Гражданское дело Голубева В.С. к Рубанкову К.С. о защите деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда (Досье дела № 2064)

Материалы дела

2 апреля 2021 Исковое заявление 1 MB (zip) Скачать
()

Краткое изложение материалов дела

Голубев В.С. обратился к Рубанкову К.С., с вышеуказанным иском, который мотивирован поступившим письмом  Рубанкова К.С., в котором сообщалось, что Голубев В.С. разослал старостам групп и студентам в чате мессенджера «WhatsApp» распоряжение поставить «лайки» под постом, который он ранее опубликовал на своей странице в социальной сети «Вконтакте». По мнению Рубанкова К.С.Голубев В.С. использует свое положение, что ставит вопрос о его профессиональной пригодности и, возможно, политике подбора кадров в указанном учреждении. К письму были приложены следующие скриншоты: скриншот переписки в чате мессенджера «WhatsApp»; скриншот поста Голубева В.С. из социальной сети «Вконтакте». В адрес директора поступило требование от департамента  о взятии объяснительной с Голубева В.С., рассмотрении вопроса о привлечении его к дисциплинарной ответственности, проведении беседы с ним и другими преподавателями о недопущении подобных инцидентов в дальнейшем.

Информация, сообщенная Рубанковым К.С., не соответствует в полной мере действительности. Предоставленный скриншот от 23.03.2021 из чата мессенджера «WhatsApp» является подделкой. На изображении видно, что <данные изъяты> прислала ссылку на свою переписку с Голубевым В.С. из социальной сети «Вконтакте». Однако, текст присланной и изначальной записи из социальной сети «Вконтакте» отличаются. В первоначальном варианте dd/mm/yy в 15 часов 49 минут Голубев В.С. написал следующее сообщение: «<данные изъяты> добрый день! На эту запись надо «лайков» накидать. Можете своей группой помочь? <данные изъяты> При сравнении видно, что в присланном тексте отсутствует фраза «Можете своей группой помочь?», которая означает просьбу. Исключение данных слов сделано намерено, так как без них запись воспринимается как требование, подлежащее обязательному исполнению, выходящее за пределы должностных обязанностей <данные изъяты>Голубев В.С. считает, что распространение Рубанковым К.С. вышеуказанной информации нарушает его деловую репутацию среди студентов и работников.

29.03.2021 с истцом проводили беседу директор, заместитель директора, сотрудник отдела кадров, на которой истцу с трудом удалось переубедить всех о том, что был предоставлен поддельный скриншот. После собрания от других коллег истец узнал, что им стали известны подробности произошедшей ситуации, они осуждают такое поведение и считают, что безосновательно письма подобного рода не могут поступать в адрес колледжа. Уже на следующий день некоторые из коллег перестали здороваться с истцом, что крайне обидело его, учитывая его невиновность. Более того, в настоящий момент между <данные изъяты> и Голубевым В.С. заключен срочный трудовой договор на период декретного отпуска основного сотрудника. В этом году основной сотрудник должен приступить к выполнению своих трудовых обязанностей, следовательно, трудовой договор с истцом прекратит свое действие. Однако, с Голубевым В.С. руководство договорилось на будущее о продолжении <данные изъяты> деятельности либо путем предложения основному сотруднику другой должности, либо перевода Голубева В.С. на другую должность. Учитывая произошедшее, истец предполагает, что с выходом основного работника он прекратит <данные изъяты> деятельность, так как образовательное учреждение не пожелает сотрудничать с работником, имеющим такую репутацию, к тому же отбрасывающую тень на сам колледж. Истцу придется искать дополнительный источник заработка. Учитывая степень страданий истца, прямой умысел ответчика на профессиональную дискредитацию истца в связи с его работой в <данные изъяты> распространение порочащих сведений, истец указывает на то, что ему причинен моральный вред, который он оценивает в 100 000 руб.

Ответчик Рубанков К.С. и его представитель Шмыгина Е.М. в судебном заседании заявленные исковые требования не признали, представив письменные возражения на иск, в соответствии с которыми пояснили, что ответчик реализовывал свое конституционное право на обращение, установленные ст. 33 Конституции Российской Федерации. Департамент <данные изъяты> является учредителем ОГБПОУ «Костромской медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова». Ответчик действовал крайне добросовестно. Рубанков К.С. является учредителем<данные изъяты>. Направление обращения было вызвано исключительно несогласием с действиями истца как <данные изъяты> относительно направления сообщений старостам групп и студентам первого курса с указанием поддержать его пост «лайками», и тем самым привлечь к нему большее внимание. Пост истца не имел отношения к дисциплине «<данные изъяты>, и был посвящен <данные изъяты>», в котором Голубев В.С. занимает должность <данные изъяты> и редакции издания «<данные изъяты>». Ответчик не опубликовал данное обращение на страницах сетевого издания «<данные изъяты>» или в социальных сетях, что могло бы вызвать большой общественный резонанс, и не стал действовать аналогичным образом (например, не размещал ответный пост и не просил своих студентов помочь с его продвижением). Обращение было направлено только в адрес департамента <данные изъяты> и содержало просьбу провести проверку действий истца по изложенным доводам. Это подтверждает тот факт, что ущемление чести и достоинства истца не являлось целью ответчика, и злоупотребления правом с его стороны допущено не было. Истец не оспаривает факт размещения им спорного поста на странице социальной сети «Вконтакте», как и факт направления сообщения <данные изъяты> старосте одной из студенческих групп, с указанием передать студентам группы просьбу поддержать пост «лайками», что позволило бы привлечь к нему большее внимание. Однако истец полагает, что отсутствие фразы «Можете своей группой помочь?» в тексте обращения, содержащемся в полученном ответчиком от источника скриншоте и приложенным к его обращению в департамент, влияет на то, что информация, сообщенная Рубанковым К.С., не соответствует в полной мере действительности. Ответчик считает, что данные доводы не имеют правового значения при рассмотрении настоящего спора. Указанная фраза не меняет сути происходящего, скорее наоборот содержит прямой призыв к действиям (кому и что надо сделать, а именно студентам группы поставить «лайки» к посту). Студенты по определению находятся в зависимости от преподавателя и не могут ему отказать (особенно студенты первого курса в конце года и накануне сессии). Данный вывод подтверждается результатом сравнения фамилий студентов и тех, кто «лайкнул» его пост. В своем обращении ответчик, будучи также преподавателем, представил свое субъективное, но при этом обоснованное, мнение относительно сложившейся ситуации, дал субъективную оценку действиям истца Голубева В.С. и просил компетентный орган провести проверку изложенного. Мнение защищается ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 29 Конституции Российской Федерации, оно не может быть опровергнуто в судебном порядке, на что неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека. С учетом изложенного, отсутствуют и правые основания для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.
18 июня 2021 года Ленинский районный суд г. Костромы решил в удовлетворении искового заявления Голубеву В.С. — отказать.

 

Мотивировка суда:

Из установленных по делу обстоятельств следует, что направляя спорное обращение в департамент здравоохранения , ответчик реализовывал свое конституционное право на обращение, установленные ст. 33 Конституции Российской Федерации, а также Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», при этом Рубанков К.С. мог действовать как от своего собственного имени, так и от возглавляемого им средства массовой информации.

Соответственно, обращение Рубанкова К.С. адресовано департаменту как вышестоящему органу, осуществляющему функции контроля и надзора за деятельностью учебного заведения, в котором преподает истец, и уполномоченному рассматривать жалобы на действия его сотрудников, что подтверждается также и материалами проверки в отношении Голубева В.С.

Таким образом, указанные ответчиком в обращении в департамент сведения в отношении Голубева В.С. не могут рассматриваться как распространение порочащих сведений.

Указанные высказывания ответчика с учетом приведенных выше обстоятельств представляют собой личное субъективное мнение Рубанкова К.С., оценку действий истца за рамками образовательного процесса как преподавателя в правоотношениях преподаватель-студент, что не свидетельствует о том, что ущемление чести и достоинства истца являлось целью ответчика.

Приведенные фразы и выражения в обращении ответчика, такие как: очевидно, считаем, еще раз подчеркивают субъективно-личностный смысл, вкладываемый при их написании, являясь оценочными суждениями, которые не могут преследоваться.

То обстоятельство, что в обращении в департамент ответчиком ошибочно указано про мессенджер «WhatsApp», не свидетельствует о распространении ответчиком не соответствующих действительности сведений в том смысле, который этому придается законодателем в ст. 152 ГК РФ.