Дело по иску Бугаева С. А. к АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета», Троицкому А. К. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда (досье №1367)

Судебные акты

1-я инстанция 29 октября 2014 Решение Басманного районного суда города Москвы (досье №1367)

Краткое изложение материалов дела

Повод для подачи иска о диффамации стал материал Артемия Троицкого «На дне. Пролог», опубликованного в «Новой газете». По мнению истца, в данном материале имелись сведения, которые содержали намек на то, что истец имеет непосредственное отношение к гибели В. Мамышева-Монро, хотя в статье это не указано прямым текстом, многие читатели восприняли это именно так.

15 апреля 2013 года в печатной и электронной версии «Новой газеты» вышел материал Артемия Троицкого «На дне. Пролог».

По мнению истца следующие сведения, распространенные ответчиком в отношении него не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию:

1) «Уговоры велись методом кнута и пряника: предлагались большие деньги (в письмах конкретных сумм нет, но позже Влад говорил мне, что речь шла о десятках тысяч долларов) и шли страшные рассказы о том, что будет с теми, кто «не с нами»…»;

2) «В письмах он очень просил меня никому ничего не пересказывать, поскольку панически боялся мести Африки, которого считал стукачом и вообще «подлецом со связями»;

3) «P.S. Я хотел озаглавить этот материал как-то пафосно, типа: «Тени незабытых преданы» или «Трупоед африканский вульгарис» или даже «Правда? Она НЕ утонула». Но потом вспомнил, что Бугаев год назад служил «доверенным лицом» кандидата в президенты Путина»;

4) «Самое страшное, что он люто настроен, обещает, что все, кто сейчас против выступал, будут либо убиты, либо покалечены, либо лишены всех средств к существованию»;

5) «…Артём, умоляю, никому про мои жалобы на Африку не рассказывай, боюсь я его страшно, это ж он мне через своих ГБэшных дружков устроил то, что я 11 лет, с 1991 по 2002-й, не мог загранпаспорт получить. Выяснилось позже, что именно он с такой просьбой к своим «кураторам» обратился…»;

6) «Но в конфронтацию входить с ним не хочу, оглашать это всё в частности, ибо он жучара опасная, мстительная и изобретательная…»;

7) «Боюсь я с чертями ссориться открыто»;

8) «Очень злобное нутро у этого человека, и мстительность какая-то адская…»;

9) «Кого и почему боялся Мамышев-Монро. Переписка погибшего художника. Документальные свидетельства о неудачной вербовке»;

10) «Прежде чем утонуть в бассейне на Бали, Мамышев-Монро отказался от предложения сделать «анатомический театр» протеста».

В своём исковой заявлении истец указал, что после публикации материала «началась цепная реакция цитирования фрагментов этой статьи в СМИ, индекс цитирования достиг критического уровня, когда данная информация появилась на радиостанциях. Сведения, изложенные в указанной статье порочат честь и достоинство истца, поскольку содержат намек на то, что истец имеет непосредственное отношение к гибели В. Мамышева-Монро, хотя в статье это не указано прямым текстом, многие читатели восприняли это именно так».

Представители ответчиков возражали против удовлетворения заявленных требований, указывая, что во фрагментах № 1, 3, 9, 10 автор статьи вообще не упоминает об истце. Доводы, приведенные в уточненном исковом заявлении о том, что в данных фрагментах автор утверждает, что истец нарушил действующее законодательство и совершил нечестный поступок, являются надуманными. Во фрагменте № 2 автор высказывает не свое мнение, а ссылается на мнение покойного В. Мамышева-Монро, которое тот изложил в письмах к Троицкому А.К. Фрагменты № 4-8 являются дословными цитатами из письма Мамышева-Монро В. к Троицкому А.К.

29 октября 2014 года Басманный районный суд города Москвы отказал в удовлетворении исковых требований, т.к. пришёл к выводу об отсутствии необходимой совокупности юридически значимых обстоятельств.