Ленинский районный суд Махачкалы (досье №1896)

Дело № 2-708/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Махачкала 10 марта 2017 года
Ленинский районный суд г. Махачкалы в составе
судьи Чоракаева Т.Э.,
при секретаре Магомедовой Н.М.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Муслимова ФИО11 к Лабазанову ФИО12 о защите чести , достоинства , деловой репутации и взыскании морального вреда, причиненного обращениями Лабазанова М.М. в государственные органы, в размере 400.000 руб., госпошлины и судебных расходов,
УСТАНОВИЛ:

Муслимов М.З. обратился в суд с исковыми требованиями к Лабазанову М.М. о защите чести и деловой репутации, просив признать несоответствующими действительности сведения, изложенные Лабазановым М.М. в заявлении на имя Президента Республики Дагестан, поступившем ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), заявлении на имя Президента Республики Дагестан, поступившем ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), в заявлении на имя Председателя Государственной Думы от 10 апреля 2015 года, а также в газете «Черновик» от 4 сентября 2015 года (открытое письмо акционеров ОАО «МДСК»).
В обоснование иска указано на то, что ответчик Лабазанов М.М. в течение около 10 лет преследует истца Муслимова М.З., являющегося генеральным директором ОАО «Махачкалинский домостроительный комбинат» (далее – ОАО «МДСК»). Лабазанов М.М., уволенный из ОАО «МДСК» в 2008 году и не являющийся акционером ОАО «МДСК» с 2009 года, систематически отправляет жалобы и заявления на имя Президента Республики Дагестан и в другие государственные органы, где обвиняет Муслимова М.З. в совершении уголовно-наказуемых деяниях, а именно в хищении имущества ОАО «МДСК» путем его продажи по заниженной цене. Жалобы Лабазанова М.М. явились основанием неоднократных проверок деятельности ОАО «МДСК» и истца Муслимова М.З., по указанным обстоятельствам следственными органами неоднократно проводились проверки, в возбуждении уголовного дела была отказано. Деятельность Лабазанова М.М., по мнению истца, носит характер гринмейла – оказания давления на деятельность акционерного общества путем покупки миноритарного пакета акций и злоупотребления полученным правом. Прилагаемая к жалобам светокопия подписей акционеров ОАО «МДСК» является фабрикацией. Ко всем жалобам Лабазанов М.М. прикладывает светокопию одного и того же листа с подписями «акционеров ОАО «МДСК», которые не имеют намерения жаловаться на истца Муслимова М.З. Также Лабазанов М.М. опубликовал открытое письмо в газете «Черновик» от 4 сентября 2015 года. Позднее, узнав, что данная статья является следствием недобросовестного поведения ответчика, газета «Черновик» опубликовала опровержение, однако Лабазанов М.М. не понес ответственности за вред, причиненный репутации Муслимова М.З. Изложенные в заявлениях Лабазанова М.М. факты ничем не подтверждены.
Причиненный истцу моральный вред им оценивается в 500.000 рублей.
В ходе рассмотрения дела судом представителем Муслимова М.З. по доверенности Ахмедхановым А.А. заявлением от 9 марта 2017 года произведен отказ от исковых требований в части претензий к газете «Черновик», поскольку газетой опубликовано опровержение открытого письма Лабазанова М.М.
Представителем ответчика Лабазанова М.М. по доверенности Амирхановым Р.М. в суд направлены возражения на иск, согласно которым ответчик иск не признает и просит отказать в его удовлетворении. В возражении на иск указывается на то, что Лабазановым М.М. реализовано его конституционное право на обращение в государственные органы. Такие обращения могут быть расценены как порочащие только в том случае, если будет установлено, что заявитель преследовал цель не исполнить свой гражданский долг и защитить нарушенные права и законные интересы, а исключительно намерение причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом.
При этом Амирханов Р.М. указывает на то, что по сведениям, изложенным в заявлениях Лабазанова М.М., было возбуждено уголовное дело № 76870 по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 1 ст. 201 УК РФ. Несмотря на то, что данное уголовное дело неоднократно прекращалось за отсутствием состава преступления, в декабре 2016 года указанное уголовное дело было прекращено по нереабилитирующему основанию в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.
Амирханов Р.М. указывает на то, что в 2004 году советом директоров ОАО «МДСК» было принято решение о продаже здания по адресу: , за 5.127.275 руб., после чего данное здание было заложено приобретателем ООО «СК 21 век» для получения кредита в размере 25.000.000 руб. При этом само здание было оценено в более чем 54.000.000 руб. Решение о продаже указанного здания было принято в нарушение процедуры одобрения крупной сделки в отношении имущества, составляющего более 50% балансовой стоимости предприятия.
Надлежаще извещенные истец Муслимов М.З. и ответчик Лабазанов М.М. в судебное заседание не явились, дело рассмотрено в их отсутствие.
Представитель истца Муслимова М.З. по доверенности Ахмедханов А.А. поддержал заявленные требования и просил удовлетворить их в полном объеме.
Представитель ответчика Лабазанова М.М. по доверенности Амирханов Р.М. исковые требования не признал, просил в удовлетворении иска отказать и взыскать в случае отказа в удовлетворении иска с ответчика судебные расходы в размере 50.000 руб.
Выслушав представителей сторон, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.
Истцом Муслимовым М.З. заявлены исковые требования о защите чести , достоинства и деловой репутации, а также компенсации морального вреда, причиненного распространением ответчиком Лабазановым М.М. порочащих сведений об истце Муслимове М.З.
В соответствии с ч. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь , достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.
Согласно ч. 9 указанной статьи ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь , достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.
Комментируя положение ч. 1 ст. 152 ГК РФ, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указал на то, что по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.
В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.
В обоснование исковых требований истцом Муслимовым М.З. указывается на то, что распространение порочащих сведений произведено путем обращения ответчика Лабазанова М.М. в государственные органы и к должностным лицам, а также публикация открытого письма в газете «Черновик» от 4 сентября 2015 года.
Под обращением в государственные органы и к должностным лицам истцом подразумеваются заявление на имя Президента Республики Дагестан, поступившее ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), заявление на имя Президента Республики Дагестан, поступившее ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), в заявление на имя Председателя Государственной Думы от 10 апреля 2015 года.
Истцом Муслимовым М.З. представлены суду светокопии обращений, а также публикации в газете «Черновик». Представителем ответчика Амирхановым М.М. факты обращения Лабазанова М.М. с указанными заявлениями и публикация открытого письма в газете «Черновик» не оспаривалась. Не оспаривался факт обращения и в письменных возражениях на иск. Согласно изложенной в возражении на иск правовой позиции данные обращения являются реализацией Лабазановым М.М. своего конституционного права.
Как было указано выше, под распространением предположительно порочащих сведений следует понимать, среди прочего, публикацию таких сведений в печати, а также их изложение в заявлениях, адресованных должностным лицам.
При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что факт распространения предположительно порочащих сведений установлен.
Согласно абз. 4, 5 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ). Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
Тексты обращений ответчика Лабазанова М.М. большей частью совпадают по содержанию и имеют одну фактологическую базу.
Так, в заявлении Лабазанова М.М. на имя Президента Республики Дагестан, поступившем ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №) указывается, что Муслимовым М.З. совершено следующее:
— начал приглашать своих родственников на комбинат, игнорировать коллектив, угрожал каждому увольнением и преследованиями, требуя акции для себя;
— присваивает доходы от базы отдыха, построил за счет комбината для себя пластиковый цех, бетонный узел на территории комбината;
— создал ЖСК по продаже квартир, где занимается мошенничеством, указывая в квитанциях третью часть денег, остальные кладет в карман;
— обманывает акционеров и строит себе дворец на территории фабрики бывшего 3-го Интернационала;
— комбинат стоимостью в несколько миллиардов рублей оценил в 40 млн. руб., 49% присвоили 5-6 человек;
— за 14 лет руководства комбинатом только 1 раз выплачивал прибыль, скрывает полученную прибыль от налогов и акционеров, присваивая ее себе.
Аналогичные сведения содержатся в заявлении на имя Президента Республики Дагестан, поступившем ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), в заявлении на имя Председателя Государственной Думы от 10 апреля 2015 года, а также в газете «Черновик» от 4 сентября 2015 года (открытое письмо акционеров ОАО «МДСК»).
Из указанных заявлений следует, что Лабазанов М.М. обвиняет Муслимова М.З. в совершении действий, которые могут быть квалифицированы как преступления: мошенничестве, вымогательстве и хищении чужого имущества. В том случае, если указанные сведения не получат подтверждения, такие сведения следует считать порочащими.
Оправдывая распространение указанных сведений, представитель ответчика Лабазанова М.М. указывает на то, что указанные сведения изложены в обращениях в государственные органы, что является конституционным правом гражданина, соответствуют действительности, являются оценочными суждениями и мнением, а также соответствуют действительности.
Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» ст. 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (п.п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).
Оценивая действия Лабазанова М.М. в отношении того, пользовался ли он своим конституционным правом на обращение в государственные органы или злоупотребил им, суд принимает во внимание, что Лабазанов М.М. обвинял ответчика Муслимова М.З. в совершении преступлений. При этом истцом оспариваются не обращения Лабазанова М.М. в компетентные правоохранительные органы, что также имело место, а к должностным лицам, в чьи обязанности не входит проверка сообщений о преступлениях, а также публикация порочащих сведений в средствах массовой информации. Судом также принимается во внимание то, что Лабазанов М.М. с 2008 года не является работником ОАО «МДСК», а с 2009 года – акционером общества, следовательно, хозяйственная деятельность указанного юридического лица не затрагивает его права и законные интересы. При этом Лабазановым М.М. систематически в течение длительного времени (около 10 лет) осуществляется распространение обвинений Муслимова М.З. в совершении преступлений. Также Лабазанов М.М. обращается в государственные органы и публикует сведения в СМИ не как частное лицо, а от имени акционеров ОАО «МДСК», тем самым ответчик частный конфликт подает как противостояние многочисленных работников предприятия и его руководства.
При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что Лабазанов М.М. вышел за пределы реализации конституционного права обращения в государственные органы, со стороны ответчика имеет место злоупотребление правом.
Согласно абз. 3 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести , достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Таким образом, выражением субъективного мнения и взглядов может быть признано распространение только таких сведений, которые не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности. Обвинения в совершении противоправных действий, для которых законом предусмотрен определенный порядок доказывания, не могут быть признаны выражением субъективного мнения и взглядов.
Как было указано выше, по рассматриваемой категории дел истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике.
Утверждая соответствие распространяемых сведений действительности, представитель ответчика ссылается только на одно доказательство – постановление о прекращении уголовного дела от 26 декабря 2016 года, согласно которому уголовное дело № 76870 прекращено по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Давая оценку указанному постановлению о прекращении уголовного дела от 26 декабря 2016 года, суд принимает во внимание, что ответчик Муслимов М.З. в указанном постановлении не фигурирует, какие-либо выводы о действиях Муслимова М.З в постановлении отсутствуют. Лабазанов М.М. также не признан потерпевшим по указанному делу. Устанавливая факт хищения имущества ООО «МДСК», следователь, в то же время, указывает на то, что установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, не удалось. В связи с этим указанное постановление не может быть принято судом как доказательство совершения Муслимовым М.З. противоправных действий, в совершении которых его обвиняет Лабазанов М.М.
Какие-либо иные доказательства соответствия действительности распространяемых Лабазановым М.М. порочащих сведений о Муслимове М.З. ответчиком представлены не были.
Истцом же указывалось, что многочисленные проверки его деятельности не выявили совершения им каких-либо противоправных действий, что ответчиком не опровергнуто.
При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что факт распространения сведений истцом Лабазановым М.М. и их порочащий характер в отношении Муслимова М.З. установлены судом. При этом соответствие действительности указанных сведений ответчиком не доказано.
Суд также принимает заявленный в порядке ст. 173 ГПК РФ отказ представителя истца от иска в части претензий к газете «Черновик».
Ст. 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь , достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда.
Согласно абз. 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.
При вышеизложенных обстоятельствах суд признает требование о компенсации морального вреда обоснованным и подлежащим удовлетворению, однако размер возмещения, оцененный истцом в 500.000 руб., суд находит чрезмерным и подлежащим снижению. С учетом неоднократности, длительности (в течение почти 10 лет), публичности распространения порочащих сведений. А также того, что ответчик является руководителем юридического лица (обвинения в совершении преступлений наносят вред его деловой активности), суд приходит к выводу, что соразмерным возмещением морального вреда, причиненного истцу, является сумма в 70.000 руб., которая подлежит взысканию с ответчика.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:

Исковые требования Муслимова ФИО13 удовлетворить частично.
Признать не соответствующими действительности и порочащими честь , достоинство и деловую репутацию Муслимова ФИО15, изложенные Лабазановым ФИО14 в заявлении на имя Президента Республики Дагестан, поступившем ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), заявлении на имя Президента Республики Дагестан, поступившие ДД.ММ.ГГГГ (регистрационный №), заявлении на имя Председателя Государственной Думы от ДД.ММ.ГГГГ.
Взыскать с Лабазанова ФИО16 в пользу Муслимова ФИО17 компенсацию морального вреда в размере 70.000 рублей, госпошлину в размере 300 руб., всего 70.300 (семьдесят тысяч триста) рублей.
В удовлетворении исковых требований Муслимова ФИО18 о признании публикации в газете «Черновик» от ДД.ММ.ГГГГ (Открытое письмо акционеров ОАО «МДСК») порочащей честь , достоинство и деловую репутацию Муслимова ФИО19 отказать.
Решение может быть обжаловано в течение месяца в Верховный суд Республики Дагестан со дня его вынесения в окончательной форме.
Резолютивная часть решения объявлена 10 марта 2017 года.
Мотивированное решение составлено 15 марта 2017 года.
Судья Т.Э. Чоракаев