Дело по иску кандидату в губернаторы Антона Бакова к журналисту Иннокентию Шеремету о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда (досье №164)

Краткое изложение материалов дела

В прямом эфире телекомпании «Областное телевидение» транслировались теледебаты ответчика и истца, который являлся кандидатом в губернаторы Свердловской области. Суд разграничил утверждения о фактах и мнения. Суд пришел к выводу, что часть сведений являются оскорбительными.

Обстоятельства дела

1 сентября 2003 года в прямом эфире телекомпании «Областное телевидение» транслировались теледебаты Ш.И.В. и Бакова А.А., который являлся кандидатом в губернаторы Свердловской области. В эфире журналист Шеремет.И..В. допустил следующие высказывания:

«… вы настолько уже заврались, настолько уже погрузились в пучину клеветы или у вас какие-то проблемы со здоровьем психическим … это очередное ваше мелкое, крошечное, но мошенничество… вы натуральным образом одержимы маниакально захватить власть… уже в 7-8 классе, будучи пай-мальчиком, маминым сыном, вы обосновывали теоретическую необходимость и возможность силами там то ли пехотного полка, то ли какого-то батальона захвата в Пелыме или в Полуночном развязок газовых и нефтепроводов, удержании и взимании платы с государства за перекачку… вы, такой полный, если не сказать жирный, лощёный молодой человек, стояли в Верховном Суде и лгали… Я вам это утверждаю с полной очевидностью, если я в своей программе мерзавцами и негодяями называю мерзавцев и негодяев, значит я плохой человек? … лжец и клеветник именно вы, у вас очень подорванная и скверная репутация… лжеца, мерзавца, проходимца, преступника, вора это не красит! …вы оболгали губернатора! …и этот человек, прошедший неимоверно сложный жизненный путь, испугался картавого маминого сына? … вы участвовали в обмане и в шельмовании старушек в Парковом районе г. Екатеринбурга… мошенническим путём заманивали старушек… мерзавцы и негодяи рвутся во власть Свердловской области…это спектакль, в исполнении этого персонажа… но более циничных и мерзких персонажей мне не приходилось видеть, этот персонаж — вы… реальная угроза — это вы…такой персонаж, как вы, что вы можете дать области?!…теневой организатор… или мерзавец, король клеветников или тяжело психически больной человек, что вы несёте, Баков?! … это параноидальная шизофрения… вы просто клеветник… вы мерзавец…вы самый известный Горноуральский проходимец!… вы клеветник и лжец!… вы действуете исключительно по рецепту доктора Геббельса, руководителя гитлеровской пропаганды чтоб ложь была убедительна, она должна быть большой… мерзавцы и криминал настойчиво рвутся во власть… бесы бесятся…».

Баков А.А. подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя опровержения и компенсации морального вреда в размере 150 000 рублей. Он указывал, что использование Шереметом И.В. таких слов и выражений как «мерзавец», «негодяй, лжец», «клеветник», «пройдоха», «проходимец», «вор», «картавый мамин сын», «теневой организатор», «персонаж», «король клеветников», «тяжело психически больной человек», «жирный», «циничный», «мерзкий бес» оскорбляет истца. Также истец считает, что в отношении него распространены сведения, которые содержат утверждение о нарушении им действующего законодательства и моральных принципов и просил их опровергнуть.

Ответчик иск не признал, считал, что ряд оспариваемых фраз являются мнениями автора высказываний, другие — не относятся к истцу, некоторые распространенные сведения не являются порочащими или соответствуют действительности.

6 декабря 2003 года суд частично удовлетворил иск.

Мотивировка суда

Суд применил статьи 150, 152 ГК РФ как правовое основание для защиты чести, достоинства и деловой репутации, статьи 29 Конституции РФ и 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые гарантируют свободу выражения мнения.

Также при принятии решения суд руководствовался определением Конституционного суда РФ по жалобе К.А.В., в котором Конституционный суд указал:

«…при рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и достоинства надлежит решать, укладываются ли рассматриваемые сведения в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду».

Суд указал, что

«Ст.152 ГК РФ устанавливает гражданско-правовые способы защиты чести и достоинства…»,

и определил юридически значимые обстоятельства по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации:

«Для удовлетворения искового заявления по защите чести, достоинства, деловой репутации и опровержении сведений необходимо обязательное наличие и совокупность следующих четырёх обстоятельств: 1) факта распространения сведений в отношении истца, 2) не соответствие их действительности (ложность), 3) порочащий характер сведений, 4) распространение в утвердительной форме».

На основании Постановления Пленума Верховного Суда РФ суд определил юридически значимые обстоятельства, которые подлежат установлению по делам о компенсации морального вреда:

«… необходимо выяснять, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора».

Суд распределил между сторонами бремя доказывания, возложив на ответчика обязанность доказать соответствие действительности распространённых сведений, а на истца — факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск

Суд установил факт распространения сведений.

Суд признал, что необходимо исследовать контекст всего выступления ответчика.

Суд разграничил утверждения о фактах и мнения:

«…часть оспариваемых выражений являются оценочными суждениями и мнениями Шеремета И.В., а не фактической информацией, опровержение которой возможно по суду».

Кроме того, суд указал, что предположения и риторические вопросы, которые не являются утверждениями, не подлежат опровержению.

Суд пришел к выводу, что часть сведений (употребление в отношении истца слов «жирный, картавый, мерзкий, мерзавец, негодяй») являются оскорбительными и подчеркнул:

«Оскорбительное выражение нельзя признать не соответствующим действительности — за его употребление можно лишь наказать путём взыскания компенсации морального вреда, что суд и считает возможным сделать».

В отношении распространения слова «мошенник» суд указал следующее:

«слова «мошенничество, мошенник» в отношении Бакова последовало за констатацией нарушения последним заранее оговоренной процедуры теледебатов «вопрос-ответ» и признания Баковым факта нарушения этой договорённости. При таких обстоятельствах слова «мошенничество» и «мошенник» употреблены в бытовом смысле — как констатация обмана, нарушения договорённости, соглашения и т.п. »

Сведения о том, что «…вы настолько уже заврались, настолько уже погрузились в пучину клеветы, вы клеветник и лжец, вы стояли в Верховном Суде и лгали, вы оболгали губернатора, вы участвовали в обмане и в шельмовании старушек в Парковом районе г. Екатеринбурга, мошенническим путём заманивали старушек», были признаны соответствующими действительности.

В итоге суд отказал в опровержении сведений в порядке статьи 152 ГК РФ, но удовлетворил требования истца о компенсации морального вреда за распространение оскорбительных сведений в размере 1000 рублей.