вреда, поскольку истец терпел нравственные страдания от распространения порочащих его сведений. Учитывая степень и глубину нравственных страдании, степень распространения недостоверных сведений, неоднократность трансляции данной передачи, характер и содержание распространенных сведении, а, также принимая во внимание должность, которую занимает истец, адекватной суммой компенсации морального вреда будет сумма 1600 руб.».

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции. Суд указал, что оспариваемые истцом сведения не могут быть отнесены к числу порочащих его честь и достоинство:

«Само по себе сообщение в передаче о строительстве истцом жилого дома никоим образом не умаляет его чести и достоинства и не может умалять, так как строительство жилья разрешено гражданским законодательством и сообщение об этом факте нельзя признать порочащим.

Нельзя отнести к порочащим сведениям и фразу» по словам Мещеряковой, не без помощи УЖКХ, с одной стороны», ответчики высказывают свое мнение об этом строительстве, а, с другой стороны, действующее законодательство не содержит запрета на оказание организацией помощи своим работникам в строительстве жилья, сведений же о том, что имело место злоупотребление со стороны истца при строительстве дома, либо иных негативных его действиях в ходе строительства в данном тексте нет, а потому и в этой части утверждение суда о том, что это умаляет честь и достоинство Дергунова Н. А. не состоятельно. Гражданско-правовая ответственность наступает лишь за сообщенные сведения, но не за то, что подразумевалось под сообщением, что судом первой инстанции не было учтено».

Суд также отметил, что ряд сведений не относится к истцу, а, следовательно, и не может быть опровергнут:

«Судебная коллегия не может согласиться и с тем, что в предложении «Покупка и строительство жилья — это не единственное нарушение руководства организации» имеются сведения, порочащего характера в отношении истца, так как — в этом предложении истец вообще не указан».

Суд надзорной инстанции частично согласился с решением суд кассационной инстанции, отметив при этом, что в отношении истца ответчиками были распространены порочащие сведения, а не мнения и суждения авторов. Кроме этого суд указал на неверность выводов касаемо относимости спорных сведений к истцу:

«Отменяя решение суда, коллегия, согласившись с доводами ответчика, исходила из того, что в отношении истца не были распространены порочащие его сведения, а была лишь высказана оценка его поведения, а кроме того, сообщенные о нем сведения не носили порочащего характера.

Эти выводы коллегии верны в отношении сведений о том, что истец решил свой жилищный вопрос, ничего не переделывая, а построив новый дом,

Действительно, сами по себе сведения о решении жилищного вопроса путем строительства дома нельзя признать порочащими.

Однако, как видно из записи текста передачи, в отношении истца утверждалось со слов Мещеряковой, что он построил новый дом не без помощи УЖКХ и что покупка и строительство жилья — не единственное нарушение руководства организации.

Таким образом, в отношение истца сообщалось о том, что он построил дом не без помощи организации и при этом утверждалось, что это не единственное нарушение со стороны руководства организации. При этом никакой оценки самому факту строительства дома с помощью организации это сообщение не содержало, как и сообщение о том, что такое строительство — не единственное нарушение со стороны руководства организации, в которое входит и истец как главный инженер.

Поэтому вывод судебной коллегии о том, что имела место оценка действий истца, а не сообщение о фактах, нельзя признать обоснованным.

Нельзя согласиться с утверждением коллегии и о том, что в отношении истца не распространялись порочащие его сведения.

Делая такой вывод, коллегия не обратила внимания, что ответчиками утверждалось, будто строительство дома с помощью организации является еще одним нарушением со стороны руководства этой организации. Общеизвестен тот факт, что главный инженер по своему должностному положению входит в руководство организации».

В итоге суд пришел к выводу, что некоторые из оспариваемых сведений, не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство истца.