Дело по иску Марины Артеменко к ООО «Друг для друга-Медиа», журналисту Игорю Забелину о защите чести и достоинства и взыскании компенсации морального вреда (досье №5)

Краткое изложение материалов дела

В одной из публикаций содержалась информация об уголовном деле, возбужденном по факту контрабанды на таможенном посту. Журналист получил информацию от конфиденциального источника в прокуратуре. Одна из фигуранток дела обратилась в суд с иском, полагая, что были распространены недостоверные и порочащие ее сведения.

Обстоятельства дела

8 ноября 2005 года в газете «Друг для друга» была опубликована статья корреспондента Забелина И. М. «Рыльская таможня: Суперафера на 100 миллионов долларов». В данной статье со ссылкой на прокуратуру области указывалось, что одним из основных обвиняемых по уголовному делу выступает Артеменко М. Н., также были указаны ее место работы и должность.

Считая, что распространенные сведения не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство, Артеменко М. Н. обратилась в суд с иском, в котором просила опубликовать опровержение спорных сведений и взыскать по 10 000 рублей с каждого из ответчиков. Истица указывала, что участие в преступлении ей следствием не вменялось и обвинительного приговора в отношении нее не имеется.

Редакция газеты и журналист указывали, что спорная информация была получена от источника в прокуратуре на условиях конфиденциальности. На основании этой информации журналист высказал собственное мнение относительно обстоятельств возбужденного уголовного дела по факту контрабанды на Рыльском таможенном посту. Фамилия истицы упоминается в статье лишь однажды, причем процессуальный статус, в котором она проходит по уголовному делу, не указан.

27 декабря 2005 года суд вынес решение, которым отказал истице в удовлетворении ее требований.

Мотивировка суда

Анализируя исковые требования, суд пришел к выводу, что в оспариваемой истицей фразе отсутствуют сведения о фактах, они скорее являются мнением ответчика, оценочным суждением, которые не могут быть проверены на соответствие либо несоответствие действительности, поскольку носят не объективный, а субъективный характер.

Также суд счел обоснованным довод ответчиков о том, что в оспариваемом фрагменте публикации отсутствует указание на личность истицы и на ее процессуальный статус в возбужденном уголовном деле.

Суд отметил, что право ответчиков на выражение субъективного мнения предусмотрено ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ:

«Попытка возложения на кого бы то ни было обязанности доказать истинность оценочных суждений, является нарушением свободы мнений (судебное решение Лингенс против Австрии)».

Относительно конфиденциальности источника информации и его раскрытия суд высказался следующим образом:

«Высказанные доводы представителя ответчиков о том, что у них были основания для таких оценок со ссылкой на источник информации, предоставившего ее на условиях конфиденциальности, а также доводы истца о разглашении данного источника, юридического значения не имеют, поскольку процесс формирования у любого человека того или иного мнения субъективен, и не может быть подвергнут правовой оценке».

Суд также посчитал необоснованным довод истца о невозможности распространения в СМИ информации до вступления приговора по уголовному делу в силу:

«Ссылка истца и ее представителя о том, что до вынесения приговора и вступления его в законную силу, ответчик не вправе был публиковать какие-либо статьи в отношении истца и указывать его фамилию, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку мнение ответчика в оспариваемой истцом фразе выражено в допустимой форме с точки зрения морали и нравственности, сложившейся в обществе. Кроме того, на момент газетной публикации у ответчика имелись сведения о возбуждении Курской областной прокуратурой уголовного дела в отношении Артеменко М. Н. и нахождении данного дела в производстве Курского областного суда. Ответчик же в соответствии с закрепленным ФЗ «О СМИ» правом о выборе позиции и освещении той или иной темы лишь дал свою оценку событиям, которые явились предметом возбуждения уголовного дела и последующего рассмотрения судом».

В итоге суд пришел к выводу, что ответчиками не были распространены не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию истца сведения.