Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга (досье №1768)

Дело №2-3833/2016 07 июля 2016 года

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(извлечение для размещения на Интернет-сайте суда)
Калининский районный суд Санкт-Петербурга в составе:
Председательствующего судьи Савченко И.В.
При секретаре Клинковой А.М.
Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Тараненко М.С. к Ивановой К.В. о защите чести , достоинства , компенсации морального вреда,
У С Т А Н О В И Л:

Истец Тараненко М.С. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с исковыми требованиями к Ивановой К.В. о защите чести , достоинства , компенсации морального вреда.
В обоснование иска указал, что 07.12.2015 года истцу стало известно о том, что ответчик, обращаясь к нему, публично в письменной форме путем размещения на своей странице в социальной сети «Х», доступной на тот момент для неограниченного круга лиц, распространила в отношении него следующие сведения: «В своей жизни я встретила человека КРЫСУ (и это ты)…».
В личном сообщении, направленном ответчиком истцу 24.12.2015 года ответчик также в очередной раз называет его «крысой».
Распространение данных сведений умаляют честь , достоинство истца, являются порочащими, поскольку словарное значение слова «крыса»: гад, гадина, гнус, касть, пакостища, поганка, плюгава и пр. (Толковый словарь Даля); о тех кто бросает общее дело в трудный опасный момент(Толковый словарь Ожегова);нехороший, неприятный человек (часто злой) (Словарь русского арго); человек обворовывающий друзей или подельников, слово из уголовного жаргона, ворующий у своих или же тот, кто выдает тайны своих друзей кому попало, предатель, обманщик (Словарь современной лексики, жаргона и сленга).
Синонимами слова «крыса» являются слова «вор», «гофер», «предатель», «стукач».
Распространив не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство истца, ответчик нарушила принадлежащие истцу личные неимущественные права.
Действиями ответчика истцу причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях: истец испытал чувство глубокого унижения, оскорбления, обиды, несправедливости, переживания из-за потери репутации, следствием чего явились бессонница, головные боли, снижение работоспособности, контактности, раздражительность, возникшая напряженность в отношениях, неверие в любовь и возможность построить в дальнейшем счастливую семейную жизнь. Размер компенсации причиненного морального вреда истец оценивает в 500000 рублей.
Истец просит признать сведения о том, что он — Тараненко М.С. является «крысой»- вором, предателем, нехорошим, неприятным человеком (часто злым), человеком, обворовывающим друзей, ворующим у своих, тем, кто выдает тайны своих друзей кому попало, обманщиком, стукачом, распространенные ответчиком Ивановой К.В. 07.12.2015 года публично и 24.12.2015 года в личной переписке в письменной форме, не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство истца.
Кроме этого, истец просит взыскать с ответчицы компенсацию причиненного морального вреда в размере 500000 рублей.
Представитель истца в судебное заседание явилась, исковые требования поддерживает.
Ответчик, представитель ответчика в судебное заседание явились, исковые требования не признали.
Суд, выслушав объяснения сторон, допросив свидетелей, проверив материалы дела, оценив представленные по делу доказательства, приходит к следующему.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать обстоятельства, в обоснование которых ссылается в своих требованиях и возражениях.
Согласно пунктов 1, 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.
В соответствии со ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Положениями ст. 29 Конституции РФ предусмотрено, что в Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова; никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них; каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
При этом осуществление указанных прав находится в неразрывном нормативном единстве с положениями ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и с положениями ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления.
Из анализа данных конституционных норм в их взаимосвязи следует, что права на выражение своего мнения не допускает употребление в нем оскорбительных выражений, унижающих защищаемое конституционными нормами достоинство личности каждого.
В соответствии с ч. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь , достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
В силу разъяснений, указанных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» надлежащими ответчиками по искам о защите чести , достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 7 Постановления от 24.02.2005 года N 3 «О судебной практике по делам о защите чести , достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судом в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.
Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной форме, в том числе, устной, хотя бы одному лицу.
Порочащими честь , достоинство и деловую репутацию гражданина сведениями являются, в частности, сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах и событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.
При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств, иск не может быть удовлетворен судом.
Обязанность доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений лежит на истце (п. 9).
Таким образом, действующим законодательством возложена обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений на ответчика.
Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.
Кроме этого, по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).
Исходя из данного разъяснения, установление факта распространения сведений об истце предполагает установление того, что такие сведения относятся непосредственно к истцу, а не к иным гражданам или юридическим лицам.
В силу разъяснений, содержащихся в пункте 9 того же Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести , достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.
В силу п. 2 ст. 1101 ГК РФ, характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Заявляя настоящие исковые требования, истец ссылается на то, что ответчик 07.12.2015 года распространила о нем сведения на своей странице в социальной сети «Х», вывесив соответствующий пост, распечатку которого истец представил в материалы дела, а также в личной переписке между ним и ответчиком по мобильному телефону.
Ответчик в судебном заседании исковые требования истца не признала, пояснив, что имеет несколько страниц в социальной сети «Х», факт принадлежности страницы, распечатка с которой представлена истцом в материалы дела не признала.
Из представленной истцом в материалы дела распечатки страницы «Х» в социальной сети «Х» следует, что 07.12.2015 в 20.23 имеется текст содержащий фразы : «…В своей жизни я встретила человека КРЫСУ (и это ты)…».
Из представленной истцом переписки в системе мгновенного обмена сообщениями Х между истцом и ответчиком следует, что истица в личных сообщениях к истцу обращается называя его «Крысой».
Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд исходит из того, что истцом не представлено доказательств того, что ответчицей в отношении него была распространена информация порочащая честь и достоинство ,
В соответствии с требованиями ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.
Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.
Представленная истцом в материалы дела копии страниц сети Интернет в подтверждение заявленных оснований иска является недопустимым доказательством по делу, поскольку доказательств законности их изготовления или приобретения не представлено, в связи с чем судом данные доказательства в обоснование заявленных требования приниматься не могут.
В силу части 1 статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате до возбуждения гражданского дела в суде нотариусом могут быть обеспечены необходимые для дела доказательства (в том числе, посредством удостоверения содержания сайта в сети Интернет по состоянию на определенный момент времени), если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.
В ходе судебного разбирательства суд предлагал представить истцу допустимые доказательства, подтверждающие заявленные истцом исковые требования, в частности протокол осмотра доказательств нотариусом посредством удостоверения содержания сайта в сети Интернет по состоянию на определенный момент времени, однако истцом таких доказательств суду не представлено.
Представителем истца заявлялось ходатайство о направлении судебного запроса в социальную сеть «Х» для истребования доказательств, в удовлетворении данного ходатайства представителю истца было отказано, поскольку в нарушение ст. 57 ГПК РФ представителем истца не представлено доказательств невозможности самостоятельного получения доказательств, а кроме этого, в судебном заседании представитель истца пояснила, что после обращения истца в суд ответчик удалила со своей страницы оспариваемый истцом текст, в связи с чем произвести осмотр доказательств в ходе судебного разбирательства невозможно.
Распечатки страниц из сети Интернет, которые, как истцом были сделаны со страниц Социальной сети, суд признает недопустимыми. Поскольку представленные распечатки надлежащим образом не заверены, не соответствуют требованиям ст. ст. 67, 71 Гражданского процессуального кодекса РФ.
Вместе с тем, даже если и предположить, что страница, на которой размещена информация, действительно принадлежит ответчику и что ответчиком на этой странице был размещен текст, на который ссылается истец, то из указанного текста не следует, что он обращен именно к истцу и фраза «В своей жизни я встретила человека КРЫСУ (и это ты) обращена именно к истцу.
В ходе судебного разбирательства допрошенная судом свидетель Т. показала, что о размещении на странице ответчика вышеуказанного текста истцу по телефону сообщил общий знакомый истца и ответчицы, и при сообщении уточнял у истца информацию о том, о нем ли идет речь в указанном сообщении, что также свидетельствует о том, что указанный текст не содержит обращения именно к истцу.
Кроме этого, суд полагает верными доводы представителя ответчика о том, что указанный текст содержит оценочное суждение, которое не подлежит доказыванию на предмет соответствия действительности.
В соответствии с позицией Европейского Суда, соответствие действительности оценочных суждений не подлежит доказыванию, и они должны быть тщательно отграничены от фактов, существование которых может быть доказано. Из спорного текста не видно, что о каких-либо фактах, совершенных истцом, существование которых может быть доказано.
Таким образом, поскольку оспариваемый истцом текст на странице в социальной сети «Х» не содержит в себе утверждений о каких-либо фактах, порочащих честь , достоинство или деловую репутацию истца, а представляет собой негативное мнение автора, а также учитывая, что истцом не представлено допустимых доказательств принадлежности страницы, на которой он был размещен, именно ответчику, а также доказательств того, что именно ответчиком он был размещен, суд полагает, что оснований для удовлетворения требований истца о признании не соответствующими действительности сведений, размещенных публично 07.12.2015 года в социальной сети «Х» на странице «Х» не имеется.
По тем же основаниям суд не находит оснований для признания не соответствующими действительности сведений в представленной истцом переписке в системе мгновенного обмена сообщениями между истцом и ответчиком в которой в личных сообщениях к истцу обращении используется слово «Крыса», поскольку представленная распечатка переписки также не отвечает требованиям ст. 67,71 ГПК РФ.
Кроме этого, даже если и предположить, что указанная переписка велась именно между истцом и ответчиком, и ответчик действительно при обращении к истцу использовала вышеуказанное слово, то сама по себе переписка не может быть признана как распространение сведений порочащих честь и достоинство третьим лицам, поскольку она проводилась между истцом и ответчиком, в то время как под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной форме, хотя бы одному лицу.
Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.
Поскольку отсутствуют основания для удовлетворения требований истца о признании сведений порочащими честь и достоинство и не соответствующими действительности, суд не усматривает оснований для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда.
Таким образом, учитывая вышеизложенное, суд полагает, что исковые требования истца не могут быть удовлетворены в полном объеме.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 56,67,167,194-198 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л:

Тараненко М.С. в удовлетворении исковых требований отказать.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд через Калининский районный суд в апелляционном порядке в течение одного месяца.