Дело по иску депутата Государственной Думы РФ Дмитрия Рогозина к губернатору Воронежской области Владимиру Кулакову, Воронежскому региональному отделению партии «Единая Россия» и ряду воронежских СМИ о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда (досье №1)

Судебные акты

1-я инстанция 21 ноября 2005 Решение Центрального районного суда г. Воронежа (досье №1)

Краткое изложение материалов дела

В ряде газет были опубликованы высказывания главы администрации Воронежской области, возглавляющего список кандидатов от регионального отделения партии «Единая Россия», сделанные им на встрече с сотрудниками областной клинической больницы № 1 г. Воронежа по случаю установки нового оборудования.

Обстоятельства дела

Депутат Государственной Думы РФ Рогозин Д. О. обратился в суд с иском о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда к ряду воронежских СМИ. В своем иске он указал на то, что распространенные в газетах сведения не соответствуют действительности и являются порочащими. Так в газетах «Комсомольская правда — Воронеж» и «Аргументы и Факты — Черноземье» были опубликованы высказывания главы администрации Воронежской области Кулакова В.Г., кандидата в депутаты Воронежской областной Думы, возглавляющего список кандидатов от регионального отделения партии «Единая Россия», сделанные им на встрече с сотрудниками областной клинической больницы № 1 по случаю установки нового компьютерного томографа. В статьях приведена цитата из выступления ответчика Кулакова В.Г., в том числе следующие сведения: «… А вот в Аннинском избирательном округе, где депутатом Госдумы избран Дмитрий Рогозин, ни один объект не получил финансирования».

В газете «Коммуна» также была опубликована статья, в которой цитировались слова ответчика Кулакова В. Г. во время проведения встреч с избирателями, а именно: «… «Замороженными» оказались проекты строительства корпуса больницы в Борисоглебске, поликлиники в Анне, ряда школ — по всем этим объектам прекращено финансирование из федерального бюджета… но сегодня он чрезмерно увлекся борьбой с «Единой Россией» и Правительством, совсем забросив дела в округе …».

Истец полагал, что распространенные в газетах высказывания порочат, умаляют его честь и достоинство, его деловую репутацию как профессионального политика и не соответствуют действительности, по тем основаниям, что в своих высказываниях Кулаков В.Г. связывает неполучение финансирования медицинских объектов, расположенных на территории избирательного округа истца в неисполнении депутатских обязанностей. Он просил суд обязать ответчиков опубликовать опровержение, а также взыскать с ответчиков моральный вред: с ЗАО «КП в Воронеже», ЗАО «Аргументы и Факты» и ООО «Редакция газеты Коммуна» — по 100 000 руб. с каждого; с Воронежского регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия» и с Кулакова В.Г. — по 300 000 руб. с каждого.

Мотивировка суда

Прежде всего, суд указал на необходимость соблюдения баланса двух конкурирующих прав при рассмотрении споров о диффамации:

«… суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, с другой».

Суд дал правовую оценку понятиям «честь», «достоинство» и деловая репутация», указав на отсутствие последней у истца, как физического лица и политического деятеля

«По мнению суда, … деловая репутация основана на добросовестном отношении к своим профессиональным обязанностям, но защита деловой репутации — это категория присуща рыночным отношениям, которая не имеет никакого отношения к истцу как к физическому лицу и политическому деятелю, не обладающему деловой репутацией в смысле гражданского законодательства, так как согласно ст. 2 ГК РФ существо нематериального блага как деловая репутация непосредственным образом связано с участием носителя данного блага в деловом обороте, то есть с его деловыми предпринимательскими качествами, какие отсутствуют у истца».

Анализируя оспариваемые истцом сведения, суд отметил необходимость разграничения мнений, которые являются субъективными по своей природе и не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ, и утверждений о фактах:

«Согласно ч. 3 п. 9 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности».

Оценивая статус истца как политического деятеля суд согласился с позицией ответчиков, согласно которой политики должны проявлять большую степень терпимости к критике в их адрес, так как добровольно согласились выйти на «политическую арену» и стать объектом пристального общественного внимания. Суд также подчеркнул, что право общества на получение информации о позициях кандидатов во время предвыборной кампании превалирует над правом этих кандидатов на защиту своих чести и достоинства:

«… политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ.

По мнению суда, оспариваемые публичные высказывания Кулакова В.Г. носят оценочный характер и допустимы в рамках политической борьбы между двумя партиями, так как выражают субъективную оценку Кулаковым В.Г. деятельности Рогозина Д.О. как депутата. По мнению суда, свобода политической дискуссии составляет одну из основополагающих основ демократического общества, право общества знать о позициях кандидатов превалирует над правом публичного лица на защиту его чести и достоинства».

В итоге Суд пришел к заключению, что сведения, распространенные ответчиками допустимы, так как являются оценочными суждениями, мнениями ответчиков и не подлежат опровержению в рамках ст. 152 ГК РФ.