Решение Куйбышевского районного суда г. Омска (досье №1334)

Дело № 2-16/2011

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Куйбышевский районный суд г. Омска в составе:

председательствующего судьи Верещака М.Ю.,

при секретаре Солтановой Ю.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Омске 12.01.2011 дело № 2-6407/2010 по исковому заявлению Исаева А.В. к Бюджетному учреждению Омской области «Редакция газеты «Омская правда», Брусницыну А.О. о защите чести и достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Исаев А.В. обратился в суд с исковым заявлением к Бюджетному учреждению Омской области «Редакция газеты «Омская правда», Брусницыну А.О. о защите чести и достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что ДД.ММ.ГГГГ в деловом информационно-аналитическом журнале «Омский вестник Деловая Среда» № была опубликована статья «КАК ОБЛПОТРЕБСОЮЗ С ПОМОЩЬЮ ОПГ СТАЛ ОПС». Содержание указанной опубликованной статьи журнала не соответствует действительности и носит явный порочащий характер в отношении истца. Указанный журнал распространяется по муниципальным образованиям всех районов Омской области и города Омска. Указание в самом названии статьи слов: «ОПГ» (организованная преступная группа),

«история развала Облпотребсоюза станет одним из самых громких дел в истории региональной уголовной практики,… уголовное дело о разбазаривании имущества на сотни миллионов, а может, и миллиарды рублей»

уже наводит читателей журнала на мысль о причастности истца к «криминальным» структурам, а именно к «организованной преступной группе» (ОПГ), что не соответствует действительности, порочит честь, достоинство и деловую репутацию истца как гражданина и руководителя областной организации. Истцом представлена суду распечатка статьи Интернета с сайта «РИА Новости» «Медведев дал определение преступным сообществам», где Президентом России Медведевым Д.А. дается расшифровка понятия «ОПГ» — организованная преступная группа. В связи с чем, попытка ответчиков расшифровать «ОПГ» уже в следующей статье журнала № как -организованная «потребительская» группа, или выдержка из устаревшего словаря 1984 года издания, а именно стр.282, где «ОПГ» расшифровывается как «Отметка поверхности грунта» — есть попытка уйти от ответственности за распространение порочащей истца информации.

Ответчик признает, что журналист не имел никакого права писать в статье текст следующего содержания: «…история развала Облпотребсоюза станет одним из самых громких дел в истории региональной уголовной практики. Если конечно УВД решится возбудить уголовное дело о разбазаривании имущества на сотни миллионов, а может, и миллиарды рублей. В свое время с этим связывали увольнение бывшего заместителя начальника УВД Бориса Хмелева и высокопоставленного прокурорского работника. Основными фигурантами в этой истории являются председатель совета этой организации Исаев А.. ..».

Данный текст носит достаточно видимый порочащий характер в отношении Исаева А.В, являющегося к тому же руководителем Омского облпотребсоюза, называя его «основным фигурантом уголовного дела…», что не соответствует действительности и порочит его честь и достоинство, и деловую репутацию.

Истец является законопослушным гражданином, никогда не привлекался ни к уголовной, ни к административной, ни к какой либо иной ответственности, не является «фигурантом» (подозреваемым, обвиняемым) каких-либо уголовных дел и т.д.

Далее в статье указано: Исаев А. отмечает «двенадцатилетие» правления «в узком кругу: председатель совета, председатель правления и водитель. Это весь штат, который остался от флагмана кооперативного движения».

Указание в статье — каким образом и в каком кругу истец отмечает свои личные даты и события (к знаменательным датам облпотребсоюза это не имеет отношения), происходящие в его личной жизни — это вмешательство в личную жизнь истца и нарушение его конституционных прав.

В статье автор пишет: до прихода Исаева в Облпотребсоюзе работали 32 человека. В собственности организации было 21 предприятие… На сегодняшний день из этих предприятий ничего не осталось». Истец расценивает это как попытку обвинить лично его в развале системы потребительской кооперации Омской области за период «с ДД.ММ.ГГГГ г.г.» — это именно период его работы в облпотребсоюзе. Финансово-экономическое положение системы Омского облпотребсоюза на момент назначения Исаева А.В. Председателем правления облпотребсоюза изложено в Постановлении Совета Центросоюза РФ № 63-С от 14.09.1998 «О материалах ревизионной комиссии Омского облпотребсоюза и обращении руководителей потребительских обществ Омской области», абзац 2 которого гласит: «Омский облпотребсоюз являлся одним из наиболее крупных и финансово-устойчивых потребсоюзов России. Однако, за период руководства Горчаковым Г.М. облпотребсоюз полностью утратил свою платежеспособность, убыточны 87 процентов организаций и предприятий области, все потребительские общества. В настоящее время облпотребсоюз имеет почти 300 млн. руб. убытков, недостаток собственных оборотных средств составляет более 110 млн. руб. Обязательства облпотребсоюза перед кредиторами в сумме 500 млн.руб. обеспечиваются лишь на 170 млн.руб. Фактически кооперативные организации области, в том числе облпотребсоюз, являются несостоятельными (по существу банкротами)».

Что касается изложенной в статье информации о размере заработной платы истца, о каких-либо «параллельных ремонтах» принадлежащего ему жилого объекта (коттеджа) — информация также не соответствует действительности, так как указанные в статье суммы значительно превышают суммы реального дохода, кроме того, данная информация содержит персональные данные и информацию о личной жизни истца, что не подлежит разглашению.

Ответчик не имел право указывать в статье такую информацию. Что касается указанного в статье ЗАО «Любинское производственное объединение Омского облпотребсоюза», то оно являлось самостоятельным юридическим лицом; в связи с наличием большой задолженности, прекращением хозяйственной деятельности и критическим финансовым состоянием на начало 1999 года, руководством облпотребсоюза принимались меры по восстановлению деятельности предприятия, привлекались инвестиции.

Решение о привлечении инвестиций для восстановления деятельности Любинского производственного объединения принималось не лично истцом, а Советом облпотребсоюза ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, в этот период председателем Совета был Шваб А.Я. Советом облпотребсоюза была поручена Правлению союза (Исаев А.В.) работа по привлечению инвестиций, гарантом возврата которых выступал облпотребсоюз, выдана соответствующая доверенность на подписание договоров от имени облпотребсоюза. Вывести предприятие из критического состояния не удалось, в связи с чем, в 2002 году по иску налоговой инспекции оно было признано банкротом. ДД.ММ.ГГГГ решением Центрального районного суда г.Омска с облпотребсоюза взыскана денежная сумма, в счет уплаты которой Советом облпотребсоюза было принято решение ДД.ММ.ГГГГ о передаче имущества незавершенного строительством санатория-профилактория «Кооператор». Не соответствует действительности и ссылка в статье на то, что «действия руководства облпотребсоюза (то есть истца) осуществляются безо всяких совещаний с пайщиками, то есть мимо устава общества». Также не соответствует действительности указание в статье на то, что племянником истца является Скачко Александр, который указан участником ООО «ОмскРыбТорг» в качестве уставного капитала в которое впоследствии уходит «Завод». Не соответствует действительности указание в статье на Авзала Мансурова, означенного как «доверенное лицо» истца. Никаких доверенностей истец Мансурову Авзалу не выдавал, знаком с ним не был. Отсутствуют отношения у истца и с указанными в статье гражданками Гонцовой, Канушиной и т.д.

Сравнение в статье с «торговлей наркотиками и оружием…, это всего лишь один пример того, как действовал тандем Исаев — Канушин…. Оценить ущерб, который нанесли эти действия потребкооперации, можно только весьма приблизительно», истец оценивает как обвинение в совершении уголовных преступлений, которых он не совершал. По мнению истца, автор статьи издевательски пишет в статье: «он (Исаев А.В.) и не думает прятаться ни от милиции, ни от прессы. Ещё бы с такой четкой гражданской позицией и чистой совестью». Истец расценивает это, как обвинение его в совершении преступления. В связи с тем, что после публикации вышеуказанной статьи и распространения её ответчиком истец был вынужден неоднократно объяснять своим детям, супруге и другим близким родственникам, друзьям и руководителям, работникам организаций потребительской кооперации Омской области, руководству вышестоящей организации — Центросоюзу России, что содержание статьи не соответствует действительности, статья порочит его честь, достоинство и деловую репутацию как гражданина России, тем самым, истцу причинены нравственные страдания. Истец просил признать сведения, опубликованные в статье «КАК ОБЛПОТРЕБСОЮЗ С ПОМОЩЬЮ ОПГ СТАЛ ОПС» делового информационно-аналитического журнала «Омский вестник Деловая Среда» № от ДД.ММ.ГГГГ не соответствующими действительности и порочащими его честь и достоинство как гражданина России. Обязать Бюджетное учреждение Омской области «Редакция газеты «Омская правда» опровергнуть сведения, содержащиеся в вышеуказанной статье путем опубликования опровержения за его счет в очередном номере делового информационно-аналитического журнала «Омский вестник Деловая Среда». Взыскать с ответчиков в в пользу истца качестве возмещения причиненного морального вреда по 50 000 рублей с каждого, а также расходы по оплате государственной пошлины по 200 рублей с каждого. В судебное заседание истец, будучи надлежаще извещенным не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие. Представитель истца по доверенности Онкуров В.Н. в судебном заседании требования искового заявления поддержал, просил их удовлетворить.

Представитель ответчика Бюджетного учреждения Омской области «Редакция газеты «Омская правда» по доверенности Михеев Л.К. в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, указав, что по мнению истца использование сокращения «ОПГ» указывает на криминальный характер деятельности и его причастности к криминальным структурам. В действительности фрагмент текста не персонифицирован к гражданину Исаеву и звучит совсем иначе, а именно «Как Облпотребсоюз с помощью ОПГ стал ОПС». Данный фрагмент текста персонифицирован к юридическому лицу — Облпотребсоюзу. При этом Облпотребсоюз в данном деле истцом не является и по данному фрагменту текста Облпотребсоюзом заявлены требования в Арбитражный суд Омской области. Журналист опубликовал в продолжении статьи в следующем номере журнала значение, в котором он использовал «ОПГ» — это организованная потребительская группа. В иске оспаривается текст «История развала Облпотребсоюза станет одним из самых громких дел в истории региональной уголовной практики. .. уголовное дело о разбазаривании имущества на сотни миллионов, а может и миллиарды рублей». Текст совсем не так дан в статье, как его представил в иске истец. Истец намеренно не замечает первого слова «Возможно», которое коренным образом изменяет фразу и указывает на предположение автора и включает сослагательное наклонение «если конечно УВД решится возбудить», из которого следует, что уголовного дела вовсе нет. А всё в публикации читается так: «Возможно, история развала Облпотребсоюза станет одним из самых громких дел в истории региональной уголовной практики, если, конечно, УВД решится возбудить уголовное дело о разбазаривании имущества на сотни миллионов, а может и миллиарды рублей». Данный фрагмент текста является предположением журналиста в сослагательном наклонении. В то же время данный фрагмента текста обращен к деловой репутации Облпотребсоюза, а не к истцу — гражданину Исаеву. По данному фрагменту текста в Арбитражный суд Омской области Облпотребсоюзом подан иск, содержащий соответствующее требование. Истец оспаривает свою причастность к увольнению заместителя начальника УВД Хмелева и высокопоставленного прокурорского работника. Что может быть в этом порочащего для истца — в этом плане распространенная информация не порочит деловую репутацию председателя Совета Облпотребсоюза Исаева, а придает особый авторитет истцу. «И двенадцатилетия правления его нынешнего руководителя Исаева А.. Отмечает в очень узком кругу председатель Совета, председатель Правления и водитель». Данный фрагмент текста по мнению истца — это вмешательство в его личную жизнь. Частная жизнь может иметь место в семье, в кругу друзей и т.п., но не в кругу подчиненных работников и по месту работы. Одновременно заявляя в иске, что данная информация не соответствует действительности, следует, что тогда не имело места и не могло быть распространения информации о частной жизни истца. Поскольку информация о частной жизни может быть только достоверной. С другой стороны, в любом случае, ни упоминание по должностям председателя правления, водителя, с которыми отмечалась дата, не могло причинять вред чести и достоинству истца, если конечно истец не считает этих людей ниже своего достоинства. Право на опровержение в данном случае отсутствует по причине не порочащего характера информации не частного характера. Текст «…председатель совета, председатель правления и водитель. Это весь штат, который остался от флагмана кооперативного движения» к истцу Исаеву не персонифицирован, а относится к деловой репутации Облпотребсоюза. В предмет настоящего информационного спора не должен входить, так как претензии по данному фрагменту текста журнальной статьи являются одним из пунктов иска в Арбитражный суд от имени Облпотребсоюза. По тексту публикации обвинение истца Исаева в развале системы потребительской кооперации не присутствует. Истец указывает, что информация о размере его заработной платы завышена и о ремонте принадлежащего ему коттеджа не соответствует действительности. И полагает, что тем самым распространены о нем его персональные данные. Но если истец указывает в иске, что эти данные не соответствуют действительности, то нет и разглашения персональных данных и вмешательства в частную жизнь. Разглашение информации частного характера и персональных данных возможно лишь при их соответствии действительности, а не наоборот. Не доказанность соответствия действительности данной информации, но при этом не порочащего характера. Ни заработная плата, ни ремонт в коттедже не в состоянии опорочить. А распространение информации частного характера и персональных данных фактически не имело места. Истцом определяется как несоответствующим действительности текст «… действия эти со стороны руководства Облпотребсоюза осуществляются безо всяких совещаний спайщиками». Данный фрагмент текста относимым к юридическому лицу Облпотребсоюзу, который истцом не является. Определение «Руководство» указывает на органы управления юридического лица — Облпотребсоюза. Это может быть правление, совет, председатель правления или председатель совета. Конкретно на истца Исаева по тексту в данной части привязки не имеется. Скачко назван племянником Исаева. Журналист данную информацию почерпнул из постановления органа дознания по материалам проверки, проводившейся ОБЭП ОМ № 13 УВД по г.Омску. Данная информация не носит порочащего характера, так как Скачко в журнальном материале отрицательная характеристика не дается. Истец отрицает факт того, что Авзал Мансуров является его доверенным лицом. По этому поводу можно также сослаться на постановление ОБЭП ОМ №13 УВД по г. Омску от ДД.ММ.ГГГГ, в котором Мансуров именно так называется — доверенным лицом Исаева. Данная информация также как и по Скачко не является порочащей. Действия тандема Исаев — Канушин. По данному фрагменту текста в распоряжении журналиста была копия постановления ОМ №13 УВД по г. Омску от ДД.ММ.ГГГГ. Фрагмент текста «Так-то вот! Имущество на сотни миллионов за каких то восемь… А вы говорите, самые прибыльные дела — торговля наркотиками, да оружием…». Это не что иное, как заочная полемика автора с читателем, содержащая субъективное оценочное суждение Брусницына. Никакой привязки торговли наркотиками и оружием к истцу Исаеву в тексте не имеется и не просматривается. На то, что это полемика, указывает «а вы говорите», то есть обращение журналиста к читателям, которые говорят, а не сам журналист говорит. Фрагмент текста «… он и не думает прятаться от милиции, ни от прессы. Еще бы с такой чёткой гражданской позицией и чистой совестью», не может причинять вред чести и достоинству истца. Иначе в опровержении должно было бы звучать: «Он думает прятаться от милиции и от прессы, так как нет гражданской позиции и совесть не чиста», но это абсурд. Просил в иске отказать. Ответчик Брусницын А.О. в судебное заседание, будучи надлежаще извещенным, не явился, сведений о причинах неявки не представил. Выслушав стороны, изучив материалы дела, суд полагает, что исковые требования надлежит оставить без удовлетворения по следующим основаниям. В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации (п. 2 ст. 152 ГК РФ). Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. В соответствии со ст. 43 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих, их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации.. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации. Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений, в том числе, в печати. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. В силу п. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ в деловом информационно-аналитическом журнале «Омский вестник Деловая Среда» № № была опубликована статья «КАК ОБЛПОТРЕБСОЮЗ С ПОМОЩЬЮ ОПГ СТАЛ ОПС». Данная публикация в своем названии содержит аббревиатуру «ОПГ», которая, по мнению истца, расшифровывается как «организованная преступная группа», что порочит честь, достоинство и деловую репутацию истца. Между тем, суд отвергает указанные доводы истца, поскольку действующим законодательством указанное сочетание букв и их расшифровка не предусмотрена, в оспариваемом тексте статьи расшифровка не содержится. Кроме того, на странице 39 текста статьи, опубликованной в журнале «Омский вестник. Деловая среда» № от ДД.ММ.ГГГГ, журналистом аббревиатура «ОПГ» расшифровывается как «Организованная Потребительская Группа».

Указание в оспариваемой статье следующего текста: «…история развала Облпотребсоюза станет одним из самых громких дел в истории региональной уголовной практики. Если конечно УВД решится возбудить уголовное дело о разбазаривании имущества на сотни миллионов, а может, и миллиарды рублей. В свое время с этим связывали увольнение бывшего заместителя начальника УВД Бориса Хмелева и высокопоставленного прокурорского работника. Основными фигурантами в этой истории являются председатель совета этой организации Исаев А.. ..», по мнению суда также не может рассматриваться как порочащее честь и достоинство истца, поскольку данное предложение является не утверждением, а предположением в силу наличия слова «возможно» перед словом «история», данные предложения относятся к деятельности Облпотребсоюза и не имеют отношения к личности истца. При этом истцом не представлено доказательств того, что указание в оспариваемой публикации на его причастность «к увольнению заместителя начальника УВД Хмелева и высокопоставленного прокурорского работника», порочит честь и достоинство Исаева А.В. Содержащиеся в оспариваемой статье предложения: «И двенадцатилетие правления Исаева А. отмечает в узком кругу: председатель совета, председатель правления и водитель. Это весь штат, который остался от флагмана кооперативного движения. До прихода Исаева в Облпотребсоюзе работали 32 человека… В собственности организации было 21 предприятие… На сегодняшний день из этих предприятий не осталось ни одного», по мнению суда не нарушают неприкосновенность частной жизни истца, так как связаны с осуществлением последним трудовой деятельности в качестве руководителя организации, и не являются порочащими честь и достоинство истца, поскольку относятся к деятельности возглавляемой истцом организации — Облпотребсоюза, а не к личности Исаева А.В. Доводы истца о разглашении персональных данных и информации о личной жизни указанием в тексте оспариваемой статьи размера его заработной платы и ремонте принадлежащего ему коттеджа, являются несостоятельными, поскольку истцом в исковом заявлении и его представителем в судебном заседании не оспаривалось несоответствие действительности вышеуказанных фактов, при этом интересы истца могут быть затронуты лишь разглашением соответствующей действительности информации о его личной жизни. Указания в тексте оспариваемой публикации на действия ЗАО «Любинское производственное объединение Омского облпотребсоюза», а также «действия руководства облпотребсоюза осуществляются безо всяких совещаний с пайщиками, то есть мимо устава общества», по мнению суда, не затрагивают личные неимущественные интересы истца, так как относятся к деятельности самостоятельного юридического лица и Облпотребсоюза. При этом указание на личность истца в данных фрагментах публикации отсутствует. Кроме того, определением Арбитражного суда Омской области от ДД.ММ.ГГГГ принято к производству заявление Омского областного союза потребительских обществ к Редакции делового информационно-аналитического журнала «Омский вестник Деловая среда» о защите деловой репутации, в котором оспариваются вышеуказанные сведения, опубликованные ДД.ММ.ГГГГ в деловом информационно-аналитическом журнале «Омский вестник Деловая Среда» № № в статье «КАК ОБЛПОТРЕБСОЮЗ С ПОМОЩЬЮ ОПГ СТАЛ ОПС». Несоответствие действительности указаний в оспариваемой статье на наличие родственных связей истца со Скачко Александром, а также отношений истца с Авзалом Мансуровым, Гонцовой, Канушиной, не может опорочить честь, достоинство и деловую репутацию истца, поскольку данные утверждения сами по себе не содержат сведений о нарушении истцом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота. Из фрагмента текста оспариваемой публикации: «Так-то вот! Имущество на сотни миллионов за каких то восемь… А вы говорите, самые прибыльные дела — торговля наркотиками, да оружием…» не представляется возможным сделать вывод об обвинении ответчиком истца в совершении преступления, поскольку данный фрагмент не содержит соответствующего утверждения, является обращением автора публикации к читателям («а вы говорите»), авторским умозаключением, предположением, его субъективным оценочным суждением. Кроме того, суд отвергает довод истца об обвинении его в совершении уголовных преступлений текстом оспариваемой публикации следующего содержания: «… он и не думает прятаться от милиции, ни от прессы. Еще бы с такой чёткой гражданской позицией и чистой совестью», поскольку данное высказывание автора публикации соответствует действительности, на что указывает истец в исковом заявлении. При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что оспариваемые истцом сведения, не содержат утверждений о нарушении Исаевым А.В. действующего законодательства, моральных принципов, поэтому они не являются порочащими. Таким образом, отсутствует совокупность условий для защиты чести, достоинства и деловой репутации истца и, как следствие не подлежат удовлетворению требования истца о возложении на ответчиков обязанности по опубликованию опровержения, взыскании компенсации за причиненный моральный вред и судебных расходов. Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Исаева А.В. оставить без удовлетворения. Решение может быть обжаловано в 10-дневный срок в Омский областной суд подачей кассационной жалобы в Куйбышевский районный суд г. Омска. Решение вступило в законную силу 02.03.2011 года.