Постановление седьмого арбитражного аппеляционного суда (досье №996)

СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Томск

29 апреля 2009 года

Седьмой арбитражный апелляционный суд

в составе председательствующего судьи Л.Ф.Зубаревой

судей Л.Е.Лобановой, И.И.Терехиной

при ведении протокола судебного заседания судьей Л.Е.Лобановой

при участии:

от истца – Юркевич Т.Н. по доверенности от 01.09.08., Дмитровой И.С. по доверенности от 09.10.08.

от ответчика ООО «Издательский дом «Киселевские вести» – Шамаевой Т.Ф. по решению от 05.05.06.; без участия Шереметьевой Е.К. согласно ст. 156 АПК РФ,

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы ООО «Издательский дом «Киселевские вести», Шереметьевой Е.К., ООО «Участок «Коксовый» на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13 февраля 2009 г. по делу № … (судья О.И.Перевалова)

по иску ООО «Участок «Коксовый»

к ООО «Издательский дом «Киселевские вести», Шереметьевой Е. К.

о защите деловой репутации

УСТАНОВИЛ:

ООО «Участок «Коксовый» обратилось в арбитражный суд Кемеровской области с иском к ООО «Издательский дом «Киселевские вести», Шереметьевой Е. К. о защите деловой репутации путем обязания опровергнуть сведения, изложенные в статье Шереметьевой Е.К. в девяносто первом номере газеты «Киселевские вести» от 21.08.2008 г. Решением от 13 февраля 2009 г. Арбитражный суд Кемеровской области исковые требования удовлетворил частично, признал несоответствующими действительности и обязал ответчиков опровергнуть в ближайшем планируемом выпуске газеты «Киселевские вести», следующие сведения:

«Согласно лицензии, выданной ООО «Участок «Коксовый», основным видом деятельности должна стать работа по рекультивации отработанных земель, тушению эндогенных пожаров и сопутствующая добыча угля, а фактически имеет место промышленная добыча угля на землях населенных пунктов»; «В результате того, что санитарно-защитную зону (далее — СЗЗ) изменили в сторону уменьшения с 1000м до 300м, многие жители оказались исключенными из списков на переселение»; «В нарушение ст. 8 Федерального закона РФ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан», ст. 96 Регламента Киселевского городского Совета народных депутатов требуемая информация, разрешительная документация на проведение вскрышных работ по добыче открытым способом в объеме 850 тысяч тонн угля в год не поступали в Киселевский городской Совет народных депутатов, что не позволило депутатам дать конкретные ответы на поставленные в обращении людей вопросы»; «Арендованные земли площадью 256,5 га используются не по назначению: на участке ведется добыча угля открытым способом и складирование породы на ненарушенных землях, что является нарушением статьи 42 Земельного кодекса РФ»; «Рекультивация проводится формально: на месте старых карьерных выемок поля шахты имени В.В. Вахрушева выросли отвалы высотой до 40 метров»; «По результатам обследования ФС Росприроднадзор (Акт НВЗ №154 от 21.05.2008 года) установлено, что в пределах границ муниципального участка недр нарушено 204,1 га земель, из них в результате воздействия подземных горных работ 27,2 га — в виде провалов и проседаний при добыче угля, и 179.9 га — в виде карьерных выемок и размещения вскрышных пород… … Таким образом, деятельность предприятия нанесла урон естественному ландшафту в границах выделенного земельного участка в связи с перемещением значительных объемов горных и земляных масс»; «В Акте от 02.07.2008 г. территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по Кемеровской области отмечает «отсутствие действующего санитарно- эпидемиологического заключения по дополнительно отводимому земельному участку площадью 46,2 га для рекультивации нарушенных земель на горном отводе шахты «Суртаиха» с обоснованием возможности организации СЗЗ, что является нарушением ст. 12 ФЗ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения», № 52 от 30.03.1999 года, СанПиН221/2.11.1200-03»; «Кроме того, установлено, что на момент обследования на территории 56,5 га размещены 50 действующих карьеров»;

«В экспертном санитарно — эпидемиологическом заключении №15-КГ по проекту от 22.04.2004 г. утверждалось, что проект рекультивации нарушенных земель с попутной добычей угля не соответствует санитарным правилам и требует согласования». В удовлетворении остальной части иска ООО «Участок «Коксовый» отказано.

В поступивших апелляционных жалобах ООО «Издательский дом «Киселевские вести» и Шереметьева Е.К. просят отменить принятое по делу решение в части, касающейся удовлетворения исковых требований ООО «Участок «Коксовый». В качестве основания для отмены решения суда первой инстанции заявители ссылаются на допущенные нарушения норм материального и процессуального права, неверную оценку обстоятельств дела.

ООО «Участок «Коксовый» также обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит изменить принятое по делу решение и удовлетворить заявленные им требования в полном объ?ме.

В отзывах на апелляционные жалобы ООО «Участок «Коксовый» и ООО «Издательский дом «Киселевские вести» не согласились с доводами жалоб и поддерживают позиции, изложенные ими в своих жалобах соответственно.

В судебном заседании представители истца поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просили решение изменить, удовлетворив иск в полном объеме. Представитель ответчика настаивала на доводах, изложенный в жалобе ответчиков, просила решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска.

Исследовав материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон, проверив законность и обоснованность решения Арбитражного суда Кемеровской области от 13 февраля 2009 г. по делу № …, Седьмой арбитражный апелляционный суд считает, что апелляционные жалобы не подлежат удовлетворению, по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что в девяносто первом выпуске газеты «Киселевские вести» было опубликовано «Открытое письмо Губернатору Кемеровской области Аману Гумировичу Тулееву», автором которого является Шереметьева Е.К., председатель комитета Киселевского городского Совета народных депутатов по социальной политике.

Истец, обращаясь в суд с настоящим иском, указал на то, что данное открытое письмо содержит не соответствующие действительности сведения, которые порочат его деловую репутацию, а именно:

«В связи с закрытием дороги, проходящей через территорию», выделенную для нужд ООО «Участок «Коксовый», жители района оказались отрезанными от города: без школы, детского сада и других социальных объектов, которые находились на подработанной ранее территории»;

«… объемы добычи угля растут из года в год: с 250 тысяч тонн до 850 тысяч тонн в 2008г.»;

«Согласно лицензии, выданной ООО «Участок «Коксовый», основным видом деятельности должна стать работа по рекультивации отработанных земель, тушению эндогенных пожаров и сопутствующая добыча угля, а фактически имеет место промышленная добыча угля на землях населенных пунктов»;

«В результате того, что санитарно-защитную зону (далее-СЗЗ) изменили в сторону уменьшения с 1000м до 300м, многие жители оказались исключенными из списков на переселение»;

«В нарушение ст. 8 Федерального закона РФ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан», ст. 96 Регламента Киселевского городского Совета народных депутатов требуемая информация, разрешительная документация на проведение вскрышных работ по добыче открытым способом в объеме 850 тысяч тонн угля в год не поступали в Киселевский городской Совет народных депутатов, что не позволило депутатам дать конкретные ответы на поставленные в обращении людей вопросы»;

«Арендованные земли площадью 256,5 га используются не по назначению: на участке ведется добыча угля открытым способом и складирование породы на ненарушенных землях, что является нарушением статьи 42 Земельного кодекса РФ»;

«Рекультивация проводится формально: на месте старых карьерных выемок поля шахты имени В.В. Вахрушева выросли отвалы высотой до 40 метров»;

«По результатам обследования ФС Росприроднадзор (Акт НВЗ №154 от 21.05.2008 года) установлено, что в пределах границ муниципального участка недр нарушено 204,1 га земель, из них в результате воздействия подземных горных работ 27,2 га — в виде провалов и проседаний при добыче угля, и 179.9 га — в виде карьерных выемок и размещения вскрышных пород… … Таким образом, деятельность предприятия нанесла урон естественному ландшафту в границах выделенного земельного участка в связи с перемещением значительных объемов горных и земляных масс»; «В Акте от 02.07.2008г. территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по Кемеровской области отмечает «отсутствие действующего санитарно- эпидемиологического заключения по дополнительно отводимому земельному участку площадью 46,2 га для рекультивации нарушенных земель на горном отводе шахты «Суртаиха» с обоснованием возможности организации СЗЗ, что является нарушением ст. 12 ФЗ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения», №52 от 30.03.1999 года, СанПиН221/2.11.1200-03»; «Кроме того, установлено, что на момент обследования на территории 56,5 га размещены 50 действующих карьеров»; «Не согласовано и закрытие дороги через Сетевой район»; «В экспертном санитарно — эпидемиологическом заключении №15-КГ по проекту от 22.04.2004г. утверждалось, что проект рекультивации нарушенных земель с попутной добычей угля не соответствует санитарным правилам и требует согласования»; «… предприятие сознательно идет на сокращение расходов, связанных с переселением людей, попавших в зону горных работ.»; «… по поводу отвалов вскрышных работ, которые отнесены к внутренним, а не внешним, так как складирование породы идет на ненарушенных землях.»; « А жителям остается дышать отравленным воздухом, задыхаться от пыли, растить детей в невыносимых условиях»; «…руководство предприятия нарушает законодательство РФ в сфере недропользования, землепользования и условий муниципального соглашения, являющегося неотъемлемой частью лицензии КЕМ 000943 ПП.», что послужило основанием для обращения в арбитражный суд».

В соответствии с правилами ст. 152 Гражданского кодекса РФ юридическому лицу предоставлено право требовать в судебном порядке опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Под не соответствующими действительности сведениями следует понимать утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица.

1. ООО «Участок «Коксовый» заявлены требования о признании несоответствующим действительности первого оспариваемого сведения: «В связи с закрытием дороги, проходящей через территорию, выделенную для нужд ООО «Участок «Коксовый», жители района оказались отрезанными от города: без школы, детского сада и других социальных объектов, которые находились на подработанной ранее территории».

Рассматривая возникший спор в данной части, суд первой инстанции указал на то, что с уч?том заключения эксперта и содержания предшествующих абзацев, примененные автором словосочетания «выделенную для нужд ООО «Участок Коксовый» и «жители района оказались отрезанными от города» несут негативную смысловую нагрузку, однако не содержат порочащих деловую репутацию истца сведений.

В апелляционной жалобе ООО «Участок Коксовый» ссылается на то, что в рассматриваемом высказывании автор делает упор на то, что для его нужд был закрыт социально важный объект, из чего можно сделать вывод о том, что закрытие дороги инициировано самим предприятием и его не беспокоят интересы жителей г. Кисел?вска. При этом из содержания статьи не следует, что автором осуждаются действия администрации г. Кисел?вска, рядовому читателю не известно, в каком порядке и кем осуществляется закрытие дороги. С уч?том изложенных обстоятельств у читателей может сформироваться мнение о том, что закрытие дороги вызвано самовольными и незаконными действиями истца, несмотря на то, что закрытие дороги необходимо для осуществления деятельности ООО «Участок Коксовый» и произведено с соблюдением требований действующего законодательства.

По мнению заявителя, подобные высказывания формируют исключительно негативное мнение о деятельности предприятия, фактически указывая на пренебрежение интересами и нуждами города, а также неуважение общественного мнения.

Вместе с тем, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что из содержания предыдущих абзацев следует, что дорога общего пользования стала частью землеотвода ООО «Участок Коксовый» на основании распоряжения администрации города. Открытое письмо не сдержит ссылок на нарушение ООО «Участок Коксовый» норм действующего законодательства, либо пренебрежение общественными интересами.

Использованные в статье усилительные формы частей речи, несмотря на свою негативную направленность, не могут быть признаны порочащими деловую репутацию истца. Тем более что из общего содержания открытого письма следует вывод о занятии ООО «Участок Коксовый» земельного участка под дорогой для его рекультивации и на основании полученной в установленном порядке лицензии.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно указал на то, что указанные сведения, не порочат деловую репутацию ООО «Участок Коксовый» и не свидетельствуют о нарушении предприятием действующего законодательства и пренебрежения интересами и нуждами города.

2. В отношении фразы «… объемы добычи угля растут из года в год: с 250 тысяч тонн до 850 тысяч тонн в 2008г.» суд первой инстанции указал на то, что содержащиеся в ней сведения также не порочат деловую репутацию истца.

В апелляционной жалобе ООО «Участок Коксовый» ссылается на то, добыча угля по условиям лицензии является сопутствующим видом деятельности, ежегодная добыча угля не может превышать 600 тонн. По мнению заявителя, оспариваемое утверждение свидетельствует о несанкционированном ежегодном увеличении добываемого угля и нарушении условий лицензии.

Однако суд первой инстанции обосновано указал на то, что из общего содержания публикации не ясно с какого периода времени осуществлялась добыча угля до количества 850 тысяч тонн в 2008 г., притом, сведений о лимитированном объ?ме добычи угля для ООО «Участок Коксовый» также не имеется.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что рассматриваемое утверждение не содержит сведений о нарушении ООО «Участок Коксовый» норм действующего законодательства в области недропользования, либо недобросовестного осуществления деятельности предусмотренной лицензией. Доводы апелляционной жалобы правильность изложенных выводов не опровергают, а потому исковые требования ООО «Участок Коксовый» в данной части правомерно оставлены судом первой инстанции без удовлетворения.

3. Судом первой инстанции признаны обоснованными требования ООО «Участок Коксовый» о признании несоответствующим действительности высказывания: «Согласно лицензии, выданной ООО «Участок «Коксовый», основным видом деятельности должна стать работа по рекультивации отработанных земель, тушению эндогенных пожаров и сопутствующая добыча угля, а фактически имеет место промышленная добыча угля на землях населенных пунктов».

Удовлетворяя исковые требования в данной части, суд исходил из того, что согласно лицензии на право пользования недрами серия КЕМ № 00943 ПП ООО «Участок Коксовый» предоставлен участок недр горного отвода с целевым назначением: «строительство подземных сооружений с целью ликвидации (консервации) основного поля шахта им. Вахрушева».

Из содержания лицензии, лицензионного соглашения об условиях пользования участком недр для строительства подземных сооружений с целью ликвидации (консервации) основного поля шахта им. Вахрушева, с учетом дополнений №1, 2, в состав работы по ликвидации входят: ликвидация горных выработок до горизонта, определена высота; тушение действующего эндогенного пожара и ликвидация очагов действующего пожара; ликвидация горных выработок под промплощадкой; рекультивация нарушенных земель, и связанная с исполнением каждой из этих обязанностей попутная добыча угля открытым способом.

Исходя из цели предоставления горного отвода, раскрытие понятия «попутный» означает, что осуществление мероприятий, связанных с консервацией основного поля шахты им. Вахрушева сопряжено с добычей угля, которая именуется как попутная. При этом размер попутной добычи регламентирован лицензионным соглашением, и его увеличение в соответствии с условиями лицензионного соглашения не определяет возможность отнесения предприятия к угольному разрезу.

Поскольку ответчиками не представлено доказательств нарушения истцом условий соглашения в части превышения лимита попутной добычи угля и нарушения условий лицензионного соглашения, связанного с неосуществлением рекультивации земель, не тушением эндогенных пожаров, а имеющиеся в материалах дела документы не позволяют определить статус истца как угледобывающего предприятия, относимого к рангу угольных разрезов, суд посчитал, что оспариваемое выражение следует рассматривать как утверждение автора о нарушении условий лицензии и недобросовестном осуществлении производственно-хозяйственной деятельности В апелляционных жалобах ООО «Издательский дом «Киселевские вести», Шереметьева Е.К. указывают на то, термин «промышленная добыча угля» использован ими в значении сопоставимого с объ?мом добычи угля других угледобывающих предприятия города. Вывод суда о том, что увеличение размера добычи в соответствии с условиями лицензионного соглашения не определяет возможность отнесения предприятия к угольному разрезу, не состоятелен, поскольку возможность отнесения предприятия к угольному разрезу определяется технологией добычи угля, а не его объ?мом. Кроме того, заявители указали на то, что судом не обоснованно не принято в качестве доказательства по делу письмо от 12.09.2008 г. Изложенные в оспариваемой фразе сведения взяты из акта № НВЗ-154, который является доказательством того, что изложенные в оспариваемом выражении сведения соответствуют действительности. Статус истца как угледобывающего предприятия следует из содержания проекта рекультивации нарушенных земель и его устава. Оценивая оспариваемую ООО «Участок «Коксовый» фразу, суд первой инстанции обоснованно сослался на имеющиеся в материалах дела заключение эксперта от 13.01.2009 г. Согласно данному документу из содержания рассматриваемой фразы следует, что предприятие действует в нарушении лицензии, т.е. вед?т неправильную, противозаконную производственно-хозяйственную деятельность. В контексте общего содержания публикации при чтении оспариваемой фразы можно придти к выводу о том, что ООО «Участок «Коксовый» вед?т добычу угля в промышленных объ?мах в ущерб своей основной деятельности предусмотренной лицензией — рекультивация отработанных земель и тушение эндогенных пожаров.

Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что ответчики не представили доказательства того, что истцом нарушены условия соглашения в части превышения лимита попутной добычи угля и нарушения условий лицензионного соглашения, связанного с неосуществлением рекультивации земель и не тушением эндогенных пожаров. В обоснование своих возражений ответчики указывают на то, что достоверность изложенных в оспариваемой фразе сведений подтверждается имеющимся в материалах дела актом № НВЗ-154. Пленум Верховного суда РФ в постановлении № 3 от 24.02.2005 г. «О судебной практики по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъяснил, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. Акт № НВЗ-154 по своей правовой природе не является ненормативным правовым актом, а носит информационно-рекомендательный характер и информирует об обнаруженных проверяющими лицами обстоятельствах. Возможность обжалования сведений, содержащихся в таком акте, применительно к содержанию Постановления Пленум Верховного суда РФ в постановлении № 3 от 24.02.2005 г., не предусмотрена. Данное обстоятельство также подтверждается тем, что ООО «Участок «Коксовый» уже обращалось в Арбитражный суд Кемеровской области о признании частично недействительным акта №НВЗ-154. Производство по данному делу было прекращено в связи с тем, что спор неподведомственен арбитражному суду (определение Арбитражного суда Кемеровской области по делу …). То обстоятельство, что данное определение принято уже после спорной публикации не имеет правового значения при рассмотрении настоящего спора. При таких обстоятельствах суд первой инстанции справедливо указал на то, что дословное совпадение словосочетаний и предложений, используемых автором в тексте статьи и обозначенном Акте №НВЗ-154, не освобождает ответчиков от обязанности доказать соответствие этих сведений действительности. С уч?том того, что ООО «Участок «Коксовый» оспаривало в ходе рассмотрения дела достоверность сведений, содержащихся в Акте №НВЗ-154, а иных доказательств соответствия действительности изложенных в публикации сведений в материалах дела не имеется, решение суда первой инстанции об обязании ответчиков опровергнуть оспариваемое выражение следует признать правильным. При этом суд первой инстанции также обоснованно не принял в качестве доказательств по делу письмо №17-10-4841, на которое ссылаются в апелляционных жалобах ответчики, поскольку оно датировано 12.09.2008г., т.е. после спорной публикации. То обстоятельство, что в данном письме говорится о заседании комиссии 29.07.2008 г., на котором было предложено инициировать отзыв лицензии, также не является достаточным доказательством того, что изложенные в оспариваемом выражении сведения соответствуют действительности. Значение использованной в публикации фразы «промышленная добыча угля», привед?нное в апелляционных жалобах ответчиков, не влияет на общее значение оспариваемого выражения, из содержания которого следует, что ООО «Участок «Коксовый» что вед?т добычу угля в ущерб своей основной деятельности, предусмотренной лицензией — рекультивация отработанных земель и тушение эндогенных пожаров. Притом, что ответчиками не представлено достаточных доказательств нарушения ООО «Участок «Коксовый» условий лицензии, решение суда первой инстанции в рассматриваемой части следует признать правильным. 4. Судом первой инстанции также удовлетворены требования истца, заявленные в отношении фразы: «В результате того, что санитарно-защитную зону (далее-СЗЗ) изменили в сторону уменьшения с 1000м до 300м, многие жители оказались исключенными из списков на переселение». Рассматривая спор в данной части, суд первой инстанции указал на то, что из содержания рассматриваемой фразы у читателя может сложиться мнение об изменении санитарно-защитной зоны в сторону уменьшения в результате направленной деятельности истца По мнению ответчиков, оспариваемая фраза ни прямо, ни косвенно не касается истца и соответствует действительности. В обоснование своих возражений ответчики ссылаются на то, что в оспариваемой фразе нет никакого упоминания об истце, функции определения санитарно-защитных зон относятся к полномочиям Федеральной службы «Роспотребнадзор», на что также имеется ссылка в просительной части публикации. Вместе с тем, суд первой инстанции обосновано сослался на заключение эксперта, который указывает на то, что в спорном фрагменте текста не содержится ни прямого, ни косвенного указания на лицо, совершившее это действие, а также на заинтересованную сторону. Однако во взаимосвязи с тринадцатым спорным высказыванием эксперт приш?л к выводу о том, что автор связывает изменение размера санитарно-защитной зоны непосредственно с деятельностью ООО «Участок Коксовый». Из общего содержания публикации усматривается, что ООО «Участок «Коксовый» вед?т промышленную добычу угля в качестве своей основной деятельности, но сознательно скрывает данный факт с целью сохранить за собой статус предприятия 3 класса и уменьшить свои расходы по переселению жителей, оказавшихся в зоне горных работ.

Поскольку в статье идет повествование о деятельности ООО «Участок Коксовый», то изложенные в оспариваемой информации сведения непосредственно относятся к истцу, и более того, учитывая предыдущий и тринадцатый спорные фрагменты, позволяют сделать вывод, что уменьшение связано с неправомерными действиями предприятия. Ответчики оспаривают вывод суда о том, что спорное выражение следует рассматривать в непосредственной связи с предыдущим, а также тринадцатым спорным высказыванием. Однако суд первой инстанции обоснованно указал на то, что иное понимание оспариваемого выражения, позволяет автору усиливать негативное отношение читателей к деятельности ООО «Участок Коксовый», избегая обязанности доказать соответствие изложенных сведений действительности. Изложенные в апелляционных жалобах доводы правильность данного вывода не опровергают. То обстоятельство, что в шестом пункте просительной части публикации автор называет инстанции, от которых зависит отнесение предприятия к определ?нному классу опасности и установление санитарно-защитных зон вокруг него, не устраняет порочащего характера изложенных в оспариваемом выражении сведений, из содержания которых следует, что уменьшение санитарно-защитной зоны вызвано неправомерными действиями истца. Письмо от 09.10.2003 г., а также выписка из протокола депутатских слушаний от 16.07.2008 г. данные обстоятельства не опровергают. 5. Истцом заявлены требования о признании несоответствующим действительности фразы: «В нарушение ст. 8 Федерального закона РФ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан», ст. 96 Регламента Киселевского городского Совета народных депутатов требуемая информация, разрешительная документация на проведение вскрышных работ по добыче открытым способом в объеме 850 тысяч тонн угля в год не поступали в Киселевский городской Совет народных депутатов, что не позволило депутатам дать конкретные ответы на поставленные в обращении людей вопросы». Удовлетворяя заявленные истцом требования в данной части, суд первой инстанции указал на то, что в оспариваемом выражении содержится прямое указание на нарушение истцом законодательства – ст. 8 Федерального закона РФ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан» и ст. 96 Регламента Киселевского городского Совета народных депутатов. Федеральный закон РФ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан» регулирует правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливает порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами. Регламент Киселевского городского Совета народных депутатов по своему статусу определяет организацию и порядок работы городского Совета народных депутатов, и не распространяет свое действие на иных субъектов гражданско-правовых отношений. С уч?том изложенных обстоятельств, суд первой инстанции суд справедливо указал на то, что положения перечисленных правовых норм не являются обязательными для истца по делу, а потому указание на их нарушение свидетельствует том, что данные сведения не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию истца. Кроме того, оспариваемое выражение также содержит ссылку на добычу ООО «Участок Коксовый» угля открытым способом в объеме 850 тысяч тонн в год, доказательств достоверности указанных сведений в материалы дела также не представлено. В апелляционной жалобе ответчики указывают на то, что в рассматриваемом выражении речь ид?т о руководителях ООО «Участок Коксовый», а не самом обществе. Оспариваемое выражение соответствует действительности, в том числе с уч?том того, что указанный объ?м добычи угла (850 тыс. тонн в год) является прогнозным. Вместе с тем, изложенные возражения ответчиков нельзя признать обоснованными. То обстоятельство, указанный объ?м добычи угла (850 тыс. тонн в год) является прогнозным, а оспариваемые сведения касаются исключительно руководителей ООО «Участок Коксовый», не следует из содержания публикации. Доводы суда первой инстанции о необоснованности ссылок автора на ст. 8 ФЗ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращения граждан», ст. 96 Регламента Киселевского городского Совета народных депутатов, ответчиком не опровергнуты. 6. ООО «Участок Коксовый» заявлены требования о признании несоответствующим действительности следующего выражения: «Арендованные земли площадью 256,5 га используются не по назначению: на участке ведется добыча угля открытым способом и складирование породы на ненарушенных землях, что является нарушением статьи 42 Земельного кодекса РФ». Рассматривая спор в данной части, суд первой инстанции указал на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о достоверности фактов, изложенных в оспариваемом фрагменте. В апелляционных жалобах ООО «Издательский дом «Киселевские вести» и Шереметьева Е.К. указывают на то, что оспариваемые сведения целиком взяты из акта № НВЗ-154, что подтверждает факт их соответствия действительности.

Вместе с тем суд первой инстанции обоснованно указал на то, что акт № НВЗ-154 не может служить достаточным доказательством, подтверждающим достоверность изложенных в публикации сведений. Основания для данного вывода подробно изложены при рассмотрении третьего оспариваемого выражения. Возражения ответчиков основаны на неправильной оценке обстоятельств настоящего дела. Доводы о том, что достоверность изложенных в оспариваемом выражении сведений подтверждается отсутствующими в материалах дела документами и пояснениями жителей, которые не были допрошены судом в качестве свидетелей по делу, также не могут быть приняты судом. 7. «Рекультивация проводится формально: на месте старых карьерных выемок поля шахты имени В.В. Вахрушева выросли отвалы высотой до 40 метров» Суд первой инстанции, оценивая данное выражение, указал на то, что содержащиеся в н?м сведения по своему содержанию указывают на пренебрежительное отношение истца к необходимости соблюдения лицензии, о чем свидетельствует употребление наречия «формально», т.е. с целью создать видимый результат деятельности. Высота отвалов до 40 метров ответчиками документально не подтверждена. В апелляционных жалобах ответчики также указывают на то, что достоверность оспариваемых сведений подтверждается содержанием акта № НВЗ-154, актами приемки работ по рекультивации земель от 23.10.2006 г., постановлением № Н-154. Вместе с тем, оценивая содержание перечисленных ответчиками документов, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что они не могут являться документами, подтверждающими формальность осуществления рекультивации. Буквальное содержание особого мнения Абдуллаевой В.Г. «Техническая и биологическая рекультивация на площади 2 000 кв.м.» и «Земли являются не нарушенными, не находятся в аренде у ООО «Участок Коксовый» изложенного в актах приемки работ по рекультивации земель от 23.10.2006 г., не свидетельствует каких-либо нарушениях порядка рекультивации земель. Содержание предписания № НВЗ-154 и постановления № Н-154 также не свидетельствует о формальном характере деятельности истца по рекультивации земель, в значении, использованном автором в публикации. Из содержания названной в апелляционных жалобах графической документации не следует, что высота горных отвалов составляет более 40 м. Выступление жительницы района Сетевой Фединой Е.Ю., зафиксированное в протоколе, допустимым доказательством по делу признано быть не может. Также суд первой инстанции справедливо указал на то, что письма начальника Киселевского ГТО Слепцова С.Н. составлены более чем за два года до публикации и не отражают состояния земельного участка на момент публикации.

8. «По результатам обследования ФС Росприроднадзор (Акт НВЗ №154 от 21.05.2008 года) установлено, что в пределах границ муниципального участка недр нарушено 204,1 га земель, из них в результате воздействия подземных горных работ 27,2 га — в виде провалов и проседаний при добыче угля, и 179.9 га — в виде карьерных выемок и размещения вскрышных пород… … Таким образом, деятельность предприятия нанесла урон естественному ландшафту в границах выделенного земельного участка в связи с перемещением значительных объемов горных и земляных масс». Одновременно с указанным выражением судом первой инстанции на предмет соответствии действительности также проверена десятая оспариваемая фраза «Кроме того, установлено, что на момент обследования на территории 56,5 га размещены 50 действующих карьеров». В данной части суд удовлетворил заявленные ООО «Участок Коксовый» требования исходя из того, что при публикации указанных сведений ответчик также использовал обстоятельства, отраженные в Акте № НВЗ-154. Однако изложенные в нем обстоятельства документально не подтверждены. Поскольку оспариваемые истцом факты были установлены при обследовании территории специалистами Института ЗапСибНИИгипрозем и акт утвержден заместителем главы города Киселевска в 2003 г., суд первой инстанции посчитал, что обстоятельства, обозначенные в восьмом и десятом фрагментах, не существовали в реальности ко времени, к которому они относятся. Акт №НВЗ-154, является отражением результатов предыдущих обследований, что прямо следует из его содержания. Также суд первой инстанции указал на то, что опубликование в средствах массовой информации об опечатке относительно 50 действующих карьеров не изменило смысловое содержание всего оспариваемого фрагмента и не повлияло на его правовую оценку как не соответствующего действительности. Поскольку согласно заключению эксперта содержание настоящих фрагментов несет в себе негативную информацию об истце, суд приш?л к выводу о том, что оспариваемые истцом сведения носят порочащий характер, поскольку в них содержится утверждение о нанесении предприятием урона естественному ландшафту, т.е. свидетельствует о причинении ущерба окружающей природной среде. В апелляционных жалобах ответчики указывают на то, что оспариваемые истцом фразы целиком взяты из акта №НВЗ-154, при этом, рассматриваемые фрагменты не содержат упоминания об ООО «Участок Коксовый», поскольку речь ид?т о состоянии земель до начала его деятельности.

Вместе с тем суд первой инстанции обоснованно руководствовался заключением эксперта, согласно которому изложенные сведения свидетельствуют о неправильной производственно-хозяйственной деятельности ООО «Участок Коксовый». Применительно к доводам апелляционных жалоб ответчиков суд уже неоднократно указывал на то, что достоверность сведений, изложенных в акте № НВЗ-154, подлежит доказыванию ответчиками по делу. Документов, подтверждающих достоверность рассматриваемых сведений, в материалах дела не имеется. Суд первой инстанции справедливо указал на то, что указанные в оспариваемых фрагментах обстоятельства являются отражением предыдущих обследований, а потому не отражают действительного состояния земельного участка на момент издания публикации. Доводы ответчиков о том, что рассматриваемые фрагменты не содержат упоминания об ООО «Участок Коксовый», а речь в них ид?т о состоянии земель до начала его деятельности, необоснованны. Общее содержание спорной публикации свидетельствует о том, что оспариваемые фрагменты относятся к деятельности ООО «Участок Коксовый», что также подтверждено экспертным заключением. Ссылка на необоснованность довода суда о том, что фраза «… Таким образом, деятельность предприятия нанесла урон естественному ландшафту в границах выделенного земельного участка в связи с перемещением значительных объемов горных и земляных масс» содержит утверждение о нанесении предприятием урона естественному ландшафту, также неправомерна. Содержание акта № НВЗ-154 достаточным доказательством данного обстоятельства являться не может. 9. «В Акте от 02.07.2008г. территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по Кемеровской области отмечает «отсутствие действующего санитарно- эпидемиологического заключения по дополнительно отводимому земельному участку площадью 46,2 га для рекультивации нарушенных земель на горном отводе шахты «Суртаиха» с обоснованием возможности организации СЗЗ, что является нарушением ст. 12 ФЗ «О санитарно — эпидемиологическом благополучии населения», №52 от 30.03.1999 года, СанПиН221/2.11.1200-03». Обжалуя решение суда первой инстанции в данной части, ответчики указывают на то, что указанная фраза не содержит сведений об истце. В ней отмечается отсутствие санитарно-эпидемиологическго заключения по дополнительно отводимому земельному участку для рекультивации нарушенных земель. Исходя из выводов о том, что речь ид?т о земельном участке, который истцу не отвед?н, производственная деятельность на н?м не осуществляется, у суда отсутствовали основания рассматривать содержание оспариваемого фрагмента в качестве информации порочащей истца.

Вместе с тем, из общего содержания публикации, следует, что изложенные в оспариваемой фразе сведения относятся к деятельности ООО «Участок Коксовый», что также подтверждается заключением эксперта, который указал на то, что данные сведения свидетельствуют о нарушении истцом действующего законодательства. Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемая фраза не относится к ООО «Участок Коксовый» не подтверждается материалами дела. Доказательств того, что рассматриваемые сведения соответствуют действительности, в материалы дела не представлены. При этом суд первой инстанции обоснованно указал на то, что акт № 82 по результатам мероприятий по надзору (контролю) от 02.02.2008г., дословно содержащий оспариваемую информацию, не является достаточным доказательством достоверности оспариваемых ответчиком сведений. Вывод суда о том, что речь в оспариваемом фрагменте ид?т о земельном участке, который истцу не отвед?н и производственная деятельность на н?м не осуществляется, правильность изложенных выше выводов не опровергает. 11. В апелляционной жалобе ООО «Участок Коксовый» просит признать несоответствующим действительности фрагмент «Не согласовано и закрытие дороги через Сетевой район». Рассматривая спор в данной части, суд первой инстанции установил, что имел место факт закрытия дороги через Сетевой район, что подтверждается распоряжением Администрации города Киселевска №434-р от 02.06.2008 г. Однако из содержания спорной публикации не следует утверждение автора о допущении истцом нарушений производственно-хозяйственной деятельности или закона, повлекшее закрытие дороги. По мнению ООО «Участок Коксовый» из содержания оспариваемого фрагмента следует, что закрытие дороги не было согласованно в установленном порядке, а поскольку на протяжении всего текста речь ид?т о нарушениях закона именно истцом, рассматриваемый фрагмент порочит его деловую репутацию.

Вместе с тем, суд первой инстанции правильно указал на то, что из содержания спорного фрагмента не следует, что закрытие дороги было вызвано неправомерными действиями истца, вопреки интересам жителей. Данные выводы истцом не опровергнуты.

С уч?том данного решение суда первой инстанции принятое в отношении рассматриваемого фрагмента следует признать законным и обоснованным. Оснований для переоценки данных выводов суд апелляционной инстанции не усматривает.

12. «В экспертном санитарно — эпидемиологическом заключении №15-КГ по проекту от 22.04.2004г. утверждалось, что проект рекультивации нарушенных земель с попутной добычей угля не соответствует санитарным правилам и требует согласования».

Судом первой инстанции установлено, что оспариваемое сведение по своему смысловому содержанию свидетельствует о том, что истец осуществляет свою деятельность при отсутствии согласованного проекта рекультивации, а соответственно предполагает нарушение со стороны ООО «Участок Коксовый» требований, предъявляемых к предприятию, осуществляющему данный вид деятельности.

Удовлетворяя исковые требования, заявленные в отношении рассматриваемого фрагмента, суд указал на то, что в материалы дела представлено санитарно- эпидемиологическое заключение от 02.11.2004 г., свидетельствующее о том, что замечания и недостатки, отраж?нные в санитарно — эпидемиологическом заключении от 22.04.2004 г. учтены и устранены.

Поскольку на момент публикации экспертное санитарно-эпидемиологическое заключение от 22.04.2004 г. утратило свою актуальность, а рассматриваемые события не имели места в реальности во время, к которому оно относится, суд посчитал, что указанные выше сведения являются порочащими и не соответствуют действительности.

В апелляционных жалобах ответчики ссылаются на то, изложенные в оспариваемом фрагменте факты соответствуют действительности. То обстоятельство, что в дальнейшем было принято другое санитарно-эпидемиологическое заключение, на соответствие действительности рассматриваемого сообщения никак не влияют.

Вместе с тем, из содержания оспариваемого фрагмента следует вывод о том, что ООО «Участок Коксовый» осуществляет свою деятельность без согласованного проекта рекультивации земель. Ссылки на то, что позднее данные нарушения были устранены, публикация не содержит.

При таких обстоятельствах, оспариваемые истцом сведения правомерно признаны судом первой инстанции порочащими и не соответствующими действительности. Правильность данных выводов ответчиками не опровергнута.

13-16. «… предприятие сознательно идет на сокращение расходов, связанных с переселением людей, попавших в зону горных работ»; «… по поводу отвалов вскрышных работ, которые отнесены к внутренним, а не внешним, так как складирование породы идет на ненарушенных землях.»; «А жителям остается дышать отравленным воздухом, задыхаться от пыли, растить детей в невыносимых условиях»; «…руководство предприятия нарушает законодательство РФ в сфере недропользования, землепользования и условий муниципального соглашения, являющегося неотъемлемой частью лицензии КЕМ 000943 ПП, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд».

Отказывая в удовлетворении исковых требований в данной части, суд первой инстанции исходи из того, что в контексте всей статьи оспариваемые фрагменты являются выводом автора, его оценкой, выражающей мнение участников открытых депутатских слушаний. Оспариваемые фрагменты публикации являются оценочными убеждениями, которые не могут быть предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса РФ, поскольку являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Доводы апелляционной жалобы ООО «Участок Коксовый» сводятся к тому, что использованные автором словесные конструкции «по мнению жителей», «люди недоумевают», «депутаты пришли к мнению» указывают на неопредел?нный круг лиц, а потому рассматриваемые фрагменты не могут оцениваться в качестве субъективного мнения автора.

Вместе с тем, то обстоятельство, что автор в своих словесных конструкциях не ссылается на мнение конкретного субъекта или сво? мнение, не является достаточным основанием для того, чтобы рассматривать спорные высказывания в качестве утверждения о фактах или событиях.

Учитывая общее содержание публикации, суд первой инстанции обоснованно приш?л к выводу о том, что оценочные убеждения автора, изложенные в оспариваемых фрагментах, не являются предметом судебной защиты. Доказательств иного истцом в материалы дела не представлено.

В апелляционных жалобах ООО «Издательский дом «Киселевские вести» и Шереметьева Евгения Константиновна указывают на положения ст. 57 ФЗ «О средствах массовой информации», согласно которой редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений.

Применительно к содержанию указанной нормы ответчики указывают на то, что акт № НВЗ-154, а также акты проверок проводимых Роспотребнадзором, являются официальными документами, полученными по официальным запросам.

Вместе с тем, предусмотренная ст. 43 ФЗ «О средствах массовой информации» обязанность по опубликованию опровержения не соответствующих действительности сведений, не может рассматриваться в качестве меры ответственности. Использование в публикации сведений, содержащихся в указанных выше документах, не освобождает ответчиков от обязанности доказать факт их соответствия действительности. Таким образом, положения ст. 57 ФЗ «О средствах массовой информации» не могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных истцом требований.

В апелляционных жалобах ответчики также указывают на то, что имеющиеся в материалах дела экспертное заключение является ложным, а потому не могло быть положено в основу решения суда. Оценка экспертного заключения судом не произведена, доводы ответчиком о его ложности не опровергнуты.

Данные возражения ответчиков следует признать необоснованными по следующим основаниям. В силу ст. 71, 86 Арбитражного процессуального кодекса РФ, заключение эксперта является одним из доказательств по делу, которое не имеет заранее установленной силы и оценивается судом наряду с иными имеющимися в материалах дела документами.

Доводы ответчиков по поводу ложности имеющегося в материалах дела заключения эксперта основанием для отмены обжалуемого решения являться не могут, тем более, что в случает возникновения сомнений в обоснованности выводов эксперта стороны судебного разбирательства наделены правом заявлять ходатайства о проведении дополнительной (повторной) экспертизы. Таким правом ответчики не воспользовались. Возражения ответчиков, касающиеся неправильной оценки судом акта № НВЗ-154, рассмотрены выше и также отклоняются судом апелляционной инстанции.

Фактов нарушения при принятии решения норм процессуального права, которые могли бы являться основанием для отмены обжалуемого решения, суд апелляционной жалобы также не усматривает.

Исковое заявление ООО «Участок Коксовый» подано с соблюдением требований гл. 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ. Доводов, опровергающих данное обстоятельство, ответчиками не указанно, тем более, что названные ими обстоятельства не могли привести и не привели к принятию неправильного решения по делу.

Ответчики также указывают на то, что суд первой инстанции не приобщил к материалам дела представленные ими письменные доказательства, фото- и кинодокументы, отказал в удовлетворении заявленных ходатайств о вызове в суд свидетелей и эксперта, истребовал у ответчиков документ, не предусмотренный процессуальным законодательством (отзыв на исковое заявление).

Вместе с тем, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции ответчики не лишены права заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции (ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Таких ходатайств стороны не заявляли.

Таким образом, отказ суда первой инстанции в удовлетворении заявленных ответчиками ходатайств о приобщении в материалы дела дополнительных доказательств (вызове свидетелей и эксперта), не является основанием для отмены принятого по делу решения. Стиль изложения судебного решения в качестве нарушения процессуальных норм рассматриваться не может. При таких обстоятельствах, доводы, изложенные в апелляционных жалобах, не содержат фактов, которые опровергали бы правильность выводов суда первой инстанции, влияли на обоснованность и законность судебного решении, либо имели юридическое значение для вынесения судебного акта по существу. Решение суда первой инстанции основано на полном и всестороннем исследовании представленных сторонами доказательств и правильном применении норм материального права, оснований для его отмены предусмотренных ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Государственная пошлина за рассмотрение апелляционных жалоб, по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ, относится на заявителей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.268, п.1 ст.269, ст.271 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Седьмой арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13 февраля 2009 г. по делу № … оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Председательствующий Л.Ф.Зубарева

Судьи Л.Е.Лобанова, И.И.Терехина