Дело по иску Игнатьевой В.В. к Джиг В.В. о компенсации морального вреда, причиненного оскорблением (досье №1987)

Краткое изложение материалов дела

Истица — депутат местного самоуправления — пришла на встречу к главе муниципального образования, где ответчик необоснованно вмешивался в разговор, в ходе которого употреблял нецензурные выражения в ее адрес. Ответчик заявил, что ранее истица сама в разговорах употребляла нецензурную лексику, считает, что она воспринимала такую форму разговора нормально.

Истица — депутат местного самоуправления — пришла на встречу к главе муниципального образования, где ответчик необоснованно вмешивался в разговор, в ходе которого употреблял нецензурные выражения в ее адрес. В связи с этим ответчик был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.61 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 1500 рублей.

Истица требовала компенсацию морального вреда в раземере 50 тысяч рублей.

Ответчик в отзыве на иск указал, что ранее Игнатьева В.В. сама в разговорах употребляла нецензурную лексику, считает, что она воспринимала такую форму разговора нормально.

Решение суда:

28 декабря 2017 года Пинежский районный суд Архангельской области частично удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере 5 тысяч рублей.

В своём решенеии суд указал следующее: «Гражданский кодекс РФ честь и достоинство относит к нематериальным, неотчуждаемым правам личности (благам), поэтому понятие «неприличная форма» не может быть однозначно определено.

Под неприличной формой понимается циничная, противоречащая нравственным нормам и правилам поведения в обществе форма унизительного обращения с человеком либо когда оценка личности сделана в неприличной форме.

Понятие «неприличная форма» является оценочным и определяется исходя из характера допущенных высказываний, предполагающих циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного общения человека с человеком, в связи с этим определение формы высказывания отнесено к компетенции судьи».