Дело по апелляционной жалобе ФГБУВПО «Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики» на решение Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 23 сентября 2014 года (досье №1618)

Краткое изложение материалов дела

Поводом для иска стало открытое письмо, опубликованное в Интернете и в социальных сетях, под названием «Открытое письмо Президенту РФ П. от ректора РГСУ Ф.». Истцом выступал Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики.

Поводом для иска стало открытое письмо, опубликованное в Интернете и в социальных сетях, под названием «Открытое письмо Президенту РФ П. от ректора РГСУ Ф.». Истец — Московский государственный технический университет радиотехники, электроники и автоматики — посчитал недостоверными и порочащими следующие сведения.

«Но чиновников Минобрнауки это не волнует: алчные взоры направлены на ликвидацию социального университета и передачу его материальной базы карманным вузам, которые ежемесячно «заносят» установленную дань. Таким, как МИСиС, на площадях которого разместилось почти 300 арендаторов, МИРЭА, где арендаторов более 100, и там, и там стоимость аренды занижена, а деньги (около… млн. руб. в год) МИСиС, например, направляет не в казначейство, а в «Альфа-банк».

Суд первой инстанции отказал в удовлетвоернии исковых требований. Истцом была подана апелляционная жалоба, которая была оставлена без удовлетворения.

Мотивировка суда:

Суд пришел к выводу о том, что факт распространения спорных сведений именно ответчиком Ф., истцом не доказан, посчитав, что указание в статье на то, что данные сведения опубликованы от имени Ф., само по себе при отсутствии иных достоверных данных таким доказательством признано быть не может. Размещение информации на личной странице Ф. в социальной сети «ВКонтакте», социальной сети «Facebook» при том, что объективно не установлено, что указанная страница создана именно ответчицей, а не иным лицом от имени последней, при том, что техническая возможность для этого существует, объективным подтверждением распространения сведений лично Ф. также являться не может.