Дело по иску ЗАО «Предприятие промышленного железнодорожного транспорта» к ЗАО «Строительное управление — 822» о защите деловой репутации (досье №517)

Краткое изложение материалов дела

В адрес руководителя Федеральной Антимонопольной Службы, Главы администрации городского округа было направлено письмо без номера и даты, в котором сообщалось о том, что одна из организаций злоупотребляет своим положением так как является монополистом в регионе. На основании указанного письма, администрация городского округа обратилась в органы прокуратуры для проведения проверки. Указанный монополист, считая указанные в письме сведения не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию, обратилоя в суд. Суд первой инстанции удовлетвоорил иск. Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции, указал, что содержащиеся в письме сведения не носят порочащий характер, поскольку являются оценочными суждениями лиц, подписавших жалобу.

Обстоятельства дела

В адрес руководителя Федеральной Антимонопольной Службы по Республике Башкортостан, Главы администрации городского округа г. Нефтекамск было направлено письмо без номера и даты, подписанное несколькими организациями, в том числе и ЗАО «Строительное управление — 822», в котором сообщалось о том, что:

«… ЗАО ППЖТ г. Нефтекамска злоупотребляет своим положением как единственного перевозчика грузов по железной дороге…»;

«…руководство ЗАО ППЖТ поставило грузополучателей в крайне невыгодное положение, увеличив … тариф на подачу — уборку вагонов в одностороннем порядке.»;

«…Необоснованность завышения тарифов состоит в том, что примерные тарифы нигде законом не установлены, экономически не рассчитаны, нет базы соответствующих данных и расчетов…»

и некоторые другие сведения.

На основании указанного письма, администрация городского округа г. Нефтекамск обратилась в органы прокуратуры для проведения проверки правильности формирования тарифов в ЗАО «ППЖТ».

ЗАО «Промжелдортранс», считая указанные в письме сведения не соответствующими действительности и порочащими его деловую репутацию, обратилось в суд, с требованием об опровержении спорных сведений и взыскании нематериального вреда в размере 300 000 рублей.

Ответчик факт подписания и направления письма не отрицал, но указывал, что не являлся инициатором жалобы в отношении истца.

28 сентября 2006 года суд вынес решение, которым требования истца удовлетворил частично, обязав ответчика опровергнуть некоторые из оспариваемых сведений.

30 ноября 2006 года суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу ЗАО «Строительное управление — 822», вынес новое решение, которым отказал истцу в удовлетворении его требований.

Мотивировка суда

Суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемые из письма сведения не соответствуют действительности и носят порочащий для деловой репутации истца характер.

«Анализ содержательно-смысловой направленности текста письма позволяет суду согласиться с утверждением истца о том, что сведения, содержащиеся в письме, носят негативный для него характер, оказывают влияние на хозяйственную деятельность предприятия, формирует мнение окружающих о том, что истец является недобросовестным партнером.

Таким образом, судом установлено, что сведения, содержащиеся в письме без номера и даты направленном ответчиком в адрес главы Администрации городского округа г. Нефтекамск, являются порочащими, несоответствующими действительности».

При этом суд счел требования о возмещении нематериального вреда необоснованными:

«Определение компенсации морального вреда отнесена к прерогативе суда, что закреплено в ст. 151 Гражданского кодекса РФ. При определении обоснованности взыскания компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, когда вина является основанием возмещения вреда (ст. 1101 Гражданского кодекса РФ), а также иные обстоятельства. Учитывая характер и содержание письма, явившегося основанием для обращения в суд, а также степень распространения недостоверных сведений, суд пришел к выводу о том, что требование о возмещении нематериального вреда в размере 300 000 руб. удовлетворению не подлежит».

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с выводами суда первой инстанции, указал, что содержащиеся в письме сведения не носят порочащий характер, поскольку являются оценочными суждениями, мнением лиц, подписавших жалобу.

«Вместе с тем, апелляционная инстанция считает, что вышеназванное обстоятельство (указание об увеличении тарифа в одностороннем порядке), а также отраженные в обращении оспариваемые фразы о том, что цены на свои услуги истец поднял «до небес» и установленные им тарифы «самые большие в Уральском регионе…» являются по своей сути оценочными суждениями семи руководителей вышеуказанных организаций и поскольку они являются их субъективным мнением, в том числе ответчика, они не могут быть расценены как умаляющие деловую репутацию истца, так как таковыми они по своей сути не являются. Указанные оспариваемые фразы не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства, его недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении им деловой этики или обычаев делового оборота.

Доказательств наступления у истца негативных последствий, в связи с обращением руководителей семи организаций в защиту своих интересов в контролирующие органы с отражением в письме вышеназванных оценочных суждений, истец суду не представил и такие доказательства в материалах дела отсутствуют».

Также суд отметил, что обращение с оспариваемым письмом в Федеральную антимонопольную службу и Администрацию нельзя признать распространением информации:

«Кроме того, апелляционная инстанция считает, что обращение руководителей семи организаций, в том числе ответчика, в вышеназванные контролирующие органы, а не неограниченному кругу лиц, осуществлено в целях защиты своих прав и интересов, и оно, в связи с этим, не может быть расценено в качестве элементов распространения информации.

Указанное обращение не публиковалось и никем не распространялось, а по нему Федеральной антимонопольной службой в лице Управления по Республике Башкортостан была проведена проверка и лицам, обратившимся с указанным письмом, по результатам проверки был дан ответ (л.д.36)».

В итоге суд пришел к выводу, что истцом не был доказан факт распространения сведений и порочащий характер этих сведений.