Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РФ «Центр защиты прав СМИ» либо касается деятельности иностранного агента РФ «Центр защиты прав СМИ»

Решение Арбитражного суда города Москвы (досье №1858)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело № А40-106391/16-74-917г. Москва23 января 2017 годаРезолютивная часть решения объявлена 17.01.2017
Полный текст решения изготовлен 23.01.2017
Арбитражный суд города Москвы
в составе судьи Никифорова С.Л.
при ведении протокола секретарем судебного заседания Астафуровой А.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело
по иску ИП Верди А.Д.
к ответчику АО «Телекомпания НТВ»
о защите деловой репутации и о взыскании 750 000 руб. – моральный вред,
при участии представителей:
— истца – не явился, извещен,
— ответчика – Давыдовой А.В. (удостоверение адвоката, доверенность № 17-2017 от 01.01.2017 г.);
У С Т А Н О В И Л:

Иск заявлен ИП Верди А.Д. к АО «Телекомпания НТВ» о защите деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда в размере 750 000 руб.
В обоснование заявленных требований истец указывает, что на интернет-странице http://www.ntv.ru/novosti/1447858 ответчиком были размещены сведения, которые не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию .
В иске истец просит обязать ответчика удалить с сайта http://www.ntv.ru/ страницу, расположенную по адресу http://www.ntv.ru/novosti/1447858, следующего содержания:
«Темные очки — больше не часть образа, а необходимость. Евгении есть что скрывать от посторонних глаз — свои собственные. То, что с ней сделал хирург, не спрятать ни под каким гримом. Евгения хотела убрать мешки под глазами, хотя ее саму они никогда не смущали. На якобы очень заметный дефект указала ее знакомая Алёна Верди, которая представилась специалистом в области пластики лица и настойчиво предлагала свою помощь.
Перед скидкой в 20 тысяч рублей и уговорами врача Евгения не устояла. Все свои накопления перевела на счет Алёны и уже на следующий день легла под скальпель. Почему-то ее не смутило, что перед хирургическим вмешательством не взяли никаких анализов, не провели предварительную консультацию. Но самое главное — операционная располагалась в небольшом кабинете на цокольном этаже жилого дома.
Тусклый свет, одна кушетка разбросанный мусор. Ни о какой стерильности и речи нет. Фотографии из прошлой жизни Евгения рассматривает часто и только теперь понимает, что никаких проблем с внешностью у нее не было. Она даже выглядела моложе своего возраста — ей 36. Теперь женщина из дома стесняется выходить.
Когда отек спал, Евгения в зеркале себя не узнала. Мешки, действительно, исчезли, но нижнее веко было вывернуто наизнанку. Женщина не может до конца закрыть глаз. И дело не только в эстетике: слизистая постоянно сохнет, из-за этого отслаиваются клетки роговицы, а слезные протоки открыты для различных инфекций.
Теперь, чтобы исправить ошибку пластического хирурга, необходимо около двух миллионов рублей.
Александра Рашель, владелец клиники пластической хирургии: «Она плачет от трагедии теперь в своей жизни, и она плачет от того, что у нее задет слезный канал. Это же видно. У нее идет явное воспаление, что теперь с ней делать, мне не понятно. Что с ней будут делать другие врачи — мне тоже не понятно. Это уже даже не глаз, смотреть же страшно».
Получить свои деньги, а также моральную компенсацию Евгения намерена через суд. Она написала заявление в прокуратуру, и там начали проверку, на время которой деятельность пластического хирурга Верди приостановили.»
Ответчик против удовлетворения иска возражал по основаниям, указанным в письменном отзыве.
Дело рассмотрено в порядке ст.ст. 123, 156 АПК РФ в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного о дате, времени и месте судебного разбирательства.
Рассмотрев заявленные требования, выслушав представителя ответчика, исследовав и оценив в материалах дела доказательства, суд пришел к следующим выводам.
В соответствии с пунктом 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.
В силу пункта 5 ст. 152 Гражданского кодекса РФ если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».
Как следует из разъяснений, данных в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.05 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
Положения статьи 152 ГК РФ, устанавливая гражданско-правовые способы защиты чести, достоинства и деловой репутации , являются важной гарантией конституционных прав на защиту чести и доброго имени, закрепленного статьей 23 Конституции Российской Федерации.
Однако, реализация гражданами одних конституционных прав не должна блокировать осуществления других конституционных прав.
Информационное высказывание в тексте может быть доведено в форме утверждения, мнения, оценки или предположения.
В соответствии с устоявшейся прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека свобода выражения мнения представляет собой один из основных принципов демократического общества и одно из основополагающих условий его развития, а также реализации способностей и возможностей каждого человека.
Принимая во внимание положения пункта 2 статьи 10 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», заключенной в Риме 4.11.1950г., свобода выражения мнения распространяется не только на «информацию» и «мнения», воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными или рассматриваемые как нечто нейтральное, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало «демократического общества» (Постановление Европейского суда по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства» (Handyside v. United Kingdom) от 7 декабря 1976 г., Series А N 24, р. 23, § 49; и Постановление Европейского суда по делу «Йерсилд против Дании» (Jersild v. Denmark) от 23 сентября 1994 г., Series AN 298, p. 26, § 37).
Таким образом, предметом опровержения в порядке, предусмотренном пунктами 1, 2 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, могут выступать лишь сведения как утверждения о фактах, то есть о тех или иных действительных, вполне реальных событиях, действиях, которые могут характеризоваться такими признаками как конкретность деяния, дата, субъектный состав.
Именно подобные утверждения поддаются проверке на соответствие или несоответствие их действительности.
Кроме того, к особенностям предмета доказывания по иску о защите деловой репутации относится разграничение фактологических и оценочных суждений, поскольку только первые при их порочащем характере могут быть в целях защиты репутации квалифицированы как злоупотребление свободой мнений и повлечь за собой штрафные санкции.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.05 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», согласно которому в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации , судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Как следует из материалов дела, истцом не оспаривается сам факт оказания медицинских услуг у пациентки по имени Евгения, а именно проведение пластической операции на лице, и наступление неблагоприятных последствий.
В опровержение других фактов, указанных в статье (проведение операции без анализов и в неприспособленном для этих целей помещении), истцом никаких доказательств не представлено.
Что касается представленного истцом заявления гражданки Л.Е.С. об опровержении фактов, изложенных в статье, то суд его не принимает во внимание, поскольку подпись гражданки Л.Е.С. на данном заявлении не заверена в установленном законом порядке нотариусом.
Таким образом, в отношении данных фактов информация не является ложной.
Кроме того, ответчик как средство массовой информации обязан предупреждать зрителей об опасностях, с которыми можно столкнуться, подвергая себя различным медицинским манипуляциям, в том числе в области пластической хирургии.
В соответствии с п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.
Автор и редакция программы, опираясь на полученные сведения вправе делать собственные выводы и давать собственные субъективные оценки этим сведениям. Выбор позиции при освещении той или иной темы- исключительное право редакции телекомпании, журналиста, автора программы, закрепленное законом о средствах массовой информации.
Согласно п.9 ст. 47 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью.
Как разъяснено в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация , неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его иные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие имущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Из материалов дела следует, что настоящий иск заявлен в защиту деловой репутации в сфере предпринимательской и экономической деятельности, истцом выбрана подведомственность Арбитражного суда г. Москвы на основании п 7. ч. 6 ст. 27 АПК РФ.
В соответствии с п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 02 июля 2013 года № 142-ФЗ) правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.
Согласно разъяснением Верховного Суда РФ, изложенным в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации от 16 марта 2016 года, по делам, рассмотренным до 01 октября 2013 года (даты вступления в силу Федерального закона от 02 июля 2013 года № 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании п. 7 ст. 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию . Ныне действующая ст. 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица.
Таким образом, для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сфере защиты деловой репутации в связи с предпринимательской и экономической деятельностью не предусмотрен такой способ защиты как компенсация морального вреда.
В виду изложенного требования ИП Верди А.Д. о компенсации морального вреда не соответствуют требованиям законодательства РФ.
Таким образом, суд не находит правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.
Расходы по госпошлине распределяются в порядке с. 110 АПК РФ.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 4, 9, 65, 123, 137, 156, 167, 170, 171, 180, 181 АПК РФ, суд
РЕШИЛ:

В удовлетворении иска ИП Верди А.Д. отказать.
Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья С.Л. Никифоров