Дело по иску предпринимателя Светланы Бессоновой к редакции газеты «Липецкие известия», журналистке Галине Ивановой о защите чести и достоинства, деловой репутации, о возмещении морального вреда (досье №285)

Краткое изложение материалов дела

В газете «Липецкие известия» была опубликована статья под названием «Заложники «крутого» депутата», в которой сообщалось о том, что «глава «зеленого мира» С.П. Бессонова, заключив договора на строительство жилья с … рядом …клиентов, получив от них деньги, просто напросто «кинула» своих заказчиков». Суд отметил, спорные сведения по большей части представляют собой мнение журналиста, ее оценку действий истицы.

Обстоятельства дела

В газете «Липецкие известия» (№2 (490) от 15.03.2000 года) была опубликована статья Ивановой Г. Е. под названием «Заложники «крутого» депутата». Бессонова С. П. обратилась в суд, указывая на то, что в статье были распространены сведения порочащие ее и не соответствующие действительности, а именно, о том, что:

«глава «зеленого мира» С.П. Бессонова, заключив договора на строительство жилья с Н.Н. Трикинеей, И.Г. Хариной, Н.А. Дугиной и рядом других клиентов, получив от них деньги, просто напросто «кинула» своих заказчиков»;

«прибалтийцев Светлана Павловна кинула дважды»;

«это мелкое жульничество, по мысли его авторов, должно было скрыть наличие свободного жилья, и стало быть еще раз «кинуть» настырных камчадалов»;

«Светлане Павловне не впервой таким образом кидать своих долевиков».

Истица просила суд обязать ответчиков опровергнуть спорные сведения и взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда, так как вышеуказанные выражения оскорбляют ее и причиняют нравственные страдания, в размере 5000 рублей с автора.

Автор статьи Иванова Г. Е. настаивала на том, что опубликованные сведения соответствуют действительности. Кроме того, при написании статьи она использовала свое право журналиста на выражение своего мнения в отношении событий и героев публикации.

21 декабря 2000 года суд вынес решение, которым обязал редакцию газеты и журналиста Иванову выплатить ей компенсацию морального вреда в размере 300 и 200 рублей соответственно. В части опровержения сведения истице было отказано. 5 марта 2001 года суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции относительно невозможности опровержения спорных сведений. При этом первоначальное решение в части компенсации морального вреда было отменено и вынесено новое, которым в иске было отказано полностью.

Мотивировка суда

Проанализировав оспариваемые истицей сведения, суд пришел к выводу, что они соответствуют действительности:

«Из объяснений ответчиков, что подтверждается актом документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности ТОО «Зеленый мир» за период с 1996 по 1999 годы, ред. 48-74) следует, что при проведении ревизии были установлены значительные нарушения в движении денежных средств, полученных от долевиков строительства, злоупотребления Бессоновой С.П. в части передачи квартир Беспалову В.А., Симченко Е.А., Ткаченко С.В., неисполнение решений суда, заключении договоров купли-продажи квартир в период исполнения решения суда.

Указанные обстоятельства подтверждаются копиями решений судов, вступившими в законную силу по искам Н.И. Трикинеей, И.Г. Хариной, А.Н. Кубышина, копиями исполнительных листов, актами судебных приставов исполнителей. Таким образом, автор статьи подготовил публикацию на основе актов, соответствующих действительности».

Также суд отметил, спорные сведения по большей части представляют собой мнение журналиста, ее оценку действий истицы:

«В силу ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации», журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью.

В перечисленных истцом фразах содержится оценка перечисленных в акте фактах.

Кроме того, как следует из объяснения ответчика Ивановой Г.Е., она беседовала с долевиками, чьи фамилии указаны в статье, и дала оценку действиям Бессоновой С.П.

Ссылка истца на то, что ответчиками по спорам с долевиками является ТОО Зеленый мир, а не она, поэтому ответчик был не вправе называть ее имя в связи с изложенными фактами, является несостоятельной.

В период, о котором идет речь в акте ревизии, Бессонова являлась руководителем данного предприятия, от своего имени заключала договора долевого строительства в связи с чем автор вправе дать оценку ее действиям как руководителю».

Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу, что требования об опровержении опубликованных сведений удовлетворены быть не могут.

При этом суд посчитал возможным взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда, поскольку спорные сведения хотя и являются мнениями, но были изложены в оскорбительной для истицы форме:

«По утверждению истицы действиями ответчиков ей причинены нравственные страдания, поскольку сведениям, выразившимся в вышеперечисленных фразах, являются оскорбительными, унижают ее, порочат доброе имя.

Из перечисленных в статье указанных выше фраз следует, что они написаны в оскорбительной форме, в частности, оценка автора действий истицы «мелкое жульничество», «кинула заказчиков», «кинула долевиков».

Доводы ответчика, что она употребляла слово «кинула» в значении бросить, оставить в беде, несостоятельны, поскольку по смыслу статьи они употреблены в значении намеренно обманула, т. е. с умыслом.

Согласно закона, журналист имеет право на изложение собственного мнения, суждения, однако они не должны быть в оскорбительном тоне изложены.

Учитывая степень вины и степени нравственных страданий истицы, суд считает возможным взыскать в ее пользу моральный вред в сумме 300 р с редакции, 200 р — с Ивановой, полагая эту сумму адекватной».

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, за исключением выводов в части компенсации морального вреда, указав на их необоснованность в контексте отказа в опровержении спорных сведений:

«Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что решение суда в части взыскания компенсации за моральный вред подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в иске.

Вопреки своему выводу о необоснованности заявленного требования, суд вынес решение и взыскал компенсацию за моральный вред».

В итоге суд кассационной инстанции пришел к выводу, что ни требование об опровержении спорных сведений, ни требование о компенсации морального вреда не может быть удовлетворено.