Дело по иску граждан Раисы Дубковой, Александра и Владимира Корневых к журналисту Максиму Баркалову, редакции газеты «Зори» о защите чести и достоинства и взыскании компенсации за моральный вред (досье №2)

Краткое изложение материалов дела

В указанной статье журналист рассказывал о произошедшей накануне 9 мая перестрелке между преступными группировками города и указал прозвища двух действующих лиц этого события. Истцы сочли опубликованные сведения не соответствующими действительности и порочащими их честь и достоинство.

Обстоятельства дела

12 мая 2005 года в старооскольской газете «Зори» была опубликована статья под названием «Стрельба в микрорайоне Студенческий». В указанной статье журналист Баркалов М. В. рассказывал о произошедшей накануне 9 мая перестрелке между преступными группировками города и указал прозвища двух действующих лиц этого события — «Фашист» и «Хмырь». Настоящие фамилии героев в публикации не указывались.

Дубкова Р.И., ее сыновья Корнев А.А. и Корнев В.А. обратились в суд с исками к редакции газеты «Зори» и Баркалову М.В., указав, что опубликованные в газете сведения не соответствуют действительности и порочат их честь и достоинство. Хотя фамилии истцов не фигурировали в статье, Дубкова пояснила, что сразу узнала, что героями данной статьи являются ее сыновья, т.к. преступление произошло на ее глазах. Истцы Корневы также настаивали на том, что в публикации речь идет о них, так как вышеуказанные прозвища закрепились за ними со школьных лет и многие в городе знают их именно под этими прозвищами. При этом один из братьев указал на то, что, на самом деле, его прозвище не «Фашист», а «Немец». Истцы Корневы также пояснили, что распространенные сведения являются для них оскорбительными, ввиду того, что они были названы представителями преступной группировки и наркосбытчиками. Мать Корневых Дубкова указала, что распространением подобных сведений о ее сыновьях были опорочены ее честь и достоинство и причинены нравственные страдания.

Истцы просили суд обязать ответчиков опубликовать опровержение и взыскать с ответчиков моральный вред в размере 300 000 рублей каждому из истцов.

Мотивировка суда

Прежде всего, суд указал на необходимость соблюдения баланса двух конкурирующих прав при рассмотрении споров о диффамации:

«… суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны. и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать. производить и распространять информацию любым законным способом …, с другой.»

Рассматривая спор по существу, суд подчеркнул роль прессы в демократическом обществе, которая заключается «в предоставлении информации по текущим событиям, мнениям и идеям», а также указал на необходимость учитывать общественно-значимый характер публикации и особый интерес общества в получении этой информации:

«… суд полагает необходимым учесть Постановление Европейского суда по делу (Тhе Sunday Times v. the United Kingdom от 26/04/1979, опубл. в Series А-30) о необходимости выявлять наличие в затрагиваемой СМИ теме общественного интереса: обязанность прессы распространять информацию и идеи по политическим и прочим вопросам, представляющим общественный интерес.

Целью публикации являлось освещение преступления, которое имело в городе большой общественный резонанс. На стороне свободы выражения мнения дополнительно стоит право общества получать значимую для него информацию.»

Ответчики настаивали на добросовестном поведении журналиста и невозможной для читателя идентификации истцов под их истинными именами. Суд также счел невозможным усмотреть в публикации обстоятельства, которые бы могли позволить объективно идентифицировать истцов с прозвищами «Хмырь» и «Фашист».

«Корнев А.А. и Корнев В.А. должны быть однозначно идентифицируемы, т.е. любой прочитавший статью, а не только само лицо или его близкие, друзья и родственники должен ассоциировать героя публикации с лицом, которое обращается в суд».

Анализируя оспариваемые истцами фразы по существу суд пришел к выводу, что они не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ, так как представляют собой оценочное суждение журналиста:

«Мнение, предположение, версия журналиста не могут быть опровергнуты в суде, поскольку не являются сведениями, сообщением о факте.

Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. гарантирует право на свободу информации и выражение мнения и не допускает опровержение оценочных суждений в судебном порядке.»

В итоге Суд пришел к заключению, что сведения, распространенные ответчиками допустимы, так как являются оценочными суждениями, мнениями ответчиков и не подлежат опровержению в рамках ст. 152 ГК РФ.