Решение Воткинского районного суда Удмуртской Республики (досье №1778)

Дело № 2-1610/2016

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
28 июля 2016 года г. Воткинск
Воткинский районный суд Удмуртской Республики в составе:
судьи Шешукова Д.А.
при секретаре Третьяковой Н.А.
с участием истца – Щенина В.Г., ответчиков — Ломаевой К.А., Уравнцевой И.В., Ивановой Ю.Е., Варовой С.А., Крюкова О.В., представителя ответчиков – адвоката Прозорова В.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Щенина В.Г. к Ломаевой К,А., Варовой И.В., Урванцевой И.В., Ивановой Ю.Е., Крюкову О,В., Репко В.В. о защите чести достоинства , деловой репутации, компенсации морального вреда,
у с т а н о в и л:

Щенин В.Г. (далее – истец) обратился в суд к Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В., Ивановой Ю.Е., Крюкову О.В., Репко В.В. (далее – ответчики) о защите чести , достоинства , деловой репутации, компенсации морального вреда и материального вреда, мотивируя свои требования следующим.
Истцу 11.02.2016 стало известно о том, что сотрудники отдела АО распространяют заведомо ложные сведения о сексуальных домогательствах с его стороны к контролёрам отдела АО Ломаевой КА., Варовой С.А., Урванцевой И.В., подавшим заявления об этом руководству отдела АО В отделе АО под руководством начальника отдела Репко В.В. продолжили распространение ложных сведений путем проведения незаконной проверки по поступившим заявлениям с привлечением дополнительных сотрудников АО 15.02.2016 с копиями этих заявлений и проектом служебной начальника отдела АО Репко В.В., неофициально переданными руководству №***, истца ознакомил начальник №*** С.В. На заявление истца, зарегистрированное в отделе №*** о предоставлении заверенных копий заявлений контролёров, начальник отдела АО ответа не предоставил. Распространённые сведения порочат честь , достоинство и деловую репутацию истца, так как не соответствуют действительности и их распространение направлено на отстранение истца от контроля операций, проводимых под контролем сотрудников отдела АО №***. Распространив не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство ситца, сотрудники отдела №*** Ломаева К.А., Варова С.А., Урванцева И.В., Иванова Ю.Е., Крюков О.В. Репко В.В. нарушили принадлежащие истцу неимущественные права. Защита чести и достоинства возможна, как признанием не соответствующими действительности распространенных сведений, так и компенсацией причиненного морального вреда. Кроме того, в связи с переводом на другой участок и заболеванием отца, истцу причинен материальный ущерб в виде упущенной выгоды в сумме: 109 717 руб. 34 коп. Действиями ответчиков истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях (ссора с женой и фактический распад семьи; моральные страдания жены Н.А.; ссора с отцом и, как следствие, инсульт 02.03.2016; необходимость ежедневного контроля за состоянием здоровья отца и ухода за ним; перевод на другой участок работы с необходимостью переподготовки; изменение отношения к истцу сотрудников №***, сотрудников предприятия АО жителей ). В связи с изложенным истец просил признать сведения о сексуальных домогательствах, распространенные Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В. путем написания заявлений и передаче их руководству отдела АО Ивановой Ю.Е., Крюковым О.В., Репко В.В. путем приема заявлений и проведения незаконной проверки по заявлениям с привлечением сотрудников АО не соответствующими действительности и порочащими честь , достоинство и деловую репутацию. Обязать ответчиков опровергнуть распространенные недостоверные сведения о сексуальных домогательствах путем публикации в газете «Трудовая вахта» предприятия АО». Взыскать с ответчиков компенсацию причиненного материального ущерба и морального вреда в размере: 560 000 руб.: с Урванцевой И.В. — 30000 руб., с Варовой С.А. — 30000 руб., с Ломаевой К.А. — 40 000 руб.; с Ивановой Ю.Е. — 60 000 руб., с Крюкова О.В. — 150 000 руб., с Репко В.В. — 250 000 руб.
В судебном заседании истец от исковых требований в части взыскания материального ущерба и обязании опровергнуть распространенные недостоверные сведения о сексуальных домогательствах путем публикации в газете «Трудовая вахта» предприятия АО отказался, отказ принят судом, о чем вынесено соответствующее определение. Окончательно свои требования уточнил следующим образом: признать сведения о домогательствах, распространенные Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В. путем написания заявлений и передаче их руководству отдела АО Ивановой Ю.Е., Крюковым О.В., Репко В.В. путем приема заявлений и проведения незаконной проверки по заявлениям с привлечением сотрудников АО не соответствующими действительности и порочащими честь , достоинство и деловую репутацию. Взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере: 450 000 руб.: с Урванцевой И.В. – 50 000 руб., с Варовой С.А. — 50 000 руб., с Ломаевой К.А. — 50 000 руб.; с Ивановой Ю.Е. — 100 000 руб., с Крюкова О.В. -100 000 руб., с Репко В.В. — 100 000 руб.
По существу заявленных требований истец приобщил к материалам дела письменные объяснения, согласно которым отношения между ним и ответчицами, подавшими заявления, Ломаевой, Варовой и Урванцевой были приятельские. Факты, изложенные в их заявлениях, соответствуют действительности. В описание этих отношений вложен легко читаемый смысл, что все действия истца были направлены на понуждение Ломаевой, Варовой и Урванцевой к половому сношению с истцом. Они в своих заявлениях обвиняют истца в нарушении ст.133 Уголовного кодекса Российской Федерации. В предварительном судебном заседании они согласились с тем, что никаких домогательств со стороны истца не было, что истец ни к одной из них не прикоснулся даже пальцем и в разговорах с ними ни разу не употребил слово секс или, хотя бы, намеки на интимные отношения. Ответчики не подали заявления ни участковым уполномоченным, ни в дежурную часть УВД г. Воткинска. Об отношениях, которые происходили вне территории предприятия и вне рабочего времени, т.е. в быту, они подают заявления руководству подразделения предприятия-работодателя. В трудовых договорах, заключённых предприятием с Ломаевой, Варовой и Урванцевой никаких обязательств в обеспечении безопасности своих сотрудников в быту, вне рабочего времени не содержится, да и обеспечивать такую безопасность предприятие не имеет права в соответствии с Уставом Обеспечение безопасности граждан в соответствии законом возложено на правоохранительные органы. Следовательно, Ломаева, Варова и Урванцева никакой опасности не подвергались, и они это осознавали. Целью подачи заявления являлось отстранение истца от осуществления контрольных функций военной приёмки при сборке изделий, выпускаемых предприятием АО» по заказам Министерства обороны РФ. Компрометирующих фактов при исполнении истцом должностных обязанностей в рабочее время найти не удалось, поэтому ответчики решили скомпрометировать истца бытовыми отношениями. В результате этого и появились заявления, в которых реальные бытовые отношения искажены до «наоборот», с обвинением в попытках понуждения к половому сношению. После написания заявлений, сразу началось распространение порочащих истца сведений. Контрольный мастер Иванова Ю.Е., не имея на это никаких прав и полномочий, при встрече с прямым и непосредственным руководителем истца — начальником участка Н.А. рассказала о заявлениях контролёров с жалобами на сексуальные домогательства со стороны истца. Зам. начальника отдела №*** Крюков О.В. при получении заявлений не предпринял мер к их возвращению Ломаевой, Варовой и Урванцевой с разъяснением о необходимости подачи этих заявлений в правоохранительные органы. В нарушение своих должностных обязанностей и Устава предприятия Крюков О.В. приступил к самостоятельному рассмотрению заявлений, сообщил непосредственному руководителю истца начальнику группы Г.Ю.., а так же передал эту информацию своему прямому и непосредственному руководителю – начальнику отдела №*** Репко В.В. К началу проведения проверки начальником отдела №*** Репко В.В. практически в каждом подразделении предприятия уже было известно о подаче заявлений контролёрами по поводу сексуальных домогательств истца по отношению к ответчикам. Получив запрос на предоставление личных дел Ломаевой, Варовой и Урванцевой, в отделе кадров предприятия уже знали, что это личные дела контролёров, которые написали заявления. Начальник отдела №*** Репко В.В. в нарушение требований закона проводит одностороннюю проверку, встретившись и выслушав только Ломаеву, Варову и Урванцеву и совершенно игнорируя мнение и доказательства другой стороны. По результатам проверки Репко В.В. выносит решение в виде проекта служебной на имя начальника №***. В ходе проведения проверки Ломаева, Варова и Урванцева не менее трёх раз вызывались к начальнику отдела №*** Репко В.В. и начальнику №*** С.В. и каждый раз они подтверждали претензии о сексуальных домогательствах со стороны истца. На заявление истца о предоставлении заверенных копий заявлений контролеров ответа не последовало. Желая получить поддержку в лице генерального директора АО» Репко В.В. 20.05.2016 докладывает про заявления контролёров о сексуальных домогательствах со стороны представителя заказчика №*** Щенина В.Г. руководству АО чем продолжает распространение заведомо ложных сведений.
Ответчики Ломаева К.А., Варова С.А., Урванцева И.В., Иванова Ю.Е., Крюков О.В., а также представитель ответчиков в судебном заседании с заявленным требованиями не согласились, просили суд отказать в их удовлетворении, факт распространения сведений не отрицали, при этом пояснили, что сведения имели достоверный характер, они не являются порочащими, были направлены на предотвращение конфликтных ситуаций, способных оказать негативное влияние на производственную деятельность. Также изложили те обстоятельства, которые были указаны в заявлениях, дополнительно суду пояснили, что истец постоянно преследовал их, предлагал встретиться во внерабочей обстановке.
Ответчик Иванова Ю.Е. дополнительно по делу пояснила, что является руководителем Ломаевой К.А., Урванцевой И.В., Варовой С.А. Узнав от ответчиков о сложившейся ситуации, была вынуждена доложить об этом руководству. В феврале 2016 года ей стало известно, что Щенин В.Г. отпросился с работы, чтобы срочно навестить отца, а на самом деле он поехал встречать Урванцеву И.В. после ее смены. Ответчицы изложили ей факты, которые указаны в их заявлениях, сами заявления ответчик не видела, но Крюкову О.В. доложила, что сложилась конфликтная ситуация. Ей было дано распоряжение, чтобы девушки все изложили в письменной форме. При разговоре с М.Р. – руководителем Щенина В.Г. ответчик рассказала ему ситуацию с Урванцевой И.В., попросила разобраться. Ни о каких сексуальных домогательствах не говорила.
Ответчик Крюков О.В. по делу пояснил, что является руководителем коллектива в цехе №***. От Ивановой Ю.Е. поступила информация, что возникла конфликтная ситуация между представителем заказчика Щениным В.Г. и контролерами. Ответчик сказал, чтобы не было недомолвок, пусть все изложат в письменной форме. О случившемся ответчик доложил Репко В.В.
Ответчик Репко В.В., уведомленный о дате и времени рассмотрения гражданского дела в судебное заседание не явился, о причинах неявки не сообщил, гражданское дело рассмотрено в его отсутствие в соответствии со ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Свидетель Г.Ю. пояснил, что с истцом вместе работали, свидетель был начальником группы. От Крюкова О.В. – заместителя начальника ОТК свидетелю стало известно, что девушки собираются написать заявление о сексуальном домогательстве от В.Г. Свидетель сразу сообщил об этом Марату Рязановичу – начальнику участка, на котором работал В.Г. Истец был на второй или третей смене, свидетель попросил вызвать его на участок. Они пообщались с В.Г., свидетель сказал, что ситуация неординарная, что он вынужден сообщить об этом командиру. Перед вечерним рапортом о сложившейся ситуации свидетель доложил командиру. О,В. сказал, что девушки собираются написать заявление на его имя о сексуальном домогательстве. О каких сексуальных домогательствах не уточнялось. Свидетель заявлений не видел, но потом в течение дня, перед тем как приехать на участок, он видел, что девушки заходили в кабинет О,В.
Свидетель Н.А. сообщил, что истец его подчиненный. При следовании к месту службы в цех №***, свидетелю позвонил начальник Г.Ю., и сообщил о случившемся, что на одного из подчиненных написано заявление о сексуальных домогательствах. Прибыв в цех №***, свидетель зашел на участок, где работают эти девушки. Свидетеля увидела контрольный мастер Ю.Е., подозвала к себе и сообщила то же самое, что и Г.Ю. она сообщила, что девушки написали заявления о сексуальном домогательстве. После этого свидетель позвонил В.Г., вызвал его на участок. Он написал объяснительную по данному факту на имя начальника. Заявления свидетель не видел, по данному факту с ответчиками не общался. Что сказала точно Ю.Е. свидетелю не известно, но смысл был такой, что В.Г. домогался до девушек.
Суд, выслушав истца, ответчиков, представителя ответчиков, свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, приходит к следующему.
В судебном заседании установлено, что 12.02.2016 ответчиком С.А. на имя О,В. направлено заявление следующего содержания: «Я, Варова С.А., работник отд. №***, ц. №*** п.п. довожу до вашего сведения, что в течение последних двух месяцев мне поступают телефонные звонки и СМС от заказчика Щенина В.Г.. Содержание СМС и тел. звонков не несут производственный характер. Он предлагает мне (зачеркнуто) подвезти меня куда-нибудь по делам или прийти ко мне в гости. Пытается узнать адрес моего проживания. Номер своего телефона я ему не писала. Он пользуется какими-то списками с персональными данными Откуда он их берет и использует в личных целях? Прошу разобраться в данной неприятной для меня ситуации. Для подтверждения своих слов предоставляю распечатку звонков и СМС с моего телефона от Щенина В.Г. Дата. Подпись».
Ответчиком Ломаевой К.А. на имя заместителя генерального директора АО Репко В.В. направлено заявление следующего содержания: «Я, Ломаева И.В. работаю в №*** п.п. 28.01.2016 после 2й смены заказчик Щепин В.Г. предложил подвезти меня до дома, я согласилась. Когда я вышла из 2й проходной, его машина стояла на парковке. Я села на заднее сидение. Через минут 5 он сказал, что увезет меня в «Тундру». Я ответила ему, что ни в какую Тундру с вами не поеду, он посмеялся. Потом он стал предлагать ехать к нему расслабиться. Я снова отказалась. На протяжении всей дороги он предлагал ехать куда-нибудь отдохнуть, развеется, но я не соглашалась. Тогда он предложил на следующий день (29.01.2016) выпить где-нибудь после работы, расслабиться после сложной недели, я снова ему отказала. Не доезжая до моего дома, он включил поворотник в противоположную сторону от моего дома и снова сказал, что мы поедем к нему домой, я немного повысила голос, сказала снова: «Никуда я с вами не поеду, везите меня домой». Он посмотрел на меня с ухмылкой, выключил поворотник и поехал на стоянку, которая находилась около дома. Когда машина остановилась, я хотела открыть дверь, но обе задние двери были заблокированы. Щенин В.Г. вышел из машины, я очень испугалась (не известно, что у него на уме, да и я ему во внучки гожусь!), когда он открыл заднюю дверь, я выскочила из машины и направилась в сторону дома. Вслед он меня спросил: «Значит к вам больше с такими предложениями не подходить?», я ответила – «Никогда». На следующий день мне пришло от него СМС «Привет, надеюсь ты не балаболка, никто об этом не узнает!» Я ничего не ответила, удалила СМС, а номер его занесла в черный список у себя в телефоне. После этого он очень агрессивно ведет себя на работе по отношению ко мне. Сегодня утром (12.02.16) он снова приехал во 2ю проходную за мной и за С.А. Варовой, в каких целях я не знаю. Мы не сели к нему в машину, и тогда он уехал. Дата. Подпись.»
Ответчиком Урванцевой И.В. направлено заявление следующего содержания: «Я, Урванцева С.А. работник отд №*** п.п. довожу до вашего сведения, что меня в течение последних пяти месяцев преследует Щенин В.Г., поступают звонки и СМС сообщения (октябрь-декабрь), не несущие рабочего характера. Предлагал оказать какую-то помощь, просился на чай. Узнал номер моей квартиры, имеет свободный доступ в мой подъезд, преследует меня, когда я выхожу их дома куда-нибудь, стучится ко мне в квартиру, даже когда я отсутствую дома (дочери напуганы). Напрашивается в гости. Перед 3й сменой выследил, что я увела детей к бабушке с ночевой, напрашивался в гости, звонил, и, поняв, что я ему не отвечу, написал СМС: «Что, испугалась?…» Зовет к себе в гости или предлагает снять квартиру. Получив отказ на работе, швырял чертежи, т/процессы. В среду 9 февраля приехал на смену (3 смена), поздоровался со всеми и, сославшись на то, что дома проблемы, уехал с работы (я работала во 2 смену и об этом не знала). Я пришла к себе во двор и увидела его машину и его, стоящего у моего подъезда. Я резко выставила руку вперед со словами «Нет, нет, нет», тем самым дав понять, чтобы он ко мне не подходили, забежала в подъезд. Я устала жить в постоянном страхе за себя и своих детей. Прошу разобраться в сложившейся ситуации. Дальше продолжаться так не может. Дата. Подпись».
Ранее до написания заявлений указанные ответчики доложили о поведении Щенина В.Г. своему непосредственному руководителю Ивановой Ю.Е., которая сообщила впоследствии Крюкову О.В., последний, в свою очередь, доложил заместителю генерального директора Репко В.В.
В адрес руководителя истца С.В. — начальника №*** Репко В.В. направлено письмо №***, в соответствии с которым: «Довожу до Вашего сведения заявления контролеров специзделий отдела технического контроля Урванцевой И.В., Ломаевой К.А. Варовой С.А. о домогательствах к ним со стороны работника №*** Щенина В.Г. Прошу рассмотреть представленные документы, организовать выяснение причин неэтичного поведения Щенина В.Г. и разработку мероприятий, направленных на обеспечение защиты чести и достоинства женщин – работников БТК №***. Прошу исключить появление возможных производственных конфликтов, обусловленных проведением разбирательства по проблеме, изложенной в настоящем письме. Считаю необходимым оперативно рассмотреть и решить вопрос обеспечения здорового морально-психологического климата в наших коллективах во избежание перерастания отмеченных действий Щенина В.Г. в действия, нарушающие требования закона, а также — с целью недопущения снижения уровня качества контролируемой нашими подразделениями в цехе №*** продукции. О проведенной работе и принято решении прошу сообщить в мой адрес. Приложения: заявление Урванцевой И.В. в 1 экз., заявление Ломаевой К.А. в 1 экз., Заявление Варовой С.А. в 1 экз. Подпись».
Указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, подтверждаются представленными доказательствами, и сторонами по делу не оспариваются. Ответчики Урванцева И.В., Ломаева К.А., Варова С.А. подтвердили изложенные в заявлениях действия истца относительно каждой из ответчиц.
В силу п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь , достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005) дал разъяснения относительно порядка применения положений закона о защите деловой репутации.
В силу п. 2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005 иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.
Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005 в соответствии с пунктами 1 и 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь , достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения.
По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом (п. 7 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005).
В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 от 24.02.2005 под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести , достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации). Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.
В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести , достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п. 9 Постановления Пленума Верховного суда № 3 от 24.02.2005).
В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Определением суда от 26.04.2016 обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений возложена судом на ответчиков. Истец, в свою очередь, обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.
В судебном заседании установлено и сторонами по делу не оспаривается, что факт распространения доказан истцом, ответчики данное обстоятельство признали при рассмотрении гражданского дела.
В части анализа соответствия указанных сведений действительности судом установлено следующее.
По представленным заявлениям ответчиков истец в судебном заседании пояснил следующее. С Варовой С.А. на бытовом уровне, вне работы они общались не более 2 месяцев. Общение ограничивалось поездками до дома, по адресу: в котором у истца была квартира. Во время поездок между ними сложились доверительные отношения. Варова С.А. делилась с истцом обстоятельствами своей личной жизни. В последнюю поездку Варова С.А. плохо себя чувствовала, истец поинтересовался надо ли ее проводить до квартиры, на что она ответила, что не надо. На следующий день Варова С.А. не вышла на работу, ушла на больничный. Впоследствии Ломаева К.А. сообщила истцу номер телефона Варовой С.А., после звонка трубку никто не брал. Истец решил навестить Варову С.А. в больнице, но не найдя ее фамилии в списках, несколько раз позвонил ей и отправил СМС сообщения. Позже истец предлагал Варовой С.А. подвезти ее до больницы – она отказалась, несколько раз пытался до нее дозвониться. Сама Варова С.А. распространила в заявлении обстоятельства личной жизни истца, описывая действия истца, как порочащие честь и достоинство .
В судебное заседание Варовой С.А. представлены фотографии с направленными истцом СМС сообщениями, а также фотографии телефонных звонков ответчику с абонентского номера истца.
Истцом факт направления указанных СМС сообщений, а также факт осуществления телефонных звонков не оспаривается.
Сопоставляя установленные в судебном заседании обстоятельства, в том числе пояснения истца, а также текст заявления Варовой С.А., суд приходит к выводу о том, что Варовой С.А. не допущено распространения сведений не соответствующих действительности, поскольку изложенные в заявлении от 12.02.2016 факты имели место в реальности, истцом изложенные в заявлении обстоятельства не оспариваются.
В части заявления Ломаевой К.А. истец в судебном заседании пояснил, что после того, как они отъехали от проходной 28.01.2016, находясь вместе в машине, которую занесло, истец сказал, что они могут уехать в тундру, но это касалось обочины дороги. На следующий день истец подвозил Ломаеву К.А. до дома. Виду того, что дорога была перекрыта снегоуборочной техникой, Ломаева К.А. инсценировала испуг и спросила, куда они поедут дальше. Истца рассмешила ее реакция, и он пояснил, что сама судьба отправляет их в тундру. Впоследствии истец спросил, будут ли они пить чай, на что ответчик сказала, что у нее дома мама, объясняя этим отказ. По прибытии на стоянку Ломаева К.А. не смогла открыть заднюю дверь, так как обе двери были закрыты на детские замки. Истец сам открыл дверь, Ломаева К.А. отбежала на 15 метров и на вопрос истца будут ли они пить чай, ответила отказом. Пытаясь остановить дальнейшее развитие событий, истец направил ответчику СМС сообщение с текстом «Надеюсь, что Вы не болтливы».
Таким образом, изложенные в заявлении Ломаевой К.А. сведения также не оспариваются истцом, имели место быть в реальности.
Довод истца о том, что на протяжении всей дороги он предлагал ехать куда-нибудь отдохнуть, развеется, выпить где-нибудь после работы, расслабиться после сложной недели – не соответствующие действительности сведения опровергается заявлением Ломаевой К.А., показаниями Ломаевой К.А., показаниями других ответчиков.
Факт того, что 12.02.16 истец приехал во 2ю проходную за Ломаевой К.А. и Варовой С.А., и они не сели к нему в машину в судебном заседании истцом не опровергнут.
В части заявления Урванцевой И.В. истец пояснил, что более двух лет он возил ответчика на работу и по личным делам. В процессе общения они выяснили, что являются родственниками, истцу не удалось выяснить, в какой степени родства они состоят, так как организовать встречу за чашкой чая не получилось. Истец 09.02.2016 действительно находился во дворе дома ответчика, куда приехал, направляясь со своего рабочего места по дороге к отцу.
Довод истца о том, что он узнал номер квартиры Урванцевой И.В., имеет свободный доступ в подъезд, преследует ее, стучится ко мне в квартиру, зовет к себе в гости или предлагает снять квартиру – не соответствующие действительности сведения опровергается заявлением Урванцевой И.В., показаниями Урванцевой И.В., показаниями других ответчиков, а также фотографиями СМС сообщений с абонентского номера истца, направленных ответчику Урванцевой И.В.
Таким образом, в судебном заседании установлено, что сведения распространенные ответчиками Ломаевой К.А., Урванцевой И.В., Варовой С.А. соответствуют действительности, оснований для намеренного оговора ответчиками истца не установлено.
Также указанные заявления Варовой С.А., Ломаевой К.А., Урванцевой И.В., по мнению, суда не являются порочащими честь , достоинство и деловую репутацию истца, поскольку содержат в себе сведения о фактах, существовавших в реальности, оскорбительных или унизительных выражений, а также слов «домогательство», «сексуальное домогательство» не содержат, истцом, помимо собственного утверждения, доказательств того, что указанные сведения порочат честь , достоинство и деловую репутацию не представлено.
В связи с изложенным требования истца к Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В. удовлетворению не подлежат, поскольку изложенные ими сведения являются соответствующими действительности (что подтверждается истцом в его письменных объяснениях), честь , достоинство и деловую репутацию истца не порочат, доказательств обратного суду не представлено.
В части требований к Ивановой Ю.Е., Репко В.В., Крюкову О.В. в судебном заседании установлено, что факт распространения сведений о домогательствах истца по отношению к ответчикам Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В. ответчиками Ивановой Ю.Е., Репко В.В., Крюкову О.В. не оспаривается.
При этом указанные лица сообщили своим непосредственными руководителям, а Репко В.В. – руководителю истца сведения о поданных заявлениях ответчиками Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В., что соответствует действительности и имело цель предотвращения производственных конфликтов.
Субъективные мнения ответчиков о наличии домогательств со стороны истца в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда являются оценочными суждениями, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Судом отмечается, что восприятие истцом фактов, соответствующих действительности, а также то обстоятельство, что они были сообщены третьим лицам, не может быть расценено, как распространение сведений порочащих честь , достоинство и деловую репутацию, поскольку заявления Ломаевой К.А., Варовой С.А., Урванцевой И.В. и распространение сведений о поданных заявлениях ответчиками Ивановой Ю.Е., Репко В.В., Крюковым О.В. не направлены именно на умаление чести , достоинства или деловой репутации истца, были поданы с целью исключения неблагоприятных последствий при осуществлении трудовой деятельности.
Истцом не представлено доказательств прямой причинно-следственной связи между его переводом в другое подразделение и действиями ответчиков, ввиду того, что согласно пояснениям истца перевод был осуществлен на основании его личного заявления.
При установленных обстоятельствах требования истца о защите чести , достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, удовлетворению не подлежат
Руководствуясь ст.ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд
р е ш и л :

исковые требования Щенина В.Г. к Ломаевой К,А., Варовой С.А., Урванцевой И.В., Ивановой Ю.Е., Крюкову О,В., Репко В.В. о защите чести , достоинства , деловой репутации, компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Воткинский районный суд Удмуртской Республики.
В окончательной форме решение изготовлено 02.08.2016
Судья Д.А. Шешуков