Дело по иску директора торговой фирмы Анны Гончаровой к журналисту Антону Валагину и редакции газеты «Воронежский курьер» о защите чести и достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда (досье №184)

Судебные акты

1-я инстанция 23 марта 2007 Решение Ленинского районного суда г. Воронежа (досье №184)

Краткое изложение материалов дела

Гончарова А.Н. — директор торгового предприятия ООО «Елена» — обратилась в суд с иском к журналисту Валагину А.А., редакции газеты «Воронежский курьер» о защите чести и достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда.

Обстоятельства дела

В газете «Воронежский курьер» (№77(2427) от 18 июля 2006 года) была опубликована статья А.А.Валагина «Наши так не делают». Непьющие «Наши» взяли в осаду рюмочную в центре города». Гончарова А.Н. — директор торгового предприятия ООО «Елена» — обратилась в суд полагая, что в указанной публикации о ней распространены не соответствующие действительности и порочащие сведения, а именно:

«…директором «Елены» Анной Гончаровой был пленен участник «Наших», Никита Хрупин: парня, руководившего пикетом,… немного побили и изъяли у него сотовый телефон,… угрожали по-всякому».

Истица просила суд обязать ответчиков опровергнуть оспариваемые сведения и взыскать в качестве компенсации морального вреда 100 000 рублей солидарно с ответчиков.

Ответчики полагали, что опубликованные сведения соответствуют действительности и не содержат прямого указания на нарушение истцом норм Закона; причинение истцу морального вреда в результате распространения опровергаемых сведений также не доказано.

23 марта 2007 года суд вынес решение, которым требования истца удовлетворил частично, обязав ответчиков опровергнуть спорные сведения и солидарно компенсировать истице моральный вред в размере 500 рублей.

Мотивировка суда

Суд определил, какие сведения могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 ГК РФ, указав следующее:

«По смыслу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации защита чести, достоинства и деловой репутации возможна при одновременном наличии трех условий: установлении порочащего характера сведений, факта распространения таких сведений, а также их несоответствия действительности».

Суд также указал на необходимость разграничения по делам о диффамации мнений и утверждений о фактах, и пришел к выводу, что спорные сведения относятся к последним:

«В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

По мнению суда, сведения, содержащиеся в данном фрагменте публикации, изложены в форме утверждений о фактах, что признается и не оспаривается ответчиками».

Проанализировав спорные сведения, суд пришел к выводу, что они носят для истицы порочащий характер:

«Суд считает, что вышеприведенные сведения являются порочащими, поскольку содержат утверждения о нарушении истцом действующего уголовно-правового законодательства и умаляют честь и достоинство истца.

Так, статья 127 Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, в том числе, совершенное группой лиц. Статья 161 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за открытое хищение чужого имущества (грабеж), в том числе, совершенный группой лиц».

При этом суд указал, что ответчики не представили доказательств, подтверждающих достоверность опубликованных сведений:

«Доказательства, которые свидетельствовали бы о том, что факты, о которых утверждается в публикации, имели место в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения, ответчиками не представлены.

Показаниями свидетелей Хрупина Н.А. и Уварова Д.М. в совокупности с представленной ответчиками видеозаписью, а также с показаниями свидетелей Ютовец Н.Н. и Федоровой Т.В., не подтверждается, что действия истца, о которых говорится в публикации, в действительности имели место 10 июля 2006 года. В силу ст.60, ч.4 ст.61.ГПК РФ вопрос о том, имели ли место действия о которых говорится в публикации, и совершены ли они истцом, должен быть подтвержден определенным средством доказывания — вступившим в законную силу приговором суда, и не может подтверждаться никакими другими доказательствами. Таким образом, распространенные об истце сведения не соответствуют действительности, поскольку иное не доказано».

Суд не согласился с доводами ответчиков о том, что только часть оспариваемых сведений непосредственно относится к истцу:

«Ответчики в своих возражениях неправильно вычленяют из контекста публикации отдельные утверждения о фактах и делают неверные выводы об относимости к истцу только утверждения о том, что «Никиту Хрупина «пленила» директор магазина «Елена» А. Гончарова, которое соответствует действительности и не содержит прямого указания на нарушение истицей норм Закона, так как является довольно мягким экспрессивным собирательным описанием действий истицы, направленных на то, чтобы Н. оставался некоторое время, в помещении принадлежащего ей магазина» (л.д.47). Суд считает, что все утверждения, содержащиеся во фрагменте публикации: « Чуть позже директором «Елены» Анной Гончаровой был пленен участник «Наших», Н.Х.: парня, руководившего пикетом, затащили в подсобку, немного побили и изъяли у него сотовый телефон. Отдать который предлагали в обмен на видеозапись происходившего ранее. Для ускорения процесса угрожали по-всякому», взаимосвязаны, разъясняют и конкретизируют утверждение «…директором «Елены» Анной Гончаровой был пленен участник «Наших», Никита Хрупин», в своей взаимосвязи относятся к истцу, а содержащиеся в них сведения являются порочащими, поскольку содержат утверждения о совершении истцом уголовно-наказуемых деяний и умаляют честь и достоинство истца».

Определяя возможность компенсации перенесенных истицей нравственных страданий и возможный размер их возмещения суд указал следующее:

«Суд находит правдивыми и принимает во внимание изложенные в исковом заявлении доводы Гончаровой А.Н. о том, что в результате распространения недостоверных порочащих сведений нарушены ее личные неимущественные права на доброе имя, достоинство и честь, созданы условия для формирования негативного общественного мнения о ней как некомпетентном руководителе, нарушающем права и законные интересы граждан, ей причинен моральный вред — нравственные страдания, что очевидно.

Определяя размер денежной компенсации, суд учитывает характер причиненных потерпевшему нравственных страданий (переживания); фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред (в средстве массовой информации распространены не соответствующие действительности сведения о совершении истцом уголовно наказуемых действий); характер и содержание публикации, ее общественную значимость, а также степень распространения недостоверных сведений (тираж газеты).

Суд также учитывает требования разумности и справедливости, имущественное положение ответчиков. Таким образом, суд определяет, что с ответчиков в пользу истца в счет компенсации морального вреда подлежит взысканию солидарно (поскольку вред причинен совместными действиями) денежная компенсация в сумме 500 руб».

В итоге суд пришел к выводу, что оспариваемые истицей сведения являются утверждениями о фактах, не соответствуют действительности и порочат ее честь и достоинство.