Дело по иску гражданки Валентины Бирюковой к ООО «Редакция МГ», журналисту Нине Востриковой о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда (досье №280)

Судебные акты

1-я инстанция 24 мая 2004 Решение Левобережного суда г. Липецка (досье №280)

Краткое изложение материалов дела

В газете «Металлург» была опубликована статья корреспондента Нины Востриковой (под псевдонимом — М. Магницкая), в которой рассказывается об отце истице и о взаимоотношениях его детей ко второй жене. Ответчики пояснили, что для опровержения сведений, необходимо отнесение данных сведений к конкретному физическому лицу, которое можно чётко идентифицировать. В публикации даже не названа фамилия истицы, а лишь фигурирует имя её отца.

Обстоятельства дела

В газете «Металлург» (№22 от 28.03.2003 года) была опубликована статья корреспондента Нины Востриковой (под псевдонимом — М. Магницкая) под названием «Вторая жена». Бирюкова В. М. обратилась в суд, указывая, что в публикации рассказывается о её отце — Ролдугине Михаиле Яковлевиче, при этом в статье содержатся не соответствующие действительности сведения, которые порочат её честь и достоинство, а именно о том что:

«Старшие дети Ролдугина, Виктор и Валентина … не вникали в подробности жизни отца…»;

«В общем-то, старшие дети относились к чужой тётке равнодушно…»;

«Чуткую её душу беспокоило равнодушие и холодность детей Михаила Яковлевича.»;

«Окончательно она поняла, что ни тепла, ни признания ей от них не дождаться, когда внезапно слегла в больницу. После тяжёлой операции навещали её только родные дочери»;

«…дети стали наведываться в их дом всё чаще и «инспектировать» бабулю в её привычных будничных заботах. Ревниво следят, какую еду приготовила она больному отцу, вовремя ли её подала. Один из последних визитов Валентины закончился скандалом и стрессом для старушки. … Дочь старика…сначала выразила неудовольствие обедом, поданным отцу, а потом потребовала отдать ей совместно нажитые стариками деньги. … Это являлось лишним доказательством того, что Евдокию Митрофановну в семье считали чужой…. Ну, слово за слово, и на Валентину словно какое затмение нашло — копившаяся годами ненависть прорвалась наружу, и она рванула бабулю за седые волосы»;

«Они не скрывают, что жилплощадь нужна уже для их подрастающих детей»;

«Жизнь превратилась в ад. И самое страшное, что за пытку эту нельзя взыскать с тех людей, что учиняют ей мучения».

Истица просила суд обязать ответчиков опровергнуть спорные сведения и взыскать компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

Редакция газеты настаивала на том, что сведения, изложенные в статье, не могут быть признаны несоответствующими действительности, так как не являются утверждением. Изложенное в статье является восприятием Евдокии Митрофановны, результатом беседы с которой явилось написание статьи, её субъективной оценкой, но не сведениями, содержащими утверждение о фактах. Кроме этого, ответчики пояснили, что для опровержения сведений, необходимо отнесение данных сведений к конкретному физическому лицу, которое можно чётко идентифицировать. В публикации даже не названа фамилия истицы, а лишь фигурирует имя её отца.

24 мая 2004 года суд вынес решение, которым отказал истице в удовлетворении ее требований.

Мотивировка суда

Суд указал, в каком случае требования об опровержении сведений могут быть удовлетворены:

«Для удовлетворения требований о защите чести, достоинства и деловой репутации в соответствии со ст. 152 ГК РФ необходимы 3 условия: 1) сведения должны быть распространены, 2) распространенные сведения не соответствуют действительности, 3) порочащий характер распространенных сведений».

Анализируя оспариваемые истцами сведения суд пояснил, что некоторые из них представляют собой мнение журналиста и не могут быть в связи с этим опровергнуты. При том суд сослался на положения ст. 10 Конвенции о защите прав человека, ст. 29 Конституции РФ и ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах. В заключение суд отметил, что в данном случае истцы могли бы использовать не право на опровержение распространенных сведений, а только право на ответ:

«Суд считает, что фразы, содержащиеся в статье: «Старшие дети Ролдугина, Виктор и Валентина … не вникали в подробности жизни отца…», «В общем-то, старшие дети относились к чужой тётке равнодушно…»; «Чуткую её душу беспокоило равнодушие и холодность детей Михаила Яковлевича.»; «Окончательно она поняла, что ни тепла, ни признания ей от них не дождаться, когда внезапно слегла в больницу»; «…дети стали наведываться в их дом всё чаще и «инспектировать» бабулю в её привычных будничных заботах. Ревниво следят, какую еду приготовила она больному отцу, вовремя ли её подала. Один из последних визитов Валентины закончился скандалом и стрессом для старушки….Дочь старика…сначала выразила неудовольствие обедом, поданным отцу, а потом потребовала отдать ей совместно нажитые стариками деньги…Это являлось лишним доказательством того, что Евдокию Митрофановну в семье считали чужой…», «Они не скрывают, что жилплощадь нужна уже для их подрастающих детей»; «Жизнь превратилась в ад. И самое страшное, что за пытку эту нельзя взыскать с тех людей, что учиняют ей мучения», не являются сведениями, а представляют мнение Мордовкиной Е.М., её оценку сложившихся между ней и детьми мужа взаимоотношений, а также; мнение и суждение автора статьи.

Невозможно признать несоответствующим действительности оценочное суждение (мнение) и опровергнуть его, т.к. это будет прямо нарушать право человека на выражение своего мнения.

В соответствии со ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей.

Данное право закреплено в ст.29 Конституции РФ — каждому гарантируется свобода мысли и слова, никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, и в ст.47 ч.1 п.9 Закона РФ «О средствах массовой информации» № 2124-1 от 27.12.91г., согласно которой журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью.

Статьёй 19 Международного пакта о гражданских и политических правах установлено, что каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения, это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи устно, письменно или в прессе, а также посредством художественных форм выражения или иными способами.

В данном случае истица может только реализовать своё право на ответ (комментарий, реплику), предусмотренный ст.46 Закона «О средствах массовой информации».

В отношении остальных сведений суд указал, что они соответствуют действительности:

«Анализируя фразы: «После тяжелой операции навещали ее только родные дочери», «Ну, слово за слово, и на Валентину словно какое затмение нашло — копившаяся годами ненависть прорвалась наружу, и она рванула бабулю за седые волосы», суд приходит к выводу, что сообщённая в них информация является действительной, поскольку она подтверждается показаниями свидетеля Мордовкиной Е.М., не доверять которой у суда нет оснований, сама истица не отрицала факта неприязненных отношений с Мордовкиной Е.М.

Допрошенные по ходатайству истицы свидетели Чуркина В.В., Зорин В.П. и Смородина М.В. ни подтвердить, ни опровергнуть вышеуказанные сведения не могли».

В итоге суд пришел к выводу, что ответчиками отношении истцов не были распространены сведения не соответствующие действительности и порочащие их честь и достоинство.