Решение Центрального районного суда г. Воронежа (досье №747)

Материалы дела

23 апреля 2009 Определение Воронежского областного суда 13 MB (rtf) Скачать
18 декабря 2006 Исковое заявление 54 KB (doc) Скачать
28 марта 2006 Публикация 883 KB (jpg) Скачать

Решение

Именем Российской Федерации

16 октября 2007 года Центральный районный суд г. Воронежа в составе:

председательствующего судьи БагрннскоЙ В.Ю.

при секретаре Соломатиной Т.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Воеводова В. А. к Протасову Д. Г., Главному управлению труда и социального развития Воронежской области, редакции газеты «Коммуна» о защите чести, достоинства, и деловой репутации и компенсации морального вреда,

установил:

Истец обратился с иском к ответчикам и просит обязать редакцию газеты «Коммуна» опубликовать опровержение статьи «Легион» для дома интерната», обязать редакцию газеты <(Коммуна» возвратить истцу расписку и её номинальную стоимость 75 000 рублей, взыскать с редакции газета «Коммуна» компенсацию морального вреда в размере 1 500 000 рублей, с ГУ труда и социального развития компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, с Протасова Д.Г. компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей и судебные расходы. Исковые требования истец обосновывает тем, что 28 марта 2006 года в газете «Коммуна» была опубликована статья под заголовком «Легион» для дома интерната», в указанной статье содержаться не соответствующие действительности, порочащие истца сведения, носящие клеветнический характер и унижающие честь и достоинство Воеводова В.А.

В предварительном судебном заседании 20.06.2007 года истец уточнил свои исковые требования, а именно указал фразы, опубликованной статьи, порочащие его честь и достоинство:

1. Заголовок «Легион» для дома-интерната».

«Вы посмотрели бы, как кормят людей кашей сухой без масла, чай дают иногда сладкий, а в основном без сахара». «Для не понявших смысл этих цифр поясню, что речь идет о незаконном удержании большей части пенсии в пользу дома интерната». «Лично Воеводов отбирал инвалидные коляски у людей, не желавших отдавать в казну почти всю свою пенсию». «Персонал, как и жильцы, не застрахован от произвола, хамства, матерщины». «В результате только за прошлый год с работы ушли 36 человек». «… и все это время непотопляемый Воеводов сидел на своем месте и позволял себе по-прежнему хамство по отношению к людям».

8. «А чтобы все правонарушения не выплеснулись за стены вверенного ему учреждения, он организовал охранную службу с символическим названием «Легион», которая просто не пускала к проживающим посетителей, юристов, журналистов».

9. «Но самым удивительным лично для меня, на себе испытавшего строгие нравы «Легиона», был другой факт: руководитель государственного учреждения мог позволить себе одновременно с государственной службой заняться игровым бизнесом. А именно — открыть игровой клуб «Фараон».

10. «Даже, несмотря на то, что во главе одной из них стоит господин с такой звучной фамилией».

В судебном заседании 06.08.2007 года истец Воеводов В.А. уточнил исковые требования, в части компенсации морального вреда, просит взыскать с ответчика — Протасова Д.Г. компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей, с ответчика — редакция газеты «Коммуна» в размере 2000000 рублей.

В судебном заседании истец Воеводов В.А. поддержал свои уточненные исковые требования, пояснив суду, что содержание статьи направлено только на одно — опорочить, оклеветать, дискредитировать его, как руководителя полутысячного коллектива, уничтожить как личность, лишив уважения в обществе. Автор умышленно, клеветой и вымыслами, создает об истце общественное мнение, как о человеке без нравственных принципов, который Fie имеет право, по своим моральным качествам, руководить людьми. Именно с этой целью, завершая статью, автор, наряду с сообщением о проводимых проверках прокуратурой, выражает робкую надежду на то, что еще не все госструктуры продаются и покупаются. Учитывая, что в газете «Коммуна» публикуется официальная информация областной администрации — все руководители предприятий и учреждений ее читают, и с такой репутацией, которую она создала истцу, да еще с дипломом военного летчика -инженера, т.е. без гражданской специальности — Воеводов В.А. может трудоустроиться только охранником.

Ответчик Протасов Д.Г. исковые требования Истца не признал. Считает их не подлежащими удовлетворению по тем основаниям, что сведения в опубликованной статье соответствуют действительности.

Представитель ответчика — редакции газета «Коммуна» по доверенности Арапова Г.Ю. исковые требования не признала, считает их, не подлежащими удовлетворению, пояснив суду, что проблемы в Борисоглебском доме-интернате являются темой рассмотрения и органами прокуратуры и управлением по труду и социальному развитию, проживающие и персонал пишут жалобы и Президенту РФ и в органы государственной власти, и в редакции СМИ. Поэтому, безусловно, журналист и редакция газеты «Коммуна» публикуя данную статью — «Легион» для дома-интерната» действовали прежде всего в защиту общественного интереса и не ставили перед собой цель умалить личные неимущественные права истца. Все сведения, содержащиеся, в опубликованной статье, являются достоверными, кроме того, они подтвердились в судебном разбирательстве и не могут быть опровергнуты истцом.

Представитель редакции газеты «Коммуна» по доверенности Ваулин Б.И. извещен надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, однако в судебное заседание не явился, просит рассмотреть дело в его отсутствии.

Ответчик — Главное управление труда и социального развития Воронежской области извещен надлежащим образом, просят рассмотреть дело в отсутствии их представителя.

Свидетель Сухарева Т.С. дала показания, что знает истца, в настоящее время между ними сложились конфликтные отношения, Сухорева Т.С.проживает в доме-интернате. Когда истец только стал директором дома-интерната, его отношением к проживающим было нормальным, а со временем все ху^ке и хуже. Воеводов ни с кем не разговаривал, закрывался в своем кабинете, периодически был в состоянии алкогольного опьянения. Питание в доме-интернате ужасное, одна каша.

Свидетель Качанов И.Н. суду дал показания, что с ответчиками не знаком, а истца знает по работе. К проживающим в доме-интернате истец относился ужасно: отрезалось электричество, запрещалось иметь обогреватели и плитки, при конфликтных ситуациях в дни получения пенсий отбирались инвалидные коляски. К медицинскому персоналу Воеводов относился так же с презрением.

Выслушав мнение лиц, участвующих в деле, допросив свидетелей, изучив материалы дела, суд находит исковое заявление не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что 28 марта 2006 года в газете «Коммуна» была опубликована статья под заголовком «Легион» для дома интерната». По мнению истца указанные в газете сведения, а именно: Заголовок «Легион» для дома-интерната»; «Вы посмотрели бы, как кормят людей кашей сухой без масла, чай дают иногда сладкий, а в основном без сахара»; «Для не понявших смысл этих цифр поясню, что речь идет о незаконном удержании большей части пенсии в пользу дома интерната»; «Лично Воеводов отбирал инвалидные коляски у людей, не желавших отдавать в казну почти всю свою пенсию»; «Персонал, как и жильцы, не застрахован от произвола, хамства, матерщины»; «В результате только за прошлый год с работы ушли 36 человек»; «… и все это время непотопляемый Воеводов сидел на своем месте и позволял себе по-прежнему хамство по отношению к людям»; «А чтобы все правонарушения не выплеснулись за стены вверенного ему учреждения, он организовал охранную службу с символическим названием «Легион», которая просто не пускала к проживающим посетителей, юристов, журналистов»; «Но самым удивительным лично для меня, на себе испытавшего строгие нравы «Легиона», был другой факт: руководитель государственного учреждения мог позволить себе одновременно с государственной службой заняться игровым бизнесом. А именно — открыть игровой клуб «Фараон»; «Даже, несмотря на то, что во главе одной из них стоит господин с такой звучной фамилией» носят для него оскорбительный характер, унижают его честь, достоинство и деловую репутацию и не соответствуют действительности.

Согласно ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Понятия «честь», «достоинство», «репутация» по существу совпадают, определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе. Достоинство и право на защиту своего доброго имени признаются за каждым человеком и охраняются государством как высшие ценности (ст. 2, 21, 23 Конституции). Деловая репутация характеризует гражданина как работника, представляет собой оценку его профессиональных качеств, значимых для востребованности на рынке труда. Распространить порочащие сведения — значит сообщить их широкой аудитории, нескольким или хотя бы одному человеку. Сообщение может быть публичным или приватным, произведено в письменной или устной форме, с использованием средств массовой информации, а также путем изображения (рисунок, фотомонтаж).

Анализ законодательства позволяет, выделит несколько признаков, которые должны служить основанием для заявления иска. Во-первых, защита по данной статье предоставляется только при распространении сведений не соответствующих действительности. Во-вторых, сведения должны относиться к конкретному лицу. В третьих, сведения должны носить порочащий характер, то есть согласно Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.02.2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» содержать утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. В четвертых, сведения должны иметь фактологический характер и четко отграничиваться от суждений, мнений и оценок. Ответственность за распространение сведений может наступить только в случае наличия одновременно всех вышеперечисленных признаков в опровергаемой фразе. Проанализировав фразы, определенные истцом как несоответствующие действительности и порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию суд приходит к выводу, что ряд оспариваемых фраз не относится к Воеводову В.А. лично и не сообщают какую-либо: порочащую его честь и достоинство информацию К таким фразам относятся: 1.) Заголовок «Легион» для дома-интерната» — никаких сведений об истце данная фраза не сообщает, а имеет функцию обобщения темы публикации. 2) «Вы посмотрели бы, как кормят людей кашей сухой без масла, чай дают иногда сладкий, а в основном без сахара» в рассматриваемой фразе не сообщается о каких-либо нарушениях со стороны Воеводова В.А. лично, а описывает проблемы с питанием жильцов дома-интерната, к тому же данная фраза является цитатой из письма жительницы г. Борисоглебка, у которой в указанном доме-интернате проживает родственник. 3) «В результате только за прошлый год с работы ушли 36 человек», истец опровергает факт увольнения 36 сотрудников с работы из дома-интерната, который он возглавлял, в связи, с чем, им бы представлен список уволенных по состоянию на декабрь 2005 года. Всего в списке 30 человек, из них 26 были уволены за последние три года 2003-2005, т.е. как раз с момента вступления истца в должность с декабря 2002 года. Следует отметить, что публикация вышла в марте 2006 года, а представленные сведения датированы декабрем 2005 года — соответственно вполне возможно, что за первые три месяца 2006 года данная цифра могла возрасти. Суд учитывает, сто причины увольнения сотрудников могли быть разные, начиная от тяжелых условий работы, низкой зарплаты и заканчивая окончанием срочного трудового контракта. Тем не менее, фактологическая ошибка, допущенная автором статьи относительно точного числа уволенных (30, а не 36) и периода, к которому относятся увольнения (последние три года, а не только 2005 год), все же не образует нарушения ст. 152 ПС РФ и не может быть предметом опровержения по иску гражданина Воеводова, так как в оспариваемой фразе не указывается на какие-либо незаконные или безнравственные действия с его стороны. А, следовательно, отсутствует как минимум два элемента гражданско-правового правонарушения: нет относимости сведений к истцу, и они не являются порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию с точки зрения толковании Верховного Суда РФ, данного в Постановлении Пленума №3 от 24.02.2005г.

Ряд фраз не носят порочащий характер, в правовом понимании термина «порочащие сведения»: «А чтобы все правонарушения не выплеснулись за стены вверенного ему учреждения, он организовал охранную службу с символическим названием «Легион», которая просто не пускала к проживающим посетителей, юристов, журналистов»; «Но самым удивительным лично для меня, на себе испытавшего строгие нравы «Легиона», был другой факт: руководитель государственного учреждения мог позволить себе одновременно с государственной службой заняться игровым бизнесом. А именно — открыть игровой клуб «Фараон». Истец не является государственным служащим и на него не распространяются ограничения на занятие коммерческой деятельностью. Поэтому факт учреждения (достоверный или нет) какого-либо коммерческого предприятия, в том числе и охранной службы, не может быть признан порочащим честь и достоинство истца, так как эти действия не являются ни нарушением норма закона, ни нарушением норма морали. Мотивировку целей, ради которых была создана охранная фирма, является умозаключением автора статьи и не может быть обжалована в судебном порядке, так как не является сообщением о факте, достоверность которого можно было бы проверить любым доступным законом способом. «Даже, несмс на то, что во главе одной из них стоит господин с такой звучной фамилией». Данная фраза никак может быть опровергнута, так как: не говорит прямо об истце (а лишь подразумевает, намекает на его, что нельзя признать распространением сведений в правовом смысле этого термина). Указанная фраза не может быть признана порочащей, так как в ней не сообщается каких-либо умаляющих честь и достоинство истца сведений ни о его деятельности, ни о его личности, в данной фразе использован в некоторой степени прием иронии, что является совершенно литературно допустимым в текстах СМИ, соответствует выводам автора статьи, вытекающим из текста публикации и является его мнением, право на которое он имеет и как гражданин (ст. 29 Конституции РФ, ст. 10 Европейской Конвенции), и как журналист (ст. 47 Закона РФ о СМИ). «Звучность фамилии» не является унижающей честь истца ремаркой, а скорее указывает на весьма достойное значение слово «воевода», лежащее в основе фамилии истца и на несоответствующее этому положение дел в доме-интернате, которым он руководил.

Ряд оспариваемых фраз соответствуют действительности и подтверждаются доказательствами и свидетельскими показаниями. К таким сведениям относятся: 1) «Для не понявших смысл этих цифр поясню, что речь идет о незаконном удержании большей части пенсии в пользу дома интерната». Судом установлено, что оценка удержания денежных средств из пенсий, проживающих в доме-* интернате как незаконных,, по ряду случаев. в,,чдстности дерднократно давалась в ходе прокурорских проверок. Данные сведения не могут быть опровергнуты, так как, по сути, соответствуют действительности. 2) «Лично Воеводов отбирал инвалидные коляски у людей, не желавших отдавать в казну почти бею свою пенсию». В данной части распространенные сведения подтверждаются свидетельскими показаниями Качанова И.Н., который будучи допрошенным в судебном заседании пояснил, что Воеводов В.А. отдавал распоряжения относительно лишения инвалидов инвалидных колясок, в тех случаях, когда инвалиды не желали отдавать часть своей пенсии дому-интернату. 3) «Персонал, как и жильцы, не застрахован от произвола, хамства, матерщины». 4) Вот цитата из ответа уже упоминавшегося заместителя начальника главного управления С.Г. Белова: «Для рассмотрения вопросов, затронутых в Вашем обращении, а так же в обращениях других сотрудников и проживающих в доме-интернате, была образована комиссия. По результатам ее работы директору В. А. Воеводову указано на недопустимость некорректного поведения, грубости, нецензурных выражений в адрес подчиненных, других поступков подобного рода, предложено устранить выявленные нарушения трудового законодательства. Работа Борисоглебского дома-интерната взята под строгий контроль». 5) «… и все это время непотопляемый Воеводов сидел на своем месте и позволял себе по-прежнему хамство по отношению к людям». Сведения о недостойном поведении истца по отношению к персоналу и проживающим престарелым людям и инвалидам подтверждаются свидетельскими показаниями, видео-записью, сделанной на встрече кандидата в депутаты Оганезова Ю.Г. с проживающими в доме-интернате, указанная видеозапись исследовалась в судебном заседании и приобщена к материала гражданского дела. Кроме того, указанные сведения подтверждаются ответом Главного управления труда и социального развития от 12.11.2003 №04-0-4834, который цитируется в одном из оспариваемых истцом фрагментах текста статьи: «Для рассмотрения вопросов, затронутых в Вашем обращении, а так же в обращениях других сотрудников и проживающих в доме-интернате, была образована комиссия. По результатам ее работы директору Воеводову В. А. указано на недопустимость некорректного поведения, грубости, нецензурных выражений в адрес подчиненных, других поступков подобного рода, предложено -устранить выявленные нарушения трудового законодательства. Работа Борисоглебского дома-интерната взята под строгий контроль)).

Таким образом, ни одна из оспариваемых истцом фраз не подпадает под признаки ст. 152 ГК РФ, распространение ни одной из фраз не образует состава гражданско-правового правонарушения ни со стороны редакции газеты, ни со стороны автора публикации.

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к данному спору, так же следует отметить, что на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1, которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Ответчиком и судом Воеводову В.А. было предложено воспользоваться его правом на ответную публикацию в том же средстве массовой информации, однако истец отказался воспользоваться предоставленным ему законодательством правом.

Суд также учитывает следующее. РешенияЕвропейского Суда по правам человека являются официальным толкованием Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией в 1998 году, инконпорированной в действующее законодательство и обязательной к применению всеми судебными органами России. Европейский суд во всех делах, затрагивающих интересы прессы особо указывает на ее важнейшую роль в демократическом обществе и говорит, что «хотя пресса и не должна преступать границы, установленных в том числе для «защиты репутации других лиц», тем не менее, на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес (судебное решение по делу «Санди Тайме против соединенного Королевства» п. 65, судебное решение по делу «Де Хаэс и Гийселс против Бельгии» п. 37). Проблемы социального обеспечения инвалидов и лиц преклонного возраста, имеют по мнению суда высокую общественную значимость. Поэтому, безусловно, и редакция газеты «Коммуна» и журналист, публикуя данную статью, действовали в защиту общественного интереса и не ставили перед собой цель умалить личные неимущественные права истца.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что исковые требования Воеводова В.А. не законны и не обоснованны, а, следовательно, не подлежат удовлетворению.

В статье 62 Закона РФ от 27.12.1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» предусмотрено, что моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом.

Как следует из ст. 151 ГК РФ моральный вред составляют испытываемые лицом нравственные или физические страдания. Более подробно понятие морального вреда раскрывается в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Согласно данному постановлению, «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Бремя доказывания всех юридически значимых обстоятельств по искам о компенсации морального вреда лежит на истце, так как действует общее правило установленное ст. 56 ГПК РФ: «Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений». Истец в своем исковом заявлении и в ходе судебного разбирательства не представил объяснений и доказательств того. Чем подтверждается факт причинения ему физических и (или) нравственных страданий, какова степень этих страданий и степень вины причинителя вреда, а также, чтр эти страдания были именно следствием публикации в газете.

Кроме того, так как судом отказано в удовлетворении иска о защите деловой репутации, так как суд пришел к выводу, что не были распространены несоответствующие действительности и порочащие истца сведения, то и требования о компенсации морального вреда на основании части 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации удовлетворению не подлежат.

Согласно ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Интересы ответчика Протасова Д.Г. представляла Арапова Г.Ю. на основании его устного заявления. Между Протасовым Д.Г. и Араповой Г.Ю. был заключен договор возмездного оказания услуг № 12 от 05.06.2007 года.

Представитель ответчика Протасова Д.Г. по его устному заявлению Арапова Г.Ю., участвовала в судебных заседаниях, суд полагает возможным взыскать расходы по оплате услуг представителя, учитывая требования разумности. Таким образом, расходы на оплату услуг представителя следует взыскать с Воеводова В.А. в размере 5000 рублей. Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Воеводова В. А. к Протасову Д. Г., Главному управлению труда и социального развития Воронежской области, редакции газеты «Коммуна» о защите чести, достоинства, и деловой репутации, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов оставить без удовлетворения.

Взыскать с Воеводова В. А. в пользу Протасова Д. Г. расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 рублей.

На решение может быть подана кассационная жалоба в Воронежский областной суд через Центральный районный суд в течение десяти дней со дня его принятия судом в окончательной форме.

Судья (подпись)