Решение Ленинского районного суда г. Воронежа (досье №26)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

19 января 2005 года г. Воронеж

Ленинский районный суд г. Воронежа в составе:

председательствующего судьи Востриковой Г.Ф.

при секретаре Стороженко А.Н.,

с участием истца Голубева А.А.

представителя ответчика МУП города Воронежа «Редакция газеты «Берег» по доверенности Мащенковой С.И.

ответчика Горсевой Л.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Голубева Александра Александровича к МУП города Воронежа «Редакция газеты «Берег», Тореевой Людмиле Вячеславовне о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании морального вреда,

установил:

Голубев А.А. обратился в суд с вышеназванным иском, указывая, что в газете «Берег» от 31 января 2003 года опубликована часть 1 статьи Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества», в которой распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие его честь и достоинство, обвиняющие его в нарушении закона и норм морали. Эти сведения содержатся во втором и одиннадцатом абзацах статьи, где говорится:

во втором абзаце :

««Партячейка» (А.А.Голубев, А.А.Лобов, В.В.Галушкин, беспартийный В.Ерин и немногие другие, распределившие между собой роли в малом круге — совете стариков, совете атаманов и правлении) вынудили- таки Б.Е.Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия… На момент подачи рапорта А.А.Голубев уезжает в деревню …, ответственность за конфликтную ситуацию он полностью перекладывает на плечи стариков… С этого момента история возрождения воронежского казачества превращается в историю типичных для того времени финансовых махинаций и авантюр»;

в одиннадцатом абзаце:

«В перерыве взявший себя в руки атаман(Голубев) то ли использует заготовку, то ли на пишущей машинке «рождает» документ следующего содержания: «Мы, казаки…».

Далее истец указывает, что в газете «Берег» от 21 марта 2003 года опубликовано продолжение статьи Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества», в которой также распространены сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь и достоинство, обвиняющие в нарушении закона и норм морали.

В столбце, начинающемся со слов «К 1996 году…» написано:

«…которому (Воробьеву А.А.) казначей А.А.Лобов показал платежные поручения, свидетельствующие о получении Голубевым от местных властей значительных денежных сумм на возрождение казачества, из которых до казачества не дошло ни копенки».

Ниже сказано:

«Лобов и Воробьев с платежками направились… к Голубеву… Увидев платежки, разнервничался было Голубев. Вдруг — хвать, скомкал и давай в рот пихать. Приговаривая при этом: «Нет бумаги — нет дела!». Александр Воробьев не растерялся — водички из графина наливает и Голубеву подает: запейте, мол, бумагу, Сан Саныч…».

Истец просит признать не соответствующими действительности и порочащими его честь и достоинство вышеизложенные сведения и обязать редакцию газеты опубликовать опровержение следующего содержания :

«В газете «Берег» за 31 января 2003 года в статье Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества» сообщены не соответствующие действительности сведения:

Во втором абзаце записано:

««Партячейка» (А.А.Голубев, Л.А.Лобов, В.В.Галушкин, беспартийный В.Ерин и немногие другие, распределившие между собой роли в малом круге — совете стариков, совете атаманов и правлении) вынудили-таки Б.Е.Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия».

То есть указано, что Голубев оказывал давление на Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия.

На самом деле Голубев не оказывал давление на Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия.

Во втором абзаце записано: «На момент подачи рапорта А.А.Голубев уезжает в деревню…, ответственность за конфликтную ситуацию1 он полностью перекладывает на плечи стариков».

То есть говорится об отъезде Голубева и переложении ответственности на «плечи стариков».

На самом деле Голубев ответственности на «плечи стариков» не перекладывал.

Во втором абзаце говорится: «С этого момента история возрождения воронежского казачества превращается в историю типичных для того времени финансовых махинаций и авантюр».

То есть Голубев, как атаман, обвиняется в «типичных для того времени финансовых махинациях и авантюрах», а именно, в нарушении закона и норм морали.

На самом деле история возрождения воронежского казачества не превратилась в историю типичных для того времени финансовых махинаций и авантюр.

В одиннадцатом абзаце: «В перерыве взявший себя в руки атаман (Голубев) то ли использует заготовку, то ли на пишущей машинке «рождает» документ следующего содержания: «Мы, казаки…»».

Эти факты не соответствуют действительности.

Голубев не использовал ни заготовку, ни пишущую машинку для «рождения» документа «Мы, казаки…», не «рождал» документ «Мы, казаки…».

В газете «Берег» от 21 марта 2003 года в статье Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества» распространены следующие сведения, не соответствующие действительности.

В столбце, начинающемся со слов «К 1996 году…» написано:

«…которому (Воробьеву А.А.) казначей А.А.Лобов показал платежные поручения, свидетельствующие о получении Голубевым от местных властей значительных денежных сумм на возрождение казачества, из которых до казачества не дошло ни копейки».

Голубев значительных денежных сумм от местных властей на возрождение казачества не получал.

Ниже записано:

«Лобов и Воробьев с платежками направились… к Голубеву… Увидев платежки, разнервничался было Голубев. Вдруг — хвать, скомкал и давай в рот пихать. Приговаривая при этом:»Нет бумаги — нет дела!». Александр Воробьев не растерялся — водички из графина наливает и Голубеву подает: запейте, мол, бумагу, Сан Саныч…».

Описанных выше действий не было.

По утверждению истца, в результате распространения порочащих его честь и достоинство сведений ему причинен моральный вред, в счет компенсации которого он просит взыскать с ответчиков в его пользу 100000руб.

В судебном заседании истец Голубев Л.А. заявленные исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить.

Представитель ответчика МУП города Воронежа «Редакция газеты «Берег» по доверенности Мащенкова С.И., ответчик Тореева Л.В. иск Голубева А.А. не признали, утверждали, что вышеназванные сведения соответствуют действительности и представляют собой оценочные суждения, мнения автора статьи, а не утверждения. Поэтому отсутствуют основания для гражданско-правовой ответственности. Также утверждали, что истец не доказал причинение ему в результате опубликования данной статьи физических и нравственных страданий. Просили в иске Голубеву А.А. отказать.

Выслушав пояснения истца, представителя ответчика, ответчика Тореевой Л.В., показания свидетелей, исследовав представленные по делу доказательства, суд приходит к следующему выводу.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

При рассмотрении настоящего гражданского дела суд руководствовался положениями ст.56 ГПК РФ, предусматривающей обязанность каждой стороны доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992г. №11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 №11 и от 25.04.95 №. 6).

Как разъясняется в пункте 7 вышеназванного Постановления Пленума Верховного суда РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике… Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992г. №11 ( в последующих редакциях) разъясняется, что под распространением сведений, порочащих честь и достоинство или деловую репутацию граждан, о котором указывается в статье 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, следует понимать, в частности, опубликование таких сведений в печати.

Истец представил в суд газету «Берег» за 31 января и 21 марта 2003г., где опубликована статья Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества». В этой статье, в действительности, имеются сведения, которые истец называет порочащими его честь и достоинство.

Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 18.08.1992г. №11 разъясняет, что порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

В газете за 31 января 2003г. втором абзаце вышеназванной статьи говорится:

««Партячейка» (А.А.Голубев, А.А.Лобов, В.В.Галушкин, беспартийный В.Ерин и немногие другие, распределившие между собой роли в малом круге — совете стариков, совете атаманов и правлении) вынудили- таки Б.Е.Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия… На момент подачи рапорта А.А.Голубев уезжает в деревню …, ответственность за конфликтную ситуацию он полностью перекладывает на плечи стариков… С этого момента история возрождения воронежского казачества превращается в историю типичных для того времени финансовых махинаций и авантюр».

В изложенной части в контексте статьи автор утверждает, что Голубев А.А. вынудил написать рапорт о сложении полномочий атамана воронежского казачьего землячества Филимонова Б.Е., а ответственность за конфликтную ситуацию переложил на совет стариков, то есть, поступил аморально. Также истец как атаман обвиняется в «типичных для того времени финансовых махинациях и авантюрах», то есть в нарушении закона.

В одиннадцатом абзаце написано: «В перерыве взявший себя в руки атаман(Голубев) то ли использует заготовку, то ли на пишущей машинке «рождает» документ следующего содержания: «Мы, казаки…». В этой части в контексте статьи автор утверждает, что Голубев А.А. пытался с помощью данного документа повлиять на результаты голосования. То есть в данной части в контексте статьи истец обвиняется в нарушении норм морали.

В газете «Берег» от 21 марта 2003 года в продолжении статьи Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества» в столбце, начинающемся со слов «К 1996 году…» написано:

«…которому (Воробьеву А.А.) казначей А.А.Лобов показал платежные поручения, свидетельствующие о получении Голубевым от местных властей значительных денежных сумм на возрождение казачества, из которых до казачества не дошло ни копейки… Лобов и Воробьев с платежками направились… к Голубеву… Увидев платежки, разнервничался было Голубев. Вдруг — хвать, скомкал и давай в рот пихать. Приговаривая при этом: «Нет бумаги — нет дела!». Александр Воробьев не растерялся — водички из графина наливает и Голубеву подает: запейте, мол, бумагу, Сан Саныч…». В контексте статьи в этой части автор утверждает, что Голубев А.А. пытался скрыть якобы допущенное им правонарушение — «финансовые махинации и авантюры».

Суд считает, что сведения об истце, содержащиеся в вышеприведенных фразах статьи, порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца, поскольку они не соответствуют действительности, изложены в форме утверждения о совершении истцом уголовно наказуемых деяний, нарушении норм морали и при этом данные сведения умаляют честь и достоинство истца, так как в установленном федеральным законом порядке его вина в совершении указанных деяний не установлена.

Статья 49 Конституции РФ устанавливает, что лицо считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Такие доказательства ответчики суду не представили, тем самым они не доказали соответствие распространенных сведений действительности.

В подтверждение тому, что изложенные в статье сведения соответствуют действительности, ответчики ссылаются на показания свидетелей Галушкина В., Филипцова С.Я., Филимонова Б.Е.

Однако, показания данных свидетелей, не могут быть приняты судом во внимание, так как свидетели не указали источник своей осведомленности. Их показание

не конкретны и содержат лишь собственное мнение свидетелей относительно происходившего.

Так, свидетель Галушкин В.В. суду пояснил: «Голубева не было на круге и он не оказывал давление на Филимонова. Имели ли место махинации или авантюры со стороны Голубева не знаю, так как я не был допущен к той информации и не знал о них ничего…Казначеем в то время был Лобов, платежные документы мне лично он не показывал, на круге вопросы о деньгах были, но в этом я не участвовал и ничего не знаю»(30об.стор.-31).

Свидетель Филипцов С.Я. суду пояснил: «Оказывал ли Голубев давление на Филимонова не помню. Я считаю, если Голубев принимает должность, то и с ней принимает ответственность. Как все в деталях происходило не знаю…У нас с Голубевым не совпадали идеологические мнения. В руководстве нашего казачества не было конкретной работы, а была лишь партийная работа…» (л.д.31-32об.стор.). Данный свидетель пояснил, что о том, что Голубев съел платежки, ему стало известно со слов Воробъева.(л.д.32 об. стор.). Об обстоятельствах возникновения документа «Мы, казаки…» свидетель Филипцов С.Я. суду пояснил: «…не шжттю кто вышел, вытащил список и что-то начал зачитывать. Оказалось список какой-то из Калача, где голосовали за Голубева.. .»(л.д.ЗЗ об.стор.).

Свидетель Филимонов Б.Е. не утверждал, что уйти с должности атамана его вынудил Голубев А.А.

Показания данных свидетелей не могут быть приняты судом во внимание как допустимые в подтверждении якобы допущения Голубевым А.А. как атаманом «финансовых махинаций и авантюр». Сами свидетели платежек не видели, очевидцами того, что Голубев А.А. их якобы съел, не были. Совершение Голубевым А.А. аморальных проступков, о которых говорится в приведенных фразах статьи, данными показаниями также не подтверждается.

Кроме того, показания свидетелей Галушкина В.В.,Филипцова С.Я., в силу ст. 49 Конституции РФ, ст.60 ГПК РФ не являются допустимыми доказательствами, поскольку вина лица в совершенном преступлении может быть доказана только лишь вступившим в законную силу приговором суда. Такой документ суду не представлен.

Опубликованный в газете «Коммуна» за 06.03.1996г. План мероприятий по военно-
патриотическому воспитанию населения на 1995-1996г.г. сам по себе не свидетельствует
о перечислении указанных в нем денежных средств казачеству (л.д.44 ).

Представленные ответчиками документы: реклама в газете «Ва-банк» №5(65)/95, информация за подписью атамана Северо-донского союза казаков В.Галушкина, рекламная листовка (л.д.24-26) ни сами по себе, ни в совокупности с другими представленными по делу доказательствами не свидетельствуют о каких-либо «финансовых махинациях и авантюрах».

В свою очередь истец представил суду доказательства, подтверждающие, его доводы о том, что распространенные о нем сведения не соответствуют действительности. Так свидетель Буданов B.C. суду пояснил: «Голубева оклеветал и… По поводу якобы съеденной истцом платежки на перечисленные деньги Администрацией могу пояснить: этот факт не имел место, так как деньги в казачество никогда не поступали…» (л.д. 90 ). Свидетель Лобов А.А. суду пояснил: « Истории о том, что Голубев А.А. съел документы, не было»(л.д.91 ).

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что ответчиками в газете «Берег» за 31 января 2003г. и за 21 марта 2003г. в статье Людмилы Торсевой «Новейшая история воронежского казачества» распространены об истце сведения, не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство.

Суд принимает во внимание доводы ответчиков о свободе мнения журналиста, но считает, что при этом не должны нарушаться честь и достоинство гражданина, его деловая репутация.

Согласно части 2 статьи 152 ГК РФ если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Следовательно, исковые требования Голубева А.А. о признании распространенных о нем сведений не соответствующими действительности и возложении на редакцию газеты обязанности опубликовать опровержение обоснованны и подлежат удовлетворению.

Суд принимает во внимание предлагаемую истцом редакцию опровержения порочащих сведений и считает, что в опровержении должно быть указано об отсутствии оснований для изложенных в статье утверждений, поскольку в порядке гражданского судопроизводства не может быть ни установлено, ни опровергнуто совершение преступных действий.

Суд также принимает во внимание, находит правдивыми пояснения в судебном заседании истца о том, что в результате распространения вышеназванных сведений о нем ему причинен моральный вред — нравственные страдания: он пережил стресс, волновался за свою деловую репутацию.

Часть 5 статьи 152 ГК РФ предусматривает, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно п.3 ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

В силу изложенного подлежат удовлетворению требования Голубева А.А. о взыскании денежной компенсации морального вреда с ответчиков.

Определяя размер денежной компенсации, суд учитывает характер причиненных потерпевшему нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а именно: распространены не соответствующие действительности сведения не только о совершении истцом аморальных проступков, но и уголовно-наказуемого деяния, причем эти сведения опубликованы в средствах массовой информации. Суд также учитывает требования разумности и справедливости. Таким образом, суд определяет размер денежной компенсации 1000руб.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Голубева А.А. обоснованны и поддержат удовлетворению в вышеназванной части.

На основании изложенного и руководствуясь ct.cт. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

Признать не соответствующими действительности и порочащими честь и достоинство Голубева Александра Александровича сведения, опубликованные в Воронежском областном еженедельнике «Берег» от 31 января и 21 марта 2003 года в статьях Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества».

Обязать МУП города Воронежа «Редакция газеты «Берег» опубликовать опровержение следующего содержания :

«В газете «Берег» за 31 января 2003 года в статье Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества» сообщены не соответствующие действительности сведения :

Во втором абзаце записано:

«« Партячейка» (А.А.Голубев, А.А.Лобов, В.В.Галушкин, беспартийный В.Ерин и немногие другие, распределившие между собой роли в малом круге — совете стариков, совете атаманов и правлении) вынудили- таки Б.Е.Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия».

То есть указано, что Голубев оказывал давление на Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия.

На самом деле Голубев не оказывал давление на Филимонова написать рапорт и сложить свои полномочия.

Во втором абзаце записано: «На момент подачи рапорта Голубев А.А. уезжает в деревню…, ответственность за конфликтную ситуацию он полностью перекладывает на плечи стариков».

То есть говориться об отъезде Голубева и переложении ответственности на «плечи стариков».

На самом деле Голубев ответственности на «плечи стариков» не перекладывал.

Во втором абзаце говорится: «С этого момента история воронежского казачества превращается в историю типичных для того времени финансовых махинаций и авантюр».

То есть Голубев, как атаман, обвинялся в «типичных для того времени финансовых махинациях и авантюрах», а именно, в нарушении закона и норм морали.

На самом деле оснований для такого утверждения не имеется.

В одиннадцатом абзаце сказано: « В перерыве взявший себя в руки атаман (Голубев) то ли использует заготовку, то ли на пишущей машинке «рождает» документ следующего содержания «Мы, казаки…».

Эти факты не соответствуют действительности.

Оснований для такого утверждения не имеется.

В газете «Берег» от 21 марта 2003 года в статье Людмилы Тореевой «Новейшая история воронежского казачества» распространены следующие сведения, не соответствующие действительности.

В столбце, начинающемся со слов « К 1996 году…» написано:

«…которому (Воробьеву) казначей А.А.Лобов показал платежные поручения, свидетельствующие о получении Голубевым от местных властей значительных денежных сумм на возрождение казачества, из которых до казачества не дошло ни копейки».

Оснований для такого утверждения не имеется.

Ниже записано:

«Лобов и Воробьев с платежками направились к Голубеву… Увидев платежки, разнервничался было Голубев. Вдруг — хвать документы, скомкал и давай в рот пихать. Приговаривая при этом: «Нет бумаги — нет дела!». Александр Воробьев не растерялся водички из графина наливает и Голубеву подает: запейте, мол бумагу, Сан Саныч…».

Оснований для такого утверждения не имеется.

Взыскать солидарно с МУП «Редакции газеты «Берег», Тореевой Людмилы Вячеславовны в пользу Голубева Александра Александровича в счет компенсации морального вреда 1000 рублей.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Воронежский областной облсуд через райсуд.

Судья (подпись) Вострикова Г.Ф.