Дело по иску сотрудника правоохранительных органов Ивана Жукова к редакции общественно-политической газеты Ханты-Мансийского автономного округа «Новости Югры» о защите чести, достоинства и деловой репутации (досье №172)

Краткое изложение материалов дела

Сотрудник милиции Жуков И.И. обратился в суд с исковыми требованиями к газете «Новости Югры» об опровержении распространенных в газете сведений о превышении сотрудниками милиции своих полномочий и избиении в отделении милиции героини публикации. Истец просил опровергнуть сведения распространенные в статье, компенсировать моральный вред и принести извинения в его адрес и адрес других сотрудников Белоярского РОВД.

Обстоятельства дела

24 октября 1998 года в газете «Новости Югры» была опубликована статья В.П. «Женские истории» (Белоярский вариант). Жуков И.И. обратился в суд, полагая, что в данной статье содержатся сведения, порочащие его честь и достоинство и не соответствующие действительности. В частности истец оспаривал следующие сведения:

«…Когда Жуков с Джумалиевым стали выходить, собралась выходить и я. Тут залетели четыре женщины (перечисляет фамилии двоих, двоих называет по именам). Стали меня бить, крутить руки: «Все равно тебя посадят на восемь лет»;

«Снова вызвал меня Жуков, а у него куча бумаг. Он говорит: «Татьяна Анатольевна, вы желаете эти листы подписать без присутствия адвоката?»;

«Если подпишешь, тут же выпустим. У тебя же душа болит за ребенка, ты же его 10 лет ждала… Я подписывать не буду. Он говорит: «Ты хорошо подумала? Только я стала выходить, опять залетели эти женщины и стали меня бить, чтобы я писала эти бумаги. Ломали меня. Били по зверски, еще сильней»;

«Моя подзащитная не виновна. Мы требуем отмены незаконного решения о привлечении Татьяны Козелок к уголовной ответственности и возбуждения уголовного дела по факту превышения власти сотрудниками Белоярского горотдела милиции. Я 25 лет занимаюсь юридической практикой, но с подобными фактами истязания женщины еще не сталкивался. Это чудовищное преступление и виновные должны быть наказаны по ч. 3 ст. 286 УК РФ, где предусмотрено наказание от 3 до 10 лет лишения свободы»;

«Мы сознательно не называем имена и фамилии тех, кого по праву можно назвать внучками Берии…»;

«Адвокат отправил жалобы прокурору Белоярского В. К. и прокурору автономного округа Ю.Бедерину. Но по нашим данным Белоярская прокуратура не торопится расследовать факт квалифицированного превышения служебных полномочий сотрудниками милиции. И можно предположить причину бездействия»;

«Мы готовы предоставить видеокассету в окружную прокуратуру и окружное Управление внутренних дел для коллективного просмотра» и другие.

Истец указал, что данная публикация вызвала в г. Белоярский огромный общественный резонанс. Истцу, как работнику милиции, которого многие знали по роду его деятельности, невыносимо было работать. Истец просил суд обязать редакцию газеты опровергнуть спорные сведения, компенсировать причиненные ему нравственные страдания в размере 150 000 рублей и принести извинения за распространенные сведения в его адрес и адрес других сотрудников правоохранительных органов, упомянутых в статье.

Ответчик настаивал на том, что сведения, сообщающие о действиях истца не являются порочащими, поскольку в них не содержится утверждений о нарушении Жуковым действующего законодательства или моральных принципов. Остальные сведения, касающиеся неправомерных действий сотрудников милиции, непосредственно к Жукову не относятся, соответственно, его не порочат. Кроме того достоверность распространенных сведений на момент написания статьи подтверждалась кассетой с записью побоев и акт судмедэкспертизы, а также показаниями самой героини.

16 января 2003 года суд вынес решение, которым отказал истцу в удовлетворении его требований. 16 апреля 2003 года суд кассационной инстанции отменил первоначальное решение и направил дело на новое рассмотрение. 14 ноября 2003 года суд надзорной инстанции отменил кассационное определение, оставив в силе первоначальное решение.

Мотивировка суда

Суд, анализируя некоторые спорные фрагменты статьи, счел их не порочащими честь и достоинство истца:

«Как следует из оспариваемых Жуковым И.И. сведений, в которых непосредственно упоминается об истце, в частности, из последнего абзаца третьей колонки со слов «Когда Жуков с Джумалиевым стали выходить, собралась выходить и я. Тут залетели четыре женщины и… т. д.», а также в последнем абзаце четвертой колонке со слов «Снова вызвал меня Жуков. У него куча бумаг. Он мне говорит: «Татьяна Анатольевна Вы желаете эти листы подписать без присутствия адвоката?», а также слова: «А он: Если подпишешь, тут же выпустим. У тебя же душа болит за ребенка, ты же его 10 лет ждала. …Я подписывать не буду. Он говорит «Ты хорошо подумала?», не содержится утверждений о том, что Жуков нарушил действующее законодательство, в частности, о незаконных методах ведения следствия и организации им избиения, как об этом утверждает истец. Таким образом, сведения, изложенные в статье, касающиеся непосредственно Жукова И.И., не являются порочащими».

В отношении остальных сведений суд пришел к выводу, что они не относятся к личности истца, так как не сообщают о совершении им каких-либо противозаконных действий:

«Остальные оспариваемые истцом сведения, содержащиеся в третьей колонке последнем абзаце, со слов «Тут залетели четыре женщины… и т. д.» до слов «И они стали меня бить», а также в пятой колонке слова «Только я стала выходить, опять залетели эти женщины» до слов «…Били по зверски, еще сильней» — не относятся непосредственно к Жукову И.И. Из данных слов следует, что описывается избиение гр. Козелок женщинами сотрудницами, но также не содержат утверждения, что данное избиение происходило по инициативе Жукова или он присутствовал при этом и не препятствовал совершению преступления. Также не упоминается вообще об истце и каких-либо его неправомерных, противозаконных действиях или нарушениях имморальных принципов и в комментариях редакции, данных в пятой колонке четвертом абзаце, последней колонке абзаце втором и четвертом, а так жев комментариях адвоката Пуртова М.Ф. в пятой колонке последнем абзаце, поскольку в них речь идет о привлечении к уголовной ответственности работников Белоярского ГОВД без указания кого-либо конкретно, а также содержатся мысли автора по поводу бездействия прокуратуры, и женщинах сотрудницах, избивавших Козелок. Поэтому доводы истца, что редакция в вышеуказанных словах требует привлечения к уголовной ответственности непосредственно Жукова И.И., не обоснованны».

Суд также отметил, что отсутствие доказательств достоверности изложенных сведений не является достаточным основанием для наступления ответственности по статье 152 ГК РФ:

«Хотя представители ответчиков не представили доказательств, что на момент опубликования статьи они располагали неопровержимым сведениями по факту избиения Козелок Т.А. сотрудниками Белоярского ГОВД и этот вывод сделали со слов К., видеокассеты, акта судмедэкспертизы, представленной ею, однако для наступления правовых последствий для ответчика, предусмотренных статьей 152 ГК РФ, недостаточно только наличие не соответствия действительности факта опубликованного в газете. Как следует из статьи 152 ГК РФ, необходимо, чтобы сведения, которые были распространены ответчиком в отношении истца, были порочащими его честь и достоинство, чего в судебном заседании установлено не было, поскольку не содержат утверждений о совершении Жуковым нарушений действующего законодательства или моральных принципов».

Кроме этого суд указал на невозможность оспаривания в порядке статьи 152 ГК РФ предположений, домыслов и каких-либо умозаключений:

«Исходя из смысла статьи 152 ГК РФ, негативные домыслы, предположения, ассоциации, которые могли возникнуть у кого-либо, прочитавших статью, в отношении Жукова, не могут служить доказательством, что сведения, которые содержались в оспариваемой публикации и касались непосредственно истца, носят порочащий характер, поскольку, как было указано в Постановлении Пленума ВС РФ № 11 от 18.08.92 г. (в ред. 1995 года), для этого необходимо наличие в статье сведений, содержащих утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов».

Требование истца о принесении извинений суд счел не основанным на законе и не подлежащим удовлетворению:

«Требование истца о принесении редакции газеты извинения в адрес Жукова и в адрес других сотрудников Белоярского ГОВД заявлено не обоснованно, поскольку статьей152 ГК РФ не предусмотрен такой способ защиты нарушенных прав, как принесение извинения, в связи с чем также удовлетворению не подлежит».

В итоге суд первой и надзорной инстанции пришел к выводу, что оспариваемые истцом сведения не содержат утверждений о совершении именно истцом противоправных действий.