Дело по иску гражданина Алексея Голованя к гражданину Владиславу Розанову о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда (досье №526)

Судебные акты

1-я инстанция 31 марта 2006 Решение Пресненского районного суда г. Москвы (досье №526)

Краткое изложение материалов дела

Алеквей Головань обратился в суд с указанным иском о защите чести и достоинства к Владиславу Розанову, мотивируя свои требования тем, Ответчиком в адрес Попечительского совета Центра и его председателя Теплова Юрия Георгиевича было направлено открытое письмо в виде «Рабочей записки», содержащее несоответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца сведения. Суд применил в решении статью 152 ГК РФ и посчитал требования истца необоснованными и отказал в их удовлетворении.

Обстоятельства дела


5 июня 2005 года Розановым В. В. было направлено письмо в Попечительский совет Центра и его председателя Теплова Ю. Г.

Истец подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, он требовал признания порочащими и не соответствующими действительности следующих сведений, содержащихся в письме:

«Какой же должен быть низкий моральный уровень у человека, который все это задумал, который так нагло и цинично исполнил этот сценарий на Общем собрании членов Центра»

«А что же это за коллектив общественной организации, на глазах у которого один человек совершает над другим откровенную подлость, а все при этом голосуют за удачливого карьериста, который и сделал то свою карьеру за счет своего товарища, теперь которого он изгоняет из организации вообще, заставляя его (Наиля) оставить ему (Алексею) все свои немалые творческие результаты совместной работы»;

«Это просто какой-то бандитизм среди белого дня».

Головань А. И. указывал на вмешательство в его семейную жизнь в результате распространения следующих сведений:

«Вызывает настороженность личные аспекты жизни Алексея. Он очень поздно женился, причем, как говорят, оформил свой брак с Купцовой О.Ю. (сотрудницей Центра) по рекомендации депутатов МГД, когда он утверждался на должность Уполномоченного по правам ребенка в г. Москве. Своих (генетических) детей у него нет. Это странно, учитывая должность, которую он занял».

Истец требовал принесения ему извинений и компенсации морального вреда в размере 20 000 рублей.

Ответчик в судебное заседание не явился, таким образом, 31 марта 2006 года суд вынес заочное решение, которым частично удовлетворил иск.

Мотивировка суда


Суд применил в решении статью 152 ГК РФ как правовое основание для защиты деловой репутации юридических лиц. На основании Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан и юридических лиц» суд определил понятие «порочащих сведений» и выделил их признаки:

«1) эти сведения должны не соответствовать действительности; 2) они должны являться утверждением о нарушении истцом норм действующего законодательства или моральных принципов.».

Суд указал на юридически значимые обстоятельства, которые должны быть установлены по делам данной категории:

«факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.».

Суд указал, что право на обращения гарантировано статьей 33 Конституции и подчеркнул, что факт направления обращения сам по себе не является основанием для привлечения лица к ответственности по статье 152 ГК РФ, так как отсутствует факт распространения сведений. Суд определил, что единственным исключением их этого правила является использование права на обращение с целью причинения ущерба другим лицам.

Суд установил, что ответчик не злоупотреблял своим правом, а лишь выразил свое мнение, на что имел право. Он указал:

«Мнения не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они являются оценочными суждениями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них — это вторжение в область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых статьей 29 Конституции Российской Федерации».

Кроме того, суд пришел к выводу, что сведения не являются порочащими, так как

«не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства.»

Суд определил, что требования о признании сведений не соответствующими действительности не подлежат удовлетворению, так как

«…такие требования подлежат рассмотрению в порядке особого производства и в тех случаях, когда автор таких сведений не известен.»

Таким образом, суд посчитал требования истца необоснованными и отказал в их удовлетворении.