Решение Грязинского городского суда Липецкой области (досье №309)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Город Грязи 18 июня 2003 года

Грязинский городской суд Липецкой области в составе: председательствующего судьи Нагайцевой Л.А. при секретаре Игнаткиной Л.И.

Рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Карамышевой Татьяны Евгеньевны к редакции газеты «Грязинские известия», Семиколеновой Людмиле Александровне о защите чести, достоинства, деловой репутации, опровержении порочащих сведений и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Карамышева Т.Е. обратилась в суд с иском к редакции газеты «Грязинские известия», автору статьи Семиколеновой Л.А. Просит опровергнуть распространенные изданием порочащие ее сведения через газету «Грязинские известия» и возместить моральный вред в сумме с 300 000 руб.

В обоснование заявленного требования истица указала, что работает в ГУЗ «Узловая больница. ЮВЖД» на ст. Грязи-Воронежские заместителем главного врача по лечебной работе.

15 марта 2000 года в газете «Грязинские известия» была опубликована статья Л. Семиколеновой «Главное — понравиться главному». Суть статьи сводится к тому, что администрация узловой больницы в нарушение действующего законодательства лишила врача больницы Рысину Е.Д. права на льготное обеспечение жилой площадью как молодого специалиста, использует свое должностное положение с целью давления на Рысину. В статье распространены следующие не соответствующие действительности порочащие ее сведения: « началась самая настоящая травля со стороны администрации. Трижды она (Рысина) писала заявления с просьбой перевести ее в поликлинику и трижды ей в этом было отказано». «Я снова в третий раз написала письмо в вышестоящие инстанции. Узнав об этом, начмед обращается в профсоюзный комитет с просьбой дать согласие на вынесение мне дисциплинарного взыскания за случай двухмесячной давности, который, кстати, не подпадает под статью 127 КЗоТ РФ», « Освободившееся место заведующей отделением было предложено не ей (Рысиной), а Солодухиной, только что закончившей институт… Руководство больницы с пеной у рта доказывало, что от места заведующей Е.Д. Рысина сама отказалась», « В 1997 году администрация больницы заключила с супругами Солодухиными контракт( а почему не с остальными)», «Узнав об этом, Рысина и Слесар отправляются в поисках правды в вышестоящие инстанции, но происходит нечто непонятное», «Пока суд да дело, квартира «ушла», «Вскоре с проверкой документов Елены Дмитриевны на получение жилья приезжает комиссия из Воронежа( с чего бы это вдруг?»,« не моргнув глазом, начмед Карамышева заявила, что документы у Рысиной поддельные, а сама она никуда не годный специалист», «В феврале 1998года суд вынес определение: Рысина действительно имеет право на первоочередное получение жилья» , «Заместитель начальника отделения дороги… предложил купить квартиру и тайно заселить туда Солодухиных». Ложно утверждение о том, что распределение Рысиной Е.Д. и Слесар О.В. было согласовано с Воронежским и Архангельским мединститутами. По своему служебному положению она является представителем администрации , поэтому относит сказанное в статьях и на свой счет. Кроме того, ее фамилия напрямую упоминается в статье в связи с обвинениями в участии в травле.

25 марта 2000 года в той же газете было опубликовано письмо ряда сотрудников узловой больницы с комментариями редактора под заголовком «Цель у нас одна — установить истину». В данном письме содержится ряд ложных утверждений, направленных на дискредитацию руководства больницы, а именно: Солодухину И.Е. назначили на должность заведующей отделением, ориентируясь на личные симпатии , а не на производственную необходимость; ставка врача- дежуранта введена в ущерб другим врачам; обучение Солодухина В. А. по эндоскопии и функционирование кабинета эндоскопии нецелесообразно; Солодухины не платят за проживание в больнице; предпринимались попытки уволить Рысину Е.Д.; начмед ущемляет интересы врачей при составлении графиков дежурств; в 1998 году судья Качалова Т.А. вынесла определение, подтверждающее право Рысиной Е.Д. на льготу в обеспечении жильем как молодого специалиста; главный врач не стал добиваться в 1997 году получения квартиры на больницу, т.к. не видел возможности отдать ее Солодухиным; начмед заявила, что если очередь останется в том же виде (Рысина Е.Д., Слесар О.В., Солодухины), то квартиру не получит никто; главный врач нарушает нормы жилищного законодательства; главный врач и начмед чинят расправы над неугодными им сотрудниками. Эта статья печаталась без предварительного журналистского расследования, с ней никто из сотрудников редакции не беседовал, никаких документов не запрашивал.

Далее, 15 ноября 2000 года в той же газете были опубликованы две статьи «Сколько можно ?! Или доколе пар будет уходить в свисток…» и письмо Плотникова В.П. «Только меня не спросили…». В этих публикациях, как и в предшествующих, содержались голословные обвинения в ее адрес: «Посредственный педиатр, не заканчивала лечебный факультет института, не имеет никакой специализации по организации здравоохранения»; «Представляю, сколь «веселую жизнь» устроят ему (Плотникову В.П.) главврач… и его заместитель Т. Карамышева теперь, после публикации его письма». Через всю статью красной нитью проходит вывод о том, что больной Сбитнев умер вследствие некомпетентности руководства больницы и ее , в частности. И вновь с нею никто не беседовал, никаких документов для подтверждения или опровержения обвинения у нее не запрашивал. Редактор «Грязинских известий» сделала в этой публикации официальное заявление в Липецкую транспортную прокуратуру о расследовании причин смерти больного Сбитнева Ф.И. Однако, получив официальный ответ из прокуратуры от 25.12.2000г. , в котором значилось, что факты, изложенные в газете, не соответствуют действительности, в связи с чем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, редакция газеты публиковать результаты прокурорской проверки не стала, оставив читателя только с той информацией, какую она дала по поводу этой смерти ранее.

16 января 2003г. газета опубликовала обозрение «Такие разные письма», в котором поднимает тему ее черствости и некомпетентности: «…рассказывает И.Павлова «…Я отправилась к зам. гл. врача Т.Е. Карамышевой, о которой была наслышана из нашей газеты. На мой вопрос она ответила: «произошла техническая накладочка…». Далее ее бездушным и некомпетентным действиям противопоставляется работа зав. поликлиникой ЦРБ Полухиной М.М.

Считает, что редакция «Грязинских известий», публикуя непроверенные материалы, грубо нарушает ст. 49 Закона о СМИ, в нарушение ст. 51 этого Закона распространяет слухи под видом достоверных сообщений и использует право журналиста на распространение информации с целью опорочить ее, как должностное лицо. Распространенные о ней сведения не соответствуют действительности, порочат ее честь и деловую репутацию. Они высказаны в местной газете и стали предметом всеобщего обсуждения. Она испытывает нравственные страдания из-за несправедливых обвинений, в связи с чем просит возместить причиненный ей моральный вред.

В судебном заседании истица поддержала заявленные требования частично и пояснила, что просит опровергнуть сведения, в которых речь идет лично о ней либо о ней, как о представителе администрации, ибо согласно своей должностной инструкции она является заместителем главного врача и в его отсутствие исполняет обязанности главного врача.

Ответчица Семиколенова Л.А. и представитель редакции газеты «Грязинские известия» Чернышова З.Н. иск не признали и пояснили следующее: в статьях дается оценка деятельности Карамышевой Т.Е. и администрации узловой больницы, на которую редакция и авторы статьи имеют право в соответствии с Конституцией РФ. Статьи написаны на основании документов, представленных Рысиной Е.Д., которая обращалась в редакцию за помощью в решении ее жилищного вопроса. На основании представленных Рысиной документов автор статьи и редакция пришли к выводу, что ее права нарушены и попытались ей помочь. В редакцию обращались многократно пациенты больницы, их родственники, работники больницы с критическими замечаниями, которые они и печатали. Письмо хирурга больницы Плотникова, который дает оценку деятельности Карамышевой Т.Е., они напечатали, т.к. последний является уважаемым врачом, почетным жителем города Грязи и имеет право высказать свое мнение на страницах газеты. Редакция и автор статьи не обязаны встречаться с Карамышевой Т.Е. и выяснять ее мнение по поводу критических публикаций. В статьях, где речь идет об администрации больницы, имя Карамышевой не называется. Истица является начмедом и вопросы льготного обеспечения жильем не входят в ее компетенцию. Какие-либо оскорбления и порочащие истицу сведения, которые не соответствуют действительности, в оспариваемых публикациях отсутствуют. Кроме того, просили применить срок давности к требованиям Карамышевой Т.Е. об опровержении порочащих сведений, поскольку ст. 45 Закона о СМИ гласит, что в опровержении может быть отказано, если требование либо представленный текст опровержения поступили в редакцию по истечении года со дня распространения опровергаемых сведений. Отказ в опровержении может быть в течение года со дня распространения опровергаемых сведений обжалован в суд. Поскольку этот срок истек, а Карамышева ни в 2000, ни в 2001 годах не обращалась с требованием об опровержении, просят отказать в иске.

Выслушав объяснения сторон, показания свидетелей, суд находит иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненного их распространением.

Пунктами 1 и 7 ст. 152 ГК РФ установлено, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведений, порочащих его репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему указанные выше сведения. На требование, заявленное в порядке п.п. 1-3, 5-7 ст. 152 ГК РФ исковая давность в силу ст. 208 ГК РФ не распространяется. (п.п. 5, 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 года № 11 в последующих редакциях « О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). При таких обстоятельствах довод ответчиков об истечении сроков исковой давности суд считает несостоятельным и полагает необходимым рассматривать исковые требования по существу.

В силу п.2 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда РФ порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т. д.) которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

По делу установлено следующее:

15 марта 2000 года в газете «Грязинские известия» была опубликована статья Л. Семиколеновой «Главное — понравиться главному», в которой автор описывает ситуацию с предоставлением жилья в узловой больнице на ст. Грязи ЮВЖД и, в частности, делает выводы, что нарушены права на внеочередное предоставление жилья как молодому специалисту врачу Рысиной Е.Д. Истец просит опровергнуть следующие порочащие ее сведения, изложенные в статье: «Началась самая настоящая травля со стороны администрации больницы. Трижды она (Рысина) писала заявления с просьбой перевести ее в поликлинику и трижды ей в этом было отказано». 12 августа 1999 года было назначено совместное заседание дорпрофсожа и управления дороги…Не моргнув глазом, начмед Карамышева заявила, что документы у Рысиной поддельные(?!), а сама она — никуда не годный специалист», цитату Рысиной « Я снова в третий раз написала в вышестоящие инстанции. Узнав об этом, начмед обращается в профсоюзный комитет узловой больницы с просьбой дать разрешение на вынесение мне дисциплинарного взыскания за случай двухмесячной давности, который, кстати, не подпадает под статью 127 КЗоТ РФ».

Истица Карамышева пояснила, что никакой травли Рысиной не было. К ней предъявлялись обоснованные претензии по поводу недостатков в работе, однако она на них неправильно реагировала. Факт, что Рысина трижды писала заявление о переводе ее в поликлинику и ей в переводе было отказано лично ею, соответствует действительности, однако это не было элементом травли, а диктовалось производственной необходимостью. В профком она обращалась за разрешением о привлечении Рысиной к дисциплинарной ответственности из-за грубых нарушений в работе, но профком не дал никакого ответа. Это обращение не связано с заявлениями Рысиной в вышестоящие органы. По поводу удостоверения Рысиной как молодого специалиста, она заявляла в суде, что оно заполнено с нарушениями закона и Рысина не имела права на его получение, что и подтвердил суд в своем решении от 2 марта 2000 года, но никогда не говорила, что оно поддельное.

Допрошенная в качестве свидетеля Рысина Е.Д. пояснила, что она обращалась в редакцию газеты за помощью по поводу льготного предоставления жилья. Она заявляла, что ее преследуют представители администрации, т.к. ей постоянно делались необоснованные замечания, придирки, по каждому незначительному поводу заставляли писать объяснительные записки. Она страдала, трижды обращалась с заявлениями о переводе в поликлинику на вакантную должность и трижды ей в этом было отказано, ее необоснованно пытались привлечь к дисциплинарной ответственности, налагали дисциплинарные взыскания, но по представлению прокуратуры приказ отменили. Она считала и считает, что это было связано с ее жалобами по поводу предоставления жилья, поскольку после решения этого вопроса к ней перестали предъявлять необоснованные претензии. Таким образом, в суде установлено, что изложенные в статье сведения о том, что Рысиной трижды было отказано в переводе и что Карамышева обращалась в профком за разрешением на привлечение Рысиной к дисциплинарной ответственности, соответствуют действительности, это признается истцом и не требует дальнейшего доказывания. Являлись ли претензии со стороны администрации, в т.ч. истицы, обоснованными или это ,как указано в статье, «травля» (в словаре русского языка С.И.Ожегова под редакцией Шведовой Н.Ю. одно из значений слова «травить»-причинять чем-нибудь вред, изводить преследованиями) — это оценка действий администрации со стороны Рысиной и автора статьи, а не сведения о фактах.

Также не относится к сведениям, подлежащим опровержению в порядке ст. 152 ГК РФ утверждение, что Карамышева заявила: «документы у Рысиной поддельные, а сама она никуда не годный специалист». Свидетель Рысина пояснила, что такие заявления Карамышева Т.Е. делала неоднократно, Из решения Грязинского городского суда от 2 марта 2000 г. видно, что представители узловой больницы Левтеев и Карамышева опровергали удостоверение Рысиной Е.Д. о направлении на работу и считали, что оно выдано в нарушение закона. Это утверждение по смыслу аналогично опубликованному в газете. Высказывание, что Рысина негодный специалист, ничем не порочит Карамышеву, она, как и любой другой человек и руководитель, вправе давать оценку Рысиной.

В газете «Грязинские известия» от 25 марта 2000 года под рубрикой «Читатель продолжает разговор» опубликовано письмо коллектива работников узловой больницы. Истица требует опровергнуть как порочащие ее следующие сведения: «Любопытно взглянуть на график дежурств врачей по больнице. Больше всего часов у начмеда Карамышевой Т.Е., причем именно в выгодные по оплате дни. Кроме этих дежурств, она имеет две ставки…Одним все, другим ничего». В судебное заседание предоставлены графики дежурств врачей узловой больницы за 10 месяцев 1999 года, из которых следует, что у Карамышевой Т.Е. больше всего дежурств за 6 месяцев. В такие месяцы, как январь, февраль, июль, октябрь, в которых у нескольких врачей дежурств больше, чем у Карамышевой Т.Е., количество дежурств истицы в выходные дни составляет от 7 до 10. Какой именно период имели в виду в письме члены коллектива, в публикации не указано. Также установлено и подтверждается Карамышевой Т.Е., что кроме должности заместителя главного врача по лечебной работе, она на 0,25 ставки выполняет обязанности педиатра и еще на 0,25 ставки замещает педиатров в период болезни. Таким образом, вышеуказанные сведения не подлежат опровержению. Кроме того, здесь и не содержится утверждений о нарушении Карамышевой Т.Е. какого-либо закона. Высказывания: «Карамышева в зале суда открыто заявила: «Если очередь останется в том же виде, квартиру не получит никто», «Этим незаменимым врачам (Солодухиным) были предоставлены две комнаты в больнице, за которые им и платить не надо. И именно их администрация решила любой ценой обеспечить квартирой. Но тут на пути встала Е.Д. Рысина с ее правом на получение жилья. Лучшим выходом было бы уволить ее, и такие попытки предпринимались, но ничего не вышло» не являются сведениями, порочащими истицу. Утверждение : «Как долго будут возглавлять больницу руководители, которые не считаются с интересами коллектива?» и « Несколько человек из подписавших письмо, без тени сомнения отмечали: «Узнав фамилии, главврач и начмед сделают все, чтобы в землю нас втоптать. Но мы уже ничего не боимся…» не являются сведениями о фактах.

В газете «Грязинские известия» за 15 ноября 2000 года под рубрикой «Возвращаясь к напечатанному» опубликовано письмо В.П. Плотникова, хирурга узловой больницы, ветерана труда, в котором он указывает: «Карамышева — посредственный педиатр, не имеет никакой специализации по организации здравоохранения, заканчивала не лечебный факультет института, поэтому не имеет никакого права рулить в больнице..» Карамышева Т.Е. требует опровержения этих высказываний и считает, что она хороший педиатр, т.к. ей присвоена квалификация врача-педиатра первой категории, она окончила Ленинградский педиатрический институт, в котором не было никаких факультетов, по организации здравоохранения она окончила в 1993 году курсы повышения квалификации. Суд считает, что в письме Плотникова дается оценка деятельности истицы и высказывается его личное мнение о ней, как о специалисте и руководителе. Такая же оценка дается Карамышевой Т.Е. и в статье «Сколько можно?! Или доколе пар будет ходить в свисток…» от имени Сбитневой Р.А. по поводу смерти ее мужа и от имени автора статьи З.Чернышовой , которые считают что такие врачи, как Карамышева, не должны работать в здравоохранении, что Сбитнева готова рассказать немало интересного о закрытой в сейфе истории, и о загадочно исчезнувших результатах анализов и о странных способах исцеления больных, практикуемых в узловой больнице и что журналист просит считать эту публикацию официальным заявлением в прокуратуру. Не являются сведениями о фактах утверждения автора статьи : «представляю, сколь веселую жизнь устроят ему (Плотникову) главврач узловой больницы В. Левтеев и его заместитель Т. Карамышева теперь, после публикации его письма». В «Грязинских известиях» за 16 января 2003 года в обозрении «Такие разные письма» опубликовано письмо И.Павловой, в котором читательница сообщила, что на ее вопрос, почему вчера к ее матери не приехал врач, Карамышева ответила, что произошла техническая накладочка, машина сломалась и нет гарантии, что врач приедет и сегодня». В этом утверждении нет порочащей информации, которая подлежит опровержению, поскольку читатель сообщила о разговоре, который имел место между нею и истицей.

Статья 29 Конституции РФ, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантируют свободу мысли и слова, выражающиеся в гласном беспрепятственном выражении идей„ мнений, убеждений, гарантируют свободу массовой информации. Следовательно, авторы публикаций имели право высказывать свое мнение и публиковать мнение других лиц о работе заместителя главного врача узловой больницы по лечебной работе Карамышевой Т.Е. Последняя в соответствии с Законом РФ от 27.12.1991г. в редакции ФЗ от 27.07.2002 года «О средствах массовой информации» имела право на ответ, возможность изложить свое мнение, однако этим правом она не воспользовалась.

Требование Карамышевой Т.Е. о предварительном согласовании с ней критических статей и выяснении ее мнения на этот счет незаконно, поскольку в силу ст. 3 Закона РФ «О средствах массовой информации» цензура не допускается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Карамышевой Татьяне Евгеньевне отказать в иске к редакции газеты «Грязинские известия», Семиколеновой Людмиле Александровне о защите чести, достоинства и деловой репутации, опровержении порочащих сведений, компенсации морального вреда.

Решение может быть обжаловано в Липецкий облсуд через Грязинский горсуд в течение 10 дней.

Судья

Копия верна

Решение вступило в законную силу 06.08.03 г.

Копия верна

Судья

Секретарь