Дело по иску ИП Натальи Гордиенко к журналисту Татьяне Камалетдиновой , ООО «Телестудия «БСТ-Нефтекамск» о защите чести, достоинства и деловой репутации (досье №516)

Краткое изложение материалов дела

Индивидуальный предприниматель обратилась в суд с иском на журналиста и телекомпанию, которые в своем новостном блоке сообщили о причастности ИП к совершению преступлений. Предприниматель обратилась в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Суд, рассмотрев материалы дела, пришел к выводу, что сведения в новостном блоке носят субъективное мнение журналиста, поэтому требования истца не обоснованы и удовлетворению не подлежат.

Обстоятельства дела

13 и 14 февраля 2007 г. в 20 час. 30 мин. в новостном блоке на телеканале «БСТ-Нефтекамск» был показан репортаж о деятельности индивидуального предпринимателя Гордиенко Натальи Олеговны. В репортаже содержались интервью с жителями второго подъезда дома № … по ул. … г. Нефтекамска, в которых высказывались претензии и критика в адрес клиентов агентства Гостиный двор. Одна из жительниц — Камалетдинова сказала в интервью следующее:

«В нашем подъезде были совершены несколько краж, и я считаю, что это тоже благодаря вот этой вот квартире. Здесь даже, я думаю, преступный какой то мир, может, просто, вот так здесь, ну по наводке, у кого, что есть и как можно…».

Гордиенко Н. О., считая указанные сведения не соответствующими действительности порочащими ее честь, достоинство и деловую репутацию, обратилась в суд. Истица просила суд признать недействительными сведения о причастности ИП Гордиенко к совершению преступлений и обязать ответчиков опровергнуть указанные сведения и принести публичные извинения в новостном блоке телеканала «БСТ-Нефтекамск» с трансляцией не менее двух раз. Также истица просила суд взыскать в ее пользу 750 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

30 августа 2007 года суд вынес решение, которым отказал истице в удовлетворении ее требований.

Мотивировка суда

Анализируя содержание спорного фрагмента интервью, суд указал, что в нем не содержится утверждений о фактах, а оценочные суждения не могут быть опровергнуты в рамках иска о диффамации:

«Суд пришел к выводу, что в данном репортаже не содержится сведений об истце в форме утверждений о фактах, а приводится субъективное мнение ответчика Камалетдиновой Т.В.».

Также суд отметил, что спорные сведения не относятся непосредственно к истице и восприняты ее неверно:

«Кроме того, действительно 19 декабря 2003 г. в квартире Камалетдиновой Т.В. произошла кража, что подтверждается приговором Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 05.10.2004 г. Анализ содержания публикации также позволяет суду сделать вывод, о том, что сведения, содержащиеся в интервью, данном Камалетдиновой Т.В. адресованы ответчиком не истцу — ИП Гордиенко Н.О., а ее клиентам, которые посещают и могут посещать ИП Гордиенко Н.О.».

Решая вопрос о возможности компенсации морального вреда, суд указал следующее:

«Компенсацию вреда деловой репутации предприниматель Гордиенко Н.О. оценила в 750 000 руб. Частью 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Истец не указал, какое право его как предпринимателя было нарушено ответчиком, не представил суду доказательств причинения истцу убытков распространением упомянутого интервью Камалетдиновой Т.В.».

В итоге суд пришел к выводу, что распространенные ответчиками сведения нельзя отнести к категории недостоверных и порочащих деловую репутацию истца.