Дело по иску кандидата в мэры г. Новосибирска Якова Лондона к главному редактору и учредителю газеты «Гражданский суд» Игорю Патрушеву о защите чести, и достоинства (досье №229)

Краткое изложение материалов дела

Лондон Я.Р. обратился в суд с иском к редакции газеты «Гражданский суд», Патрушеву И.А., указав, в период избирательной компании по выборам мэра г. Новосибирска, в первом и втором номерах «новосибирской городской газеты «Гражданский суд» была опубликована информация о кандидате на должность мэра — Лондоне Я.Р. негативного характера. Подавляющее большинство распространенных в этих газетах сведений не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство, деловую репутацию, а также посягают на другие нематериальные блага истца

Обстоятельства дела

В газете «Гражданский суд» (№1 от 24.02.04г. и №2 от 5.03.04г.) были опубликованы статьи под заголовками «Об этих фактах нельзя не знать тем, кто собирается голосовать за Якова Лондона» и «Пять мифов о Якове Лондоне», в которых содержалась информация о кандидате на должность мэра — Лондон Я. Р. Лондон Я.Р. обратился в суд указав, что подавляющее большинство опубликованных там сведений не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство. В частности истец оспаривал сведения о том, что он захватывает предприятия; распоряжается чужими, в частности, государственными, деньгами в свою пользу; уклоняется от уплаты налогов путем регистрации своих предприятий в оффшорных зонах; работая председателем ГТРК «Новосибирск» выбросил на улицу, на помойку видео (кино) архивы ГТРК «Новосибирск»; будучи руководителем, избавляется от квалифицированных и грамотных специалистов, предпочитая им угодливых работников; безразлично относится к чужим проблемам, его волнуют только собственные проблемы; из-за его страха за собственную жизнь страдают сотни жителей города; находится в неладах с законом, дружен с криминалитетом и сам относиться к преступной среде; был заинтересован в смерти вице-мэра Новосибирска Валерия Марьясова; чужд семейным ценностям и препятствует бывшей жене Марии Лондон видеть их общего сына; жена понадобилась ему лишь для использования ее в выборах на должность мэра Новосибирска; связан с Березовским.

Истец просил суд опровергнуть указанные выше сведения в газете «Вечерний Новосибирск» за счет Патрушева И. А., поскольку на момент судебного разбирательства газета «Гражданский суд» перестала существовать, а также выплатить ему в качестве компенсации морального вреда 700 000 рублей.

Также истец указал, что ответчик допустил в отношении него оценочные высказывания, которыми были нарушены его личные неимущественные права на честь, достоинство и доброе имя, а именно:

«очень любит деньги, любит чужие деньги»;

«Жить, например Яков Рувимович давно мечтает в собственном особнячке в центре города. Уже и место приглядел — неподалеку от Оперного театра. Но ведь денег-то жалко покупать все по закону. Да и не положено по закону строить там частные здания. Вот и хочет «выкружить» кусочек и денег не платить»;

«Ну а с мэрскими-то полномочиями, конечно, полегче будет решить свой жилищный вопрос»;

«Плевать он хотел на бога, священников, православных христиан и на их «жалкие» чувства»;

«так что «не трус» — очередной миф о Лондоне».

Истец просил компенсировать страдания, причиненные распространением данных оценочных суждений в размере 300 000 рублей.

Ответчик пояснил, что все сведения, опубликованные в двух номерах газеты «Гражданский суд» соответствуют действительности, поскольку являются обобщающим материалом газетных статей других средств массовой информации. Кроме того, такие сведения как: распоряжается чужими, в частности, государственными, деньгами в свою пользу; уклоняется от уплаты налогов путем регистрации своих предприятий в оффшорных зонах; будучи руководителем, избавляется от квалифицированных и грамотных специалистов, предпочитая им угодливых работников; находится в неладах с законом, дружен с криминалитетом и сам относиться к преступной среде; был заинтересован в смерти вице-мэра Новосибирска Валерия Марьясова; связан с Березовским — в статьях не содержатся.

19 мая 2005 года суд вынес решение, которым удовлетворил требования истца частично, обязав ответчика за свой счет опубликовать в газете «Вечерний Новосибирск» опровержение части спорных сведений и выплатить истцу в качестве компенсации морального вреда 10 000 рублей.

Мотивировка суда

Суд не согласился с доводами ответчика относительно того, что спорные сведения представляют собой мнения и оценочные суждения, указав при этом, что свобода выражения мнения не должна нарушать право на защиту чести и достоинства:

«Доводы ответчика о том, что в этих статьях он высказывал свое субъективное мнение относительно Лондона Я.Р. как кандидате на пост мэра г. Новосибирска в ходе политической борьбы в избирательной компании, в связи с чем, отсутствует предмет спора, суд находит несостоятельными.

Действительно, в ст. 29 Конституции РФ гарантируется право каждого гражданина на свободу мнения либо убеждения.

Вместе с тем, эта свобода не дает права на распространение порочащих и не соответствующих действительности сведений. Так, согласно ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Проанализировав спорные сведения, суд пришел к выводу, что некоторые из них не соответствуют действительности. Суд не согласился с доводом ответчика о предположительном характере ряда оспариваемых фраз и высказанном автором статьи мнении:

«Суд не может согласиться с доводами ответчика, что во фразах: «…уже много лет сотни жителей страдают от патологического страха Лондона за свою жизнь» и «не волнуют этого человека ничьи проблемы, кроме собственных» (газета от 24.02.04г. заметка «Факт шестой. Заложники его страха») носит только предположительный, оценочный характер.

В данных высказываниях, написанных в форме утверждения, содержится информация о том, что из-за патологического страха (т.е. страха необоснованного) истца страдают жители дома где он живет. Эта информация является негативной и в соположении с фразой «не волнуют этого человека ничьи проблемы, кроме собственных» негативно характеризует Лондона Я.Р., в том числе как кандидата на пост мэра г. Новосибирска, как человека думающего только о себе, забывающего об окружающих.

Доказательств соответствия действительности вышеуказанных фраз, Патрушев И. А. суду не представил. Несостоятельными являются и доводы ответчика о том, что фраза: «Лондон стал тратить огромные деньги на свою охрану. Причем деньги государственной телекомпании» (газета от 24.02.04г. заметка «Факт седьмой. Криминал») является лишь субъективным мнением.

Данная информация представлена в форме утверждения, причем как уже сверившийся факт, того, что после покушения на жизнь истца (причиной которого по мнению ответчика стали разборки в преступной среде), последний безосновательно, самовольно тратит деньги государственной теле-радио- компании г. Новосибирск, на свою личную охрану, т.е., фактически, ответчик обвиняет истца в присвоении государственного имущества (денег).

Вместе с тем, каких-либо доказательств, в подтверждение своих слов, ответчик суду не представил».

Суд также указал, что доказательством достоверности опубликованных сведений не могут являться статьи из других СМИ, это не может быть и основанием для освобождения от ответственности, поскольку не воспроизводят дословно публикации из других СМИ:

«Суд не может принять в качестве доказательств, представленные ответчиком статьи из других средств массовой информации: «Честное слово», «Вечерний Новосибирск» и др.

В соответствии со ст. 55 ГПК РФ — доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. Согласно ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации» журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации».

Статьей 57 этого закона, предусмотрено, что редакция, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, если эти сведения являются дословным воспроизведением сообщений или материалов, или их фрагментов, распространенных другими средствами массовой информации.

Вместе с тем, оспариваемые истцом сведения, опубликованные в первом и втором номерах газеты «Гражданский суд» не являются дословным воспроизведением сообщений или материалов, распространенными другими средствами массовой информации, копии которых были представлены ответчиком суду. Кроме того, ни в одном из номеров газеты «Гражданский суд» не содержится ссылок на воспроизведение материалов из других СМИ.

Исходя из изложенного, в данном случае ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» не подлежит применению».

Ответчики также настаивали на том, что истец, будучи публичной фигурой, мог обратиться не с иском в суд, а с правом на ответ в редакцию газеты. Суд отметил, что право на ответ не является обязанностью истца, даже если он публичный деятель. Кроме того, суд не усмотрел в публикации наличие общественного интереса:

«Доводы представителя ответчика, о том, что истец, как политический деятель, публичный человек, не вправе был обращаться с данным иском в суд, а мог выступить в СМИ с ответной статьей, суд находит необоснованными. Как разъяснил пленум ВС РФ от № 3 от 24.02.05г «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. Однако, если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Патрушев И.А. не представил суду доказательств, что распространение сведений в газете «Гражданский суд» было произведено именно в целях защиты общественных интересов — интересов жителей г. Новосибирска, имеющих право иметь полный объем информации о жизни и деятельности кандидата на пост мэра города.

Кроме того, ответная реплика политика- это его правом, а не обязанностью. Выбор способа защиты нарушенного права принадлежит истцу».

Суд также пояснил, что некоторые из оспариваемых истцом сведений отсутствуют в тексте публикаций, а, следовательно, и не могут быть опровергнуты:

«Вместе с тем выражения: «распоряжается чужими, в частности, государственными, деньгами в свою пользу»; «уклоняется от уплаты налогов путем регистрации своих предприятий в оффшорных зонах»; «будучи руководителем избавляется от квалифицированных и грамотных специалистов, предпочитая им угодливых работников»; «дружен с криминалитетом и сам относиться к преступной среде»; » был заинтересован в смерти вице-мэра Новосибирска Валерия Марьясова»; «чужд семейным ценностям и препятствует бывшей жене Марии Лондон видеть их общего сына»; «связан с Березовским» — в опубликованных материалах не содержатся. Все эти выражения являются предположительными выводами, сделанными истцом, что не может являться предметом рассматриваемого спора. Поэтому в этой части исковые требования Лондон Я.Р. не подлежат удовлетворению».

Кроме того, суд указал, что данные сведения не являются утверждениями о фактах, а представляют собой мнение, оценку автора и не могут быть предметом спора по ст. 152 ГК РФ. В дополнение суд указал, что мнения не могут защищаться и в порядке ст. 150, 151 ГК РФ:

«В статье 150 ГК РФ дается понятие нематериальных благ, к которым относятся, в том числе честь, доброе имя и деловая репутация гражданина. Нематериальные блага защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и порядке ими предусмотренных (ч.2. ст. 150 ГК РФ).

Порядок и способы защиты таких нематериальных благ, как честь, достоинство и деловая репутация регулируется ст. 152 ГК РФ.

Исходя из положений ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, позиции Европейского Суда по правам человека и учитывая заключение судебной-текстологической (филологической) экспертизы № 08/03-05 от 21.03.05г, суд считает, что выражения «очень любит деньги, любит чужие деньги»; «Жить, например Яков Рувимович давно мечтает в собственном особнячке в центре города. Уже и место приглядел — неподалеку от Оперного театра. Но ведь денег-то жалко покупать все по закону. Да и не положено по закону строить там частные здания. Вот и хочет «выкружить» кусочек и денег не платить»; «Ну а с мэрскими-то полномочиями, конечно, полегче будет решить свой жилищный вопрос»; «Плевать он хотел на бога, священников, православных христиан и на их «жалкие» чувства»; «так что не трус» — очередной миф о Лондоне», не являются утверждениями о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, а являются оценочными суждениями, выражением субъективного мнения ответчика, которые не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности и не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, как и не являются предметом защиты в порядке ст. 150, 151 ГК РФ, в связки с чем, ссылка представителя истца на ст. ст. 150 ,151 ГК РФ в данном случае недопустима.

С учетом изложенного, исковые требования истица о взыскании компенсации морального вреда в размере 300 000 рублей не подлежат удовлетворению».

В итоге суд пришел к выводу, что некоторые из оспариваемых истцом сведений не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство истца.