Дело по иску Администрации г. Екатеринбурга к председателю общественной организации Сергею Беляеву, ЗАО Информационное Агентство «Регион-Информ», Редакции «Областной газеты» о защите деловой репутации, опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений (досье №666)

Краткое изложение материалов дела

В настоящем деле истцом выступала Администрация города Екатеринбурга, а ответчиком председатель Общественной организации «Сутяжник» Беляев С. И., который в своем интервью выступил с резкой критикой в адрес первой. Суд признал часть его высказываний недостоверными и порочащими, но в целом оценил их как субъективные суждения.

Обстоятельства дела

Президент Общественной организации «Сутяжник» Беляеву С. И. дал интервью, которое было размещено на сайте Информационного-аналитического агентства «Регион-Информ» 26.11.2002 г. и опубликовано в «Областной газете» (N 245 (2220) от 28.11.2002 г.) под заголовком «В Екатеринбурге твориться сплошной беспредел». В нем С. И. приводил примеры действий и решений Администрации города, приводящих к нарушению закона и прав жителей города.

Администрация города Екатеринбурга, полагая содержащиеся в интервью сведения оскорбительными и наносящими вред своей деловой репутации, обратилась в суд с иском, в котором просила опровергнуть сказанное Беляевым С. И. и выплатить компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

Ответчик Беляев С. И. ссылался на то, что информация, содержащаяся в интервью, носит достоверный характер и построена на реальных фактах. Все остальные суждения, указанные в интервью в иске носят характер идей, мнений, оценочных суждений. Цель интервью — привлечь внимание общественности к общественно значимым проблемам, которые могут быть отнесены к обсуждению, которое предполагает прямое или косвенное участие граждан в процессе принятия решений в демократическом обществе.

1 июня 2004 года суд вынес решение, которым требование Администрации города Екатеринбурга удовлетворил частично, обязав ответчиков опубликовать опровержение оспариваемых сведений, а ответчика Беляева также выплатить в пользу Администрации города 5 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

Мотивировка суда

Суд признал, что ряд высказываний ответчика Беляева С. И. в своем интервью касался сведений, которые следует признать не соответствующими действительности, поскольку ответчиками не были представлены доказательства обратного.

В целом же, по мнению суда, высказывания носили оценочный характер и представляли собой мнения, суждения ответчика о недобросовестной работе Администрации города:

«Что касается остальных высказываний Беляева С. И., суд считает необходимым согласиться с доводом ответчиков, что они имеют характер оценочных суждений. Порочащими принято понимать такие сведения, которые умаляют честь достоинство гражданина (деловую репутацию юридического лица), подрывают его репутацию в обществе с точки зрения соблюдения закона, правил общежития и принципов общечеловеческой морали.

Эти сведения должны касаться фактов, но не представлять собой оценочных суждений.

Разногласия в мнениях истца и ответчика Беляева С. И. по оценке своих поступков и поступков иных лиц не подпадает под понятие «распространение порочащих (т.е. не соответствующих действительности) сведений».

Что же касается высказываний автора с критикой деятельности Администрации по управлению городским хозяйством, и неудовлетворительной, с его точки зрения, работе истца в области управления городским хозяйством, муниципальных предприятий, то эти заявления сделаны в субъективной форме, и являются личным мнением автора.

Так, например, он считает, что в Екатеринбурге имеет место массовое нарушение прав граждан. Указанная фраза не содержит указания на Администрацию, т.к., по мнению Беляева С. И., права нарушаются в самых разных сферах жизни города.

При этом Беляев высказывает свое мнение о нормотворчестве в городской, Думе и мэрии, об отсутствии прав, полномочий и инициативы у представительного органа, а также, по его мнению, мэрия на муниципальных . предприятиях «систематически душит проявления свободомыслия и инициативы по защите прав работников».

Данное мнение не может быть ни опровергнуто, ни подтверждено, поскольку носит субъективный характер.

Высказывания такого рода не носят оскорбительного характера, следовательно, не образуют состава ни уголовно-наказуемого деяния и не влекут ответственности в рамках гражданских правоотношений.

<…>

Предположение, что оценка при любых обстоятельствах должна быть только положительной, является незаконным и необоснованным.

В компетенцию суда не входит возложение на ответчика обязанности отказаться от своего личного убеждения, если это касается не порочащих сведений, а мнения по тому или иному вопросу.

В данном случае, суд согласен с доводом ответчиков, что поскольку идеи, мнения, оценки не могут быть опровергнуты по решению суда как не соответствующие действительности, они оспариваются в порядке полемики, то есть ответа (реплики, комментария) в том же средстве массовой информации, как это предусмотрено ст. 46 Закона о СМИ».

Также суд особо указал, что критики в адрес публичных фигур, в том числе муниципальных органов, может быть гораздо шире, нежели в адрес частных лиц, поскольку это обосновано общественными интересами граждан города в получении столь важной информации:

«Администрация города Екатеринбурга как исполнительно-распорядительный орган местного самоуправления, осуществляя, как это предусмотрено Уставом города (ст.20 Устава), все организационно-распорядительные полномочия по предметам ведения города Екатеринбурга, и будучи подотчетной населению города, должна быть готова к тому, что ее деятельность является предметом пристального внимания как граждан, так и политических оппонентов, и оценка деятельности может быть как положительной, так и отрицательной. Высказывание критических замечаний в адрес политиков, государственных служащих, ставящее своей целью вынесение на широкое обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес, в том числе излагаемых в эмоционально-окрашенной форме, направленное на привлечение внимания к обсуждаемым вопросам, в отношении публичных людей шире, чем в отношении частного-лица, если находится в пределах допустимой критики.

Различная оценка деятельности такого органа власти обоснована в целях защиты общественных интересов, так как граждане города имеют право обладать возможностью на получение различной информации, с тем, чтобы сформировать свое мнение».

Относительно компенсации морального вреда, суд посчитал правомерным освободить редакции СМИ от ответственности в этой части, возложив обязанность по компенсации морального вреда целиком на ответчика Беляева С. И.:

«В соответствии со ст. 57 п.п. 4 и 5 Закона РФ «О средствах массовой информации» редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство, если сведения содержатся в текстах, не подлежащих редактированию.

Таким образом, в данном случае отсутствуют правовые основания для взыскания сумм со СМИ».

Суд не согласился с доводами ответчиков, что моральный вред не может быть взыскан юридическому лицу и обосновал право Администрации города требовать компенсации морального вреда следующим образом:

«Между тем, ответчиками высказаны возражения на то, что в иске заявлено требования о компенсации морального вреда в пользу юридического лица, т.к., по мнению ответчиков, в соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания. В силу свое правовой природы юридическое лицо не может нести ни нравственных, ни физических страданий, и поэтому не вправе требовать компенсации морального вреда.

Представителем Беляева СИ. заявлен и такой довод, что согласно ст. ст. 124, 125 ГК РФ в гражданском обороте государственные и муниципальные органы действуют от имени и в интересах государственных или муниципальных образований, признаваемых самостоятельными субъектами гражданского оборота, отличными от юридических лиц. Между тем, статья 1ГК РФ предусматривает возможность защиты деловой репутации только граждан и юридических лиц, каковым администрация города не является. Кроме того, исходя из общих начал гражданского законодательства, под «деловой репутацией» следует понимать сложившееся мнение о лице как участнике коммерческого оборота, каковым администрация города Екатеринбурга, не является.

Данными доводами ответчика суд согласиться не может, поскольку Администрация города Екатеринбурга, как исполнительно-распорядительный орган местного самоуправления, осуществляет все организационно-распорядительные полномочия, исполняет бюджет, о чем говорил в своем интервью и ответчик Беляев СИ., обеспечивает выполнение и программ социально-экономического развития города, распоряжается средствами Муниципального целевого бюджетного фонда и т.д. (ст. 20 Устава Муниципального образования «Город Екатеринбург»).

Суд полагает, что в данном случае представитель ответчика Беляева С. И. необоснованно сослался на ст. ст. 124, 125 ГК РФ, поскольку Администрация города не является муниципальным образованием.

В п. 9 ст. 20 Устава непосредственно указано, что Администрация города является юридическим лицом.

Согласно п. 7 ст. 152 ГК РФ правила ст.152 ГК РФ применяются к защите деловой репутации юридических, лиц.

Исходя из вышеизложенного, суд полагает, что недостоверные высказывания Беляева С.И. касались деловой репутации администрации города Екатеринбурга по соблюдению бюджета и финансовой дисциплины, по взаимодействию с муниципальными предприятиями и т.д., имеются основания для применения ст. 152 ГК РФ в части компенсации морального вреда».

В итоге суд пришел к выводу, что часть распространенных ответчиками сведений представляет собой не соответствующие действительности сведения, а часть – личные суждения и мнения их автора.