Дело по иску гражданки Антонины Суховской к ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» о защите чести и достоинства, возмещении морального вреда (досье №459)

Судебные акты

1-я инстанция 7 августа 2006 Решение Пресненского районного суда г. Москвы (досье №459)

Материалы дела

26 августа 2005 Исковое заявление 41 KB (doc) Скачать
1 августа 2005 Публикация в газете 61 KB (doc) Скачать

Краткое изложение материалов дела

В газете «Московский комсомолец» была опубликована статья, в которой автор информирует читателей о жизни цыганской семьи в поселке Волгоградской области, в том числе рассказывает о 11-летней роженице данной семьи. Суд отметил, что для удовлетворения иска о защите чести и достоинства необходимо наличие ряда юридически-значимых обстоятельств, к числу которых относятся: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Также особо суд подчеркнул необходимость соблюдения баланса между правом на защиту чести и достоинство и правом на свободу слова.

Обстоятельства дела


1 августа 2005 года в газете «Московский комсомолец» была опубликована статья под заголовком «Не хочу учиться, хочу плодиться», автором которой является Н. Панасенко. В данной статье автор информирует читателей о жизни цыганской семьи … в поселке … Волгоградской области, в том числе рассказывает о 11-летней роженице данной семьи. Суховская А. В. (частное лицо, представитель цыганского народа, занимающееся правозащитной и просветительской работой среди цыган, направленной на интеграцию цыганского этноса в жизнь российского общества) обратилась в суд с иском к редакции газеты «Московский комсомолец», указывая, что в спорная статья содержит выражения в явно некорректной, оскорбительной и пренебрежительной форме по отношению к людям цыганской национальности, к обычаям и укладу жизни этого народа. В частности, истец оспаривала следующие сведения:

«Слава Богу, мы не часто с ними сталкиваемся. Цыганские таборы, таджикские гастарбайтеры: Маргиналы. У них свои законы. Они обитают где-то в придонном слое — ближе к животным, чем к людям, — и беспорядочно совокупляются там, как зверьки, не знающие ничего, кроме запаха течки. И пусть совокупляются, пусть рожают хоть в первом классе, это их личное дело. Да, но если они захотят совокупляться с нашими одиннадцатилетними дочками? А потом будут на них жениться? Вот где ужас-то. Наверно, только в этом случае всем, наконец, станет ясно, что мерзость — это именно мерзость. А вовсе не «высокие отношения» неразумного ребенка и двадцатилетнего коня с яйцами…»,

«…Цыгане — и есть цыгане. Курят, пьют, рожают рано…»,

«… все это — мерзость. Мерзость, вызывающая желание пойти помыть руки и забыть всех этих недочеловеков, как страшный сон. Вместе с их бабушками, подкладывающими внучек всем подряд, их нищетой, убожеством и уродством…».

Также истица пояснила, что сведения, распространенные газетой «Московский комсомолец», имеющей обширную читательскую аудиторию, причиняют ей, как представительнице цыганского народа нравственные страдания. В итоге истица просила суд опровергнуть опубликованные сведения в виде публичных извинений, а также взыскать с ответчика 30 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

7 августа 2006 года суд вынес решение, которым отказал истице в удовлетворении ее исковых требований.

Мотивировка суда


Суд отметил, что для удовлетворения иска о защите чести и достоинства необходимо наличие ряда юридически-значимых обстоятельств, к числу которых относятся: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Также особо суд подчеркнул необходимость соблюдения баланса между правом на защиту чести и достоинство и правом на свободу слова:

«В силу п.1 вышеприведенного Постановления Пленума Верховного Суда РФ суды при разрешении споров о защите чести, «достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой».

Анализируя содержание оспариваемых фрагментов публикации суд пришел к выводу, что они не относятся непосредственно к истице и не носят порочащий для ее чести и достоинства характер:

«Обосновывая свои исковые требования, истица указала, что в спорной статье распространена негативная информация в отношении цыган, проживающих в поселке … Волгоградской области, а поскольку истица также является цыганкой , то распространенные сведения порочат не только ее непосредственно, но и всех цыган, ибо она ( истица ), в отличии от главных героев статьи получила среднее образование, занимается общественно полезным трудом.

Однако в настоящем случае, из распространенных в статье сведений, не представляется возможным сделать вывод о том, что данные сведения распространены именно об истице, что данные сведения чем — либо порочат истицу Суховскую А.В.».

Также суд подчеркнул, что предметом судебного разбирательства могут быть только распространенные сведения, а не умозаключения и восприятие их истицей:

«Восприятие истицей теста статьи — не может быть предметом судебного разбирательства по делам о защите чести и достоинства, так как спорными в таких разбирательствах является текст, а не его восприятие.

Во фразах, которые истица считает унижающими ее честь и достоинство, ни прямо, ни косвенно не упоминаются фамилии истицы, признаки, по которым истицу возможно было персонифицировать перед читателями также отсутствуют».

В итоге суд пришел к выводу, что ответчиком не были распространены сведения, порочащие честь и достоинство непосредственно истицы