Дело по иску гражданина Сергея Горева к редакции журнала «Журналист» в лице учредителя ЗАО «Издательский дом «Экономическая газета», журналисту Надежде Антуфьевой о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, оплате услуг представителя (досье №180)

Краткое изложение материалов дела

Горев С.Г.обратился в суд в иском к редакции журнала «Журналист» в лице учредителя ЗАО «Издательский дом «Экономическая газета», Антуфьевой Н.М. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.

Обстоятельства дела

В марте 2003 года в журнале «Журналист» была опубликована статья «Пощечина весельчакам, заигравшимся со смертью и бесчестием, от Надежды Антуфьевой, главного редактора тувинской газеты «Центр Азии». В статье были распространены следующие сведения:

«… «раковые пересмешники» ловко подставили популярнейшую в республике и стране Дину Оюн, редактора Интернет-агентства «Тува-Онлайн»;

«Супруг ее, в отличие от наших пакостников, высшим образованием не обременен».

Горев С.Г. обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя опровержения, текст которого был указан в исковом заявлении, и компенсации морального вреда в размере 400 000 рублей с каждого из ответчиков. Обосновывая свои исковые требования, истец указывал, что распространенные сведения порочат его и не соответствуют действительности.

Антуфьева Н.М. иск не признала, указывая, что часть сведений соответствуют действительности, часть — являются ее мнением, на что она имела право.

19 апреля 2004 года суд частично удовлетворил исковые требования.

Мотивировка суда

Суд применил по делу статью 150 ГК РФ, которая указывает, что достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация относятся к неимущественным благам, статью 152 ГК РФ, предусматривающую гражданско-правовой способ защиты указанным благ. Суд сослался на статьи 21, 23 Конституции РФ, которые гарантируют конституционную защиту достоинства, чести и доброго имени. На основании Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» суд определил понятия «порочащие сведения» и «распространение сведений».

Суд установил факт распространения опровергаемых сведений на основании, представленной в суд копии статьи, заверенной надлежащим образом.

Суд разграничил мнения и утверждения о фактах и указал:

«…опровержению подлежат только сведения, то есть сообщения о фактах и событиях, содержащие утверждения о нарушениях гражданином законодательства или моральных принципов, которые умаляют честь, достоинство и деловую репутацию гражданина.

Из смысла ст.152 ГК РФ следует, что высказывания, носящие оценочный характер, невозможно проверить на соответствие действительности, в противном случае опровержение будет являться нарушением свободы выражения мнения.»

Суд посчитал, что фраза, «раковые пересмешники» ловко подставили популярнейшую в республике и стране Д.О., редактора интернет-агентства «Тува-Онлайн», содержит лишь утверждения о фактах, которые относятся к истцу. Суд признал их порочащими, так как данное высказывание

«…содержит утверждение о том, что истец подставил другого человека, то есть содержит утверждение о нарушении истцом моральных принципов».

Суд пришел к выводу, что сведения о том, что «Супруг её, в отличие от наших пакостников, высшим образованием не обременён», содержат мнение журналиста, на которое она имеет право. В этой части иска Гореву С.Г. было отказано.

Таким образом, на ответчиков была возложена обязанность опубликования опровержение.

Суд посчитал, что истцу публикацией был причинен моральный вред. При определении размера вреда были учтены следующие обстоятельства:

«характер опубликованных сведений и объем их распространения, то, что порочащие истца сведения были опубликованы в общероссийском ежемесячном журнале с тиражом 7983 экземпляра, то, что истец является депутатом Кызылского городского Хурала представителей.»

Однако суд посчитал сумму, запрашиваемую истцом, явно завышенной и, исходя из требований разумности и справедливости, обязал каждого из ответчиков выплатить по 600 рублей в качестве компенсации морального вреда.