Дело по иску депутата Максима Серебренникова к депутату Антону Бакову о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда (досье №167)

Краткое изложение материалов дела

Истец подал иск к Бакову А.А. о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя опровержения сведений о том, что он состоит в организованном преступном сообществе и компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей в связи с тем. что последний распространил недостоверные сведения в рамках предвыборной агитации.

Обстоятельства дела

5 сентября 2003 года Баков А.А. в эфире ООО «Телекомпания «Четвертый канал» в программе «Стенд» распространил следующую информацию:

«Организованное преступное сообщество «Уралмаш» в лице господ Хабарова, Куковякина, Серебренников, Альшевских и так далее Р. сегодня фактически двигает во власть Свердловской области»

12 сентября 2003 года Баков А.А. в эфире ОАО «Областное телевидение» в программе «Выборы 2003» сообщил, что

«С организованным преступным сообществом «Уралмаш», главарей которого, Хабарова, Куковякина, Серебренникова»,

В этот же день в программе «Диалог» ЗАО «Телекомпания «АСВ-Престиж» в прямом эфире он озвучил следующие сведения:

«Когда одни и те же люди являются и депутатами, и я называю этих людей: Хабарова, Куковякина, Альшевских, Серебренникова, и в то же время они являются бандитами, членами организованного преступного сообщества «Уралмаш»,

Также 12 сентября в прямом радиоэфире ФГУП «Свердловская государственная телевизионная и радиовещательная компания — Радио Урала» в программе «Утренняя волна» Баков А.А. указал:

«С организованной преступностью, с Уралмашем, я назвал имена Хабарова, Куковякина, Альшевских, Серебренникова, то есть тех людей, которые, оставаясь членами ОПС, умудрились стать депутатами».

Указанные заявления были сделаны Баковым А.А. в рамках предвыборной агитации.

Серебренников М.П. подал к Бакову А.А. иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя опровержения сведений о том, что он состоит в организованном преступном сообществе и компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей. Он указывал, что в распространенные сведения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, так как сообщают о нарушении им законодательства и моральных принципов.

Ответчик Баков А.А. иск не признал, считая, что распространенные сведения не позволяют идентифицировать истца, так как в эфире его имя и отчество не названы, а в Свердловской области есть еще один депутат с фамилией С. Он считает, что сведения, оспариваемые истцом, не являются порочащими.

20 ноября 2003 года суд частично удовлетворил иск.

Мотивировка суда

Суд применил по делу статьи 150, 152 ГК РФ как правовое основание для защиты чести, достоинства и деловой репутации, статьи 29 Конституции РФ, которая гарантирует свободу слова.

Суд процитировал в решении статью 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый имеет право на свободу выражения своего мнения

Суд сослался на решения Европейского суда по делам Хэндисайд против Соединённого Королевства, Лингенс против Австрии, Обершлик против Австрии:

«Ст.10 Конвенции защищает не только «информацию или идеи, которые принимаются благожелательно или расцениваются как безвредные или принимаются с безразличием, но и те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство со стороны государства или какой-либо части населения. Это — требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не существует демократического общества»,

Суд также указал на принцип, выработанный Европейским судом, согласно которому необходимо разграничивать утверждения о фактах и оценочные суждения, так как последние не могут быть проверены на соответствие действительности.

Суд в решении также руководствовался определением Конституционного суда РФ по жалобе Козырева А.В., в котором Конституционный суд указал:

«…при рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и достоинства надлежит решать, укладываются ли рассматриваемые сведения в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду».

Суд определил, что для удовлетворения иска необходимо наличие следующих фактов:

«1) факт распространения сведений в отношении истца;

2) распространение в утвердительной форме, а не в форме оценочных суждений или выражения собственного мнения, которые не могут быть подтверждены доказательствами и опровергнуты по решению суда (ч.1 ст.10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

3) не соответствие их действительности (ложность);

4) порочащий характер сведений.»

Судом был установлен факт распространения опровергаемых сведений.

Суд отверг доводы ответчика о том, что в опровергаемых сведениях идет речь не об истце, а о некоем другом депутате Серебренникове, так как суду не было доказано

«… про какого именно ещё одного Серебренникова говорил Баков, в каком городе Свердловской области избран и работает этот предполагаемый депутат».

Таким образом, суд пришел к выводу, что сведения относятся к истцу:

«Утверждения о фактах или событиях или констатация фактов и событий распознаются в тексте по отсутствию в предложении маркированности специальными вводными конструкциями и наречиями, выражающими неуверенность, сомнение, или по наличию маркированности конструкциями, подчёркивающими достоверность сообщаемого (например, «Я утверждаю, что…» — как в выступлении Бакова А.А.). Выражение мнения распознаётся в тексте по наличию определённых слов и конструкций, указывающих на него (например, по моему мнению, я считаю, я полагаю). Если такие маркеры отсутствуют, то адресат текста (получатель информации) имеет дело с утверждением, а не мнением»

Суд признал, что оспариваемые фрагменты содержат утверждения о фактах, а не мнения.

установил факт распространения сведений в эфире телеканала «Студия 41» в интервью Бакова А.А.

Суд указал, что сведения являются порочащими, так как содержат утверждения

«…о совершении истцом преступлений, предусмотренных ст.ст.209-210 УК РФ, являются и утверждениями о нарушении С.М.П. указанных принципов служебного поведения государственного служащего.».

Так как истец не предоставил каких-либо доказательств противного, суд пришел к выводу, что сведения не соответствуют действительности.

Таким образом, суд удовлетворит иск в этой части и обязал ответчика опровергнуть сведения.

Суд презюмировал причинение морального вреда Серебренникова М.П. в результате распространения порочащих и не соответствующих действительности сведений. При определении размера морального вреда были учтены следующие обстоятельства:

«…степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства, а также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица».

Суд также отметил, что

«пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частных лиц. В отличие от последних первый должны проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов, всего общества, а также к действиям и словам своих оппонентов и соперников по политическим взглядам и убеждениям.»,

и, соответственно,

«…он [Серебренников М.П.] должен был воспринять обвинения, прозвучавшие в средствах массовой информации со стороны Бакова А.А., с гораздо меньшим для себя моральным и нравственным ущербом».

Суд обязал Бакова А.А. выплатить истцу 5 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.