Дело по иску сотрудника инспекции рыбохраны Александра Глебова к редакции газеты «Де-Факто», Галине Мещеряковой и другим сотрудникам инспекции о защите чести и достоинства и взыскании компенсации морального вреда (досье №228)

Краткое изложение материалов дела

Глебов А.В. обратился в суд с иском к редакции газеты «Де-Факто», Мещеряковой Г.А. и другим о защите чести и достоинства, указывая на то, что в газете «Де-Факто» была опубликована под рубрикой «Открытое письмо» , в которой были опубликованы и распространены сведения не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство.

Обстоятельства дела

В газете «Де-Факто» (№29 от 11-13 апреля 2000 года) была опубликована под рубрикой «Открытое письмо» заметка «Олег Петрович, Вы же нас за людей не считаете или Вас просто подчиненные подставляют?», подписанная сотрудниками инспекции рыбоохраны, которые являются ответчиками по настоящему делу. Один из сотрудников инспекции Госрыбохраны Глебов А. В. обратился в суд, указывая, что в данной статье были опубликованы не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство сведения, а именно о том, что:

«весной прошлого года началась явная подтасовка реальных фактов. Причем к этой работе был привлечен один из сотрудников инспекции Глебов А.В.»,

«Глебов А.В. как «наступит на пробку», так начинает со звонков и личных угроз сотрудникам Госрыбохраны, Козыряя и Вашим именем. По его словам, он так возвысился и добился такого положения, что и к Вам, Олег Петрович, ходит постоянно в гости, а двери, по его словам, «открывает с пинка», что и позволяет ему заявлять, что скажу, то для меня и сдает губернатор»,

«Мы невольно начинаем верить в тайные связи Глебова с кабинетами высокой власти».

Истец просил опровергнуть указанные сведения и взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей.

Редакция газеты «Де-Факто» пояснила, что входе подготовки публикации достоверность спорных сведений была подтверждена ответчиками, подписывавшими письмо.

19 сентября 2000 года суд вынес решение, которым требования истца удовлетворил частично, обязав редакцию газеты опровергнуть некоторые из оспариваемых сведений. Кроме того, суд обязал ответчиков выплатить истцу компенсацию морального вреда: 300 рублей — редакцию газеты и по 50 рублей — каждого ответчика, подписавшего оспариваемое письмо. Суд кассационной инстанции (определение от 8 ноября 2000 года) оставил решение в силе.

Мотивировка суда

Суд, проанализировав оспариваемые сведения, прошел к выводу, что они являются не соответствующими действительности и, несомненно, порочат честь и достоинство истца:

«Согласно распоряжения главы администрации Липецкой области №992-Р ль 04.06.99г. Была создана оперативная группа в целях проверки выполнения Постановления главы администрации области от 09.04.99г. По охране весенне-нерестующих рыб в водоемах области.

Свидетель Мухортов В.С. В судебном заседании пояснил, что в результате проведения рейда, организованного по распоряжению главы администрации Липецкой области в работе инспекторов Госрыбохраны были выявлены нарушения, результаты рейда никем не обжаловались. Однако они считают, что единственным человеком, который знал о рейде был истец и он должен был поставить руководство инспекции в известность, рейд был проведен с целью опорочить Инспекцию Госрыбохраны.

На основании изложенного,… суд считает, что утверждение в статье о том, что истец причастен к работе к явной подтасовке реальных фактов о негативной деятельности руководства инспекции, является сведением порочащим честь и достоинство истца, поскольку указывает на совершение истцом недостойного, нечестного поступка, нарушение им моральных принципов и законодательства. Однако ответчиками не представлено суду каких-либо доказательств, подтверждающих соответствие действительности данных сведений, как установлено судом, рейд,, проведенный в 1999 г., был организован в соответствии с законом, по распоряжению главы администрации области, в ходе его проведения были выявлены нарушения, что не оспаривалось ответчиками, каких-либо конкретных фактов «подтасовки» со стороны участников рейда ответчиками представлено не было, их рассуждения носят предположительный, эмоциональный характер. Поэтому суд считает необходимым, признать указанные сведения не соответствующими действительности.

Также порочащими честь и достоинство истца и не соответствующими действительности суд считает сведение в статье о том, что Глебов А.В. «Как наступит на пробку, так начинает со звонков и личных угроз сотрудникам Госрыбохраны», поскольку данные сведения содержат утверждение о совершении истцом недостойного поступка в отношении сотрудников инспекции, умаляют честь и достоинство истца. Ответчиками не представлено суду бесспорных доказательств изложенных сведений, Мещеряковой данные сведения известны со слов Яковлевой Н.Н., Яковлева Н.Н. же в суде утверждала, что не поняла в чем конкретно выражались угрозы истца, какими-либо иными доказательствами соответствие действительности распространенных сведений ответчиками подтверждено не было».

В отношении остальных сведений суд указал, что они не могут быть опровергнуты, поскольку не являются порочащими:

«В остальной части исковые требования Глебова А.В. Не подлежат удовлетворению, поскольку сведения изложенные в статье о наличии определенных отношений истца с Королевым О.А. Нельзя признать сведения порочащими честь и достоинство истца, поскольку в них не содержится утверждения о совершении какого-либо нечестного поступка, нарушении законодательства, моральных принципов и т.п.».

Решая вопрос о возможности и размере взыскиваемого морального вреда, суд указал следующее:

«Учитывая, что в отношении истца были распространены сведения, не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинства, суд в соответствии со ст.150 ГК РФ считает необходимым взыскать с ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда. При определении суммы компенсации морального вреда суд учитывает конкретные обстоятельства по делу, степень и глубину причиненных нравственных страданий, а так же то, что газета «Де-Факто» является областной газетой, получила распространение среди населения области».

Обжалуя принятое решение, редакция газеты «Де-Факто», указала, что отсутствовала ее вина при распространении сведения, а значит и обязанность компенсации морального вреда не должна быть возложена на нее. Суд кассационной инстанции не согласился с суждениями ответчика, пояснив:

«Учитывая, что указанные выше сведения опубликованы в средствах массовой информации, но за подписями конкретных лиц и отсутствуют обстоятельства, наличие которых в силу ст.57 Закона РФ «О средствах массовой информации» могут служить основанием для освобождения от ответственности редакции за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина, суд обоснованно возложил обязанности по возмещению морального вреда на всех ответчиков, исходя из вины каждого из них и с учетом требований разумности и справедливости, а обязанность опубликовать опровержение этих сведений возложил на газету».

В итоге суд первой и кассационной инстанции пришел к выводу, что некоторые из опубликованных ответчиками сведений не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство истца.