Дело по иску заведующего отделением онкодиспансера Геннадия Преснякова к ЗАО «Аргументы и Факты», ООО РИФ «Сальвэ!» — учредителю, журналисту Галине Дистерло о защите чести, достоинства, компенсации морального вреда (досье №35)

Материалы дела

0 Публикация 186 KB (rar) Скачать

Краткое изложение материалов дела

Иск подан заведующим одного из отделений онкологического диспансера, действующего на территории нескольких областей. Публикация, которую оспаривал истец была посвящена общественно значимой теме, и написана в духе судебного репортажа. Журналист рассказывал о ходе уголовного процесса над истцом по обвинению его в получении взятки. Материал был основан на материалах следствия и содержал много критических оценок самого журналиста.

Обстоятельства дела

В 2001 году (№ 6) в региональном приложении к еженедельнику «Аргументы и факты» была опубликована статья «Операция Гартмана». Данная статья основывалась на материалах уголовного дела, возбужденного по статье «Взятка» против заведующего одного из отделений Воронежского онкологического диспансера. Журналист Галина Дистерло, рассказывая о конкретном уголовном деле, поднимала общественно-значимую проблему коррупции в медицине. В публикации не были указаны ни имя врача, ни место его работы. Заведующий проктологическим отделением Воронежского онкологического диспансера Пресняков Г.Ю. обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в № 6 за 2001 года регионального информационно-рекламного приложения к еженедельнику — газеты «Аргументы и факты — Черноземье» в статье были опубликованы сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. В частности, он оспаривал такие сведения как:

«…что основным инициатором поборов и главным получателем взяток был заведующий отделением онкологического диспансера, называть фамилию которого сейчас было бы преждевременно. Личность этого с позволения сказать «врача»…»;

«…Заведующий устанавливал их сам, указывая, что заплатить деньги необходимо не после, а до операции. После чего творил все, что ему вздумается. Однажды вздумалось ему, например, нажиться на одной совсем безнадежно больной женщине.»;

«Гораздо страшнее безразличие, которым может окружить врач пациента, не беспокоясь не только о его здоровье, но и о том, будет ли он вообще жить.»;

«А это значит, что нечистоплотные эскулапы могут расслабиться и продолжать свои грязные поборы.»;

«Почему на свободе врач, который не просто вымогал деньги, но и ради наживы делал из нетяжело больного человека инвалида? Почему тот, кто имеет наглость грабить и грабить людей, отделывается легким испугом в залах наших судов…».

Ответчики возражали против удовлетворения иска, ссылаясь на общественную значимость поднятой темы и не возможность идентификации истца в герое публикации. Кроме этого, часть оспариваемых сведений представляли собой мнение журналиста по проблеме и не могут быть в силу своей субъективности опровергнуты.

Суд, рассмотрев данный спор, 21 июля 2004 года вынес заочное решение, которым обязал редакцию газеты и журналиста опровергнуть все оспариваемые истцом сведения как не соответствующие действительности и порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца путем опубликования текста опровержения, представленного истцом. Кроме этого, ответчики были обязаны солидарно выплатить Преснякову Г. Ю. 150 000 в счет компенсации морального вреда.

Ответчики обжаловали данное решение, настаивая на том, что истец не узнаваем для рядового читателя. А тема, поднятая в статье, настолько значима для общества, что журналист имел право на столь острые и критические высказывания в адрес истца.

24 марта 2005 года суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу ответчиков и вынес новое решение, которым в иске Преснякову Г. Ю. к ООО РИФ «Сальвэ!» и Дистерло Г. отказал.

Мотивировка суда

Суд кассационной инстанции согласился с позицией ответчиков о невозможности идентификации истца с героем публикации, указав следующее:

«В указанной статье не названы конкретные лица, отсутствует полное наименование лечебных учреждений, упоминающихся в статье.

Давая этому обстоятельству оценку, суд первой инстанции сослался на справку ГУЗ «Областной клинический онкологический диспансер», из которой следует, что операции на прямой кишке и операция Гартмана в частности проводятся в специализированном проктологическом отделении Воронежского областного клинического онкологического диспансера. Должность заведующего проктологическим отделением с 01.01.1990 года до настоящего времени занимает Пресняков Г.Ю. Из этого суд делает вывод, что установить лицо, в отношении которого были распространены сведения в газетной публикации, возможно.

Однако такой вывод суда нельзя признать обоснованным, поскольку суд должен дать оценку содержанию оспариваемой публикации, а не дополнительных материалов к ней. Более того, в статье вообще не указано, в каком городе имели место события, освещенные в публикации. Суд в решении указал, что газета «АИФ-Черноземье» является региональной и распространяется на весь Центрально-Черноземный район, в который включается не только город Воронеж и Воронежская область.

… содержание статьи «Операция Гартмана» не позволяет сделать вывод о том, что речь в ней идет конкретно об истце, введения, возможность опровержения которых предусмотрена ст. 152 Гражданского кодекса РФ, должны относиться к конкретному лицу, которое можно четко идентифицировать.

При отсутствии таких юридически значимых обстоятельств исковые требования Преснякова Г.Ю. удовлетворению не подлежат».

Также суд кассационной инстанции обратил внимание на несоответствие текста опровержения, которое ответчики обязаны были опубликовать, требованиям законодательства:

«При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и указать, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены.

Резолютивная часть обжалуемого решения этим требованиям закона не соответствует. В нем указан способ опровержения, решение в этой части также не соответствует закону.

Согласно ст. 44 Закона РФ «О средствах массовой информации» в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации. Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала.

Предложенный суду и принятый им текст опровержения (автор Владимир Гещинский) не отвечает требованиям статьи 44 Закона «О средствах массовой информации».

Требование о компенсации истцу морального вреда суд кассационной инстанции также посчитал необоснованно удовлетворенным:

«Суд взыскал с ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда в мере 150 000 рублей солидарно.

При этом суд не учел принцип разумности и справедливости, не дал оценки финансовому положению ответчиков, возлагая на них обязанность уплаты такой суммы. Суд не учитывал, что подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации».

В итоге Суд пришел к заключению, что сведения распространенных ответчиками не идентифицируются однозначно истцом и являются допустимыми.