Дело по иску ООО «Квадро-Паблишинг» к ИП Галсановой И.В., третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, ИП Хрулева Елена Владимировна (творческий псевдоним Елена Ваенга), ЗАО «Мелодия», торговая компания «Онлайн-Медия» о взыскании 420 000 рублей (досье №1668)

Судебные акты

1-я инстанция 17 сентября 2015 Решение Арбитражного суда Республики Бурятия (досье №1668)

Краткое изложение материалов дела

Спор возник в связи с тем, что предприниматель реализовал диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы в исполнении Елены Ваенги, без разрешения правообладателя.

Истец обратился в суд с иском к ИП Галсановой И. В. о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения певицы Елены Ваенги, а именно песни: «Клавиши», «Курю», «Мосты», «Внутри», «Гуцулочка», «Неформат», «Перон», «Лайки», «Ванечка», «Океаны», «Не забывай», «Аргентина», «Оловянное сердце», «Калина», «Города», «Папа нарисуй», «Абсент», «Уренгой», «Лена», «Девочка», «Бабушка», «Золотая рыбка», «Мамочка», «Фиолетовая тень», «Наливай», «Косы», «Длинные коридоры», «Больно», «Sorti», «Кони», «Не любил».

ООО «Квадро-Паблишинг» принадлежало исключительное права на использование фонограмм и произведений, автором и исполнителем которых являлась Елена Ваенга, и истец имел право предъявлять исковые требования, связанные с защитой исключительных прав на эти музыкальные произведения.

В процессе рассмотрения дела судом и осмотре представленного в качестве вещественного доказательства диска было установлено, что проданный ответчиком диск MP3 не содержал информации о правообладателе, диск не оклеен контрольной маркой правообладателя, отсутствует наименование лицензиата и номер лицензии.

Мотивировка суда:

17 сентября 2015 года Арбитражный суд Республики Бурятия взыскал с ответчика за нарушение исключительных прав 210 тыс.руб.

Однако ответчик, исходя из принципов разумности и справедливости, посчитал, что сумма взысканной компенсации могла быть значительно ниже, ссылаясь, в том числе, на то, что не знал о нарушении исключительных прав истца.

25 мая 2016 года Суд по интеллектуальным правам оставил решение суда первой инстанции в силе.