Дело по иску ИП Леонида Возмищева к директору Александру Лаптеву, ООО «Уканское» о защите деловой репутации и компенсации морального вреда (досье №489)

Краткое изложение материалов дела

Генеральным директором ООО «Уканское» Лаптевым А.В. в разные инстанции была направлена жалоба на действия конкурсного управляющего СПК «Новая жизнь» Ярского района Удмуртской Республики Возмищева Л.Л. в ходе конкурсного производства. Анализируя заявленные требования, суд решил, что направление жалобы не являлось распространением сведений, а представляло собой реализацию ответчиками их конституционного права на обращение в государственные органы.

Обстоятельства дела

9 апреля 2007 года генеральным директором ООО «Уканское» Лаптевым А.В. от имени общества Президенту Удмуртской Республики, Главному Федеральному инспектору, Прокуратуру Удмуртской Республики, председателю Арбитражного суда Удмуртской Республики, председателю Верховного суда Удмуртской Республики была направлена жалоба на действия конкурсного управляющего СПК «Новая жизнь» Ярского района Удмуртской Республики Возмищева Л.Л. в ходе конкурсного производства.

Возмищев Л. Л. обратился в суд, считая, что сведения, содержащиеся в жалобе ООО «Уканское», не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию как индивидуального предпринимателя и арбитражного управляющего. Истец просил суд обязать ответчиков опровергнуть спорные сведения путем направления в вышеуказанные органы писем от имени ООО «Уканское» за подписью Лаптева А.В. о распространении недостоверных сведений. Истец также просил компенсировать причиненный ему моральный вред в сумме 100 000 руб.

Ответчики настаивали на том, что направление жалобы в компетентные органы не может расцениваться как распространения недостоверных и порочащих сведений. В части исковых требований о компенсации морального вреда ответчики ссылались на тот факт, что возмещение морального вреда индивидуальным предпринимателям не предусмотрено законом.

15 января 2008 года суд вынес решение, которым отказал истцу в удовлетворении его требований.

Мотивировка суда

Суд особо отметил важность установления баланса между правом на защиту репутации и другими конституционными правами:

«В то же время в п. 1 Постановления указано, что суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами, в том числе правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, установленного ст. 33 Конституции Российской Федерации».

Анализируя заявленные требования, суд решил, что направление жалобы не являлось распространением сведений, а представляло собой реализацию ответчиками их конституционного права на обращение в государственные органы:

«Как следует из п. 10 Постановления судам необходимо иметь в виду, что само по себе обращение гражданина в государственные органы с заявлением, в котором он приводит те или иные сведения, не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (п.п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).

Истцом доказательства обращения Лаптева А.В. в государственные органы без каких-либо оснований с намерением причинить вред другому лицу и злоупотребить своим правом в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлены».

В итоге суд пришел к выводу, что не было самого факта распространения недостоверных и порочащих деловую репутацию истца сведений.