Дело по иску тренера Александра Никитина к тренеру Тамаре Березовской, ООО «Редакция газеты МГ»,журналисту Сергею Ракитину о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании морального вреда (досье №346)

Краткое изложение материалов дела

В газете была напечатана статья одного из детских тренеров по поводу кражи байдарок другим тренером. Обвиняемый подал в суд на газету, журналиста и на тренера. Суд не установил порочащих сведений в публикации и отказал в удовлетворении исковых требований, кассационная инстанция оставила решение без изменений и жалобу без удовлетворения.

Обстоятельства дела

16 июня 2006 года Березовской Т.К.направили в адрес директора СДЮШОР № 10 Кургузова С.Н. письмо, в котором сообщала, что Никитин А.Д. украл у нее две байдарки, 19 июня 2006 года аналогичное письмо было направлено в Департамент физической культуры и спорта и по делам молодёжи г. Липецка. Березовская Т. К. также обратилась в редакцию газеты «МГ» и сообщила известные ей факты о краже ее байдарок. 20 сентября 2006 года в газете «МГ» была опубликована статья «Гонка на выживание. Почему 14 лет плачет знаменитый тренер Татьяна Березовская» авторства Ракитин С.П., в которой сообщалось о краже лодок.

Никитин А. Д. подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Он требовал опубликования в газете «МГ» опровержения в виде решения суда, а также компенсации морального вреда в размере 120 000 рублей с Березовской Т.К., 50 000 рублей с Ракитина С. П. и 100 000 рублей с ООО «Редакции газеты «МГ».

Истец просил опровержения сведений, содержащихся в письмах от 16 и 19 июня 2006 года, о том, что

«…лодки похитил Никитин А.Д.; одну из похищенных у Березовской лодок — вишневую, Никитин продал; во вторую похищенную лодку привез на базу, где её опознала Березовская, посадил своего племянника; Никитин совершил большую подлость, …поэтому не соответствует званию тренера — преподавателя и не имеет права работать с детьми…»,

а также сведений, распространенных в статье «Гонки на выживание. Почему 14 лет плачет знаменитый тренер Татьяна Березовская», о том, что

«Березовская нашла в Липецке свои лодки, то есть угнанные в Краснодаре лодки, что на одной из этих угнанных лодок тренировался племянник Никитина, а что вторую угнанную лодку Никитин продал в Воронеж, что лодки из Краснодара увел (по есть совершил кражу) Никитин, который является человеком с замаранной репутацией, а его репутация замарана именно угоном лодок, принадлежавших Березовской».

Истец требовал также опровержения сведений, содержащихся в заявлении о возбуждении уголовного дела и в объяснении, данном Березовской Т. К. следователю.

Ответчики с иском были не согласны, так как считали, что не было распространено сведений порочащих честь, достоинство истца.

22 марта 2007 года Правобережный районный суд г. Липецка отказал в удовлетворении иска.

Истец подал кассационную жалобу на решение суда в Липецкий областной суд. Судебная коллеги по гражданским делам Липецкого областного суда пришла к выводу, что суд первой инстанции пришел к правильным выводам и оставил решение в силе.

Мотивировка суда

Суд применил статью 23 Конституции РФ, которая гарантирует защиту чести и доброго имени, а также статью 152 ГК РФ, которая предоставляет возможность опровержения порочащих и не соответствующих действительности сведений. Суд определил понятия «порочащие сведения», «распространение сведений», «не соответствующие действительности сведения», сославшись на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Суд особо указал, что

«не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.»

Относительно опровержения сведений, содержащихся в заявлении о возбуждении уголовного дела, суд установил следующее:

«…заявление не содержит сведений, порочащих честь и достоинство гражданина Никитина А.Д., поскольку в заявлении нет прямого указания на конкретное лицо, привлекаемое к уголовной ответственности».

Объяснения, данные Березовской Т.К., в рамках доследственной проверки, суд не признал распространением порочащих истца сведений. Суд посчитал, что в данном случае Березовская Т. К. реализовывала конституционное право на обращения в государственные органы.

Суд сослался на статью 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и позицию Европейского Суда по правам человека, разграничив мнения и утверждения о фактах:

«следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.»

Суд признал, что сведения, распространенные в оспариваемых заявлениях и объяснении,

«…являются личным убеждением и субъективным мнением ответчика».

Относительно сведений, распространенных в статье, суд указал следующее. Сведения о том, что «у известного липецкого тренера Тамары Березовской в Краснодаре угнали датскую байдарку «Ланцер». Через восемь лет лодку нашли в Липецке. Подозреваемым в совершении преступления стал один из лучших учеников Тамары Константиновны, тоже тренер детской спортивной школы олимпийского резерва № 10», суд не признал порочащими, так как

«отражает мнение журналиста и не содержит прямого указания, что лодка была украдена Никитиным А.Д., и, что он является «подозреваемым в краже».

Сведения о том, что истец был подозреваемым соответствуют действительности

Фраза, «…Березовская Т.К. уверена, что лодки из Краснодара увел тренер СДЮШОР № 10 Александра Никитин…», по мнению суда, содержит лишь мнения ответчицы. Остальные сведения суд также признал мнениями Березовской Т. К. о событиях, имевших место в действительности. Суд указал, что журналист имеет право на изложение своих мнений и убеждений в соответствии со статьей 47 Закона РФ «О СМИ».

Суд установил, что опубликование статьи было направлено на защиту общественных интересов:

«Свобода выражения мнения и свободное распространение информации, включающие свободные и открытые дебаты по вопросам, имеющим общественную значимость, даже если они включают в себя критику частных лиц, представляют особую важность в демократическом обществе как для развития и совершенствования личности, формирования достоинства каждого человека, так и для развития и процветания общества, осуществления других прав человека и основных свобод.

Необходимо учитывать важность открытого доступа к информации и роль СМИ в содействии осуществлению права граждан быть информированными, в обеспечении свободной дискуссии по вопросам, которые имеют общественный интерес.»

Таким образом, суд отказал истцу в опубликовании опровержения.

Суд указал, что моральный вред может быть компенсировать только в случае, если установлен факт распространения порочащих сведений. Так как данный факт не был доказан в судебном процессе, суд отказал в удовлетворении данных требований.

Таким образом, суд отказал в удовлетворении исковых требований полностью.