Решение Нижнегородского районного суда г. Нижний Новгород (досье №1190)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

07.11.2006 года Нижегородский районный суд Г.Н. Новгорода в составе председательствующего судьи Т.В. Паршиной, с участием адвоката Л.В.Зайцевой, при секретаре О.А.Лебедевой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лапкиной Ирины Александровны к Закрытому акционерному обществу «Единая городская газета — Нижегородский рабочий», журналисту Шишарину Константину Адольфовичу, фотокорреспонденту Воложанину Александру Владимировичу, Прокуратуре Нижегородской области о признании сведений недействительными, порочащими честь и достоинство, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истица обратилась в суд с заявленными требованиями к ответчикам, в обоснование которых указала следующее.

В исковых заявлениях от 04.07.2006 года и 03.08.2006 года (л.д. 3,4, 40-42) истица указала, что 31.08.2003 года при невыясненных обстоятельствах трагически погибла ее дочь Лапкина Алена Олеговна 13 ноября 1985 года рождения.

Она была захоронена на кладбище «Высоково -Копосово», расположенном в Сормовском районе г. Н.Новгорода.

20.06.2005 года могила была осквернена неизвестными лицами: могила вскрыта, поврежден памятник, труп выкопан из могилы.

20.06.2005 года по данному факту прокуратурой Сормовского района

города Н.Новгорода возбуждено уголовное дело, виновники данного происшествия не установлены до настоящего времени.

В газете «Нижегородский рабочий» от 26.07.2005 года за № 130 15790 была опубликована статья, в которой рассказывается о данном происшествии, сделаны выводы, оскорбляющие память покойной дочери.

В частности, автор статьи утверждает, что она «была при жизни знакома с будущими вандалами».

В газете также указано имя дочери истицы и опубликована ее прижизненная фотография с соответствующими пояснениями, а также фотография могилы.

Истица указывает, что согласия на данную публикацию она не давала, фотографий не предоставляла.

Считает, что корреспондентом газеты допущено вторжение в частную жизнь.

Истица указывает, что возмущена подобным поведением ответчика, ей причинен огромный моральный вред, выразившийся в переживаниях по поводу оскорбления памяти ее покойной дочери со стороны лица, опубликовавшего данную статью.

Кроме того, события вандализма стали известны неопределенному кругу людей и получили огласку.

Нервные переживания по поводу надругательства над могилой и трупом дочери были усилены данной публикацией, в результате чего у истицы произошел нервный срыв.

Кроме того, истица указывает, что ответчик делает голословный вывод о том, что ее дочь была знакома с членами секты «сатанистов», что не соответствует действительности и наносит ущерб репутации, оскверняет память покойной дочери.

Истица просит взыскать в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

В исковом заявлении от 02.08. 2006 года (л.д.16-18) истица просит суд:

1)признать действия ответчика, нарушающими ее конституционные права, посягающие на принадлежащие нематериальные блага: достоинство личности, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну;

2)взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

м

В обоснование данных требований истица указала, что ответчиком было допущено вторжение в частную жизнь, чем причинен огромный моральный вред.

Кроме того, согласия на распространение прижизненной фотографии ее

дочери ответчики не спрашивали.

В исковом заявлении от 04.10.2006 года (л.д.68,69) истица просит суд:

1)признать сведения о том, что ее дочь Лапкина Алена Олеговна,

13.11.1985 года рождения «была при жизни знакома с будущими вандалами»,
изложенными в статье «Могилы девушек вскрывали «сатанисты», автором
которой является журналист Шишарин К.А. не соответствующими

действительности и порочащими честь и достоинство умершей дочери;

2) взыскать в счет компенсации морального вреда 200 000 рублей.

В судебном заседании истица и представитель ее интересов адвокат Л.В.Зайцева, допущенная судом в порядке ст.48,53 ГПК РФ, требования поддержали в полном объеме, пояснив суду следующее.

В оспариваемой статье приводятся утверждения о том, что дочь истицы при жизни была знакома с будущими вандалами. Данное утверждение не соответствует действительности, носит порочный характер, поскольку относит ее к сатанистам, а в статье приводятся факты противоправных действий сатанистов.

Кроме того, считают, что приводятся факты личной жизни погибшей дочери истицы, разглашается семейная тайна, опубликована прижизненная фотография дочери без согласия истицы.

Просят исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчиков ЗАО «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» по доверенности Хавкина С. С. требования истицы не признала в полном объеме, указав суду следующее.

В требованиях истицы отсутствует предмет спора, т.к. событие имело место в действительности, и истица оценивает событие по личному, субъективному восприятию.

Кроме того, считает, что истица сама не имеет субъективного права обратиться в суд о признании не соответствующими действительности сведений.

Требование о защите интересов дочери истица имеет право предъявить в суде, однако оспариваемые сведения соответствуют действительности и не являются порочащими.

Кроме того, считает, что не было вмешательства в частную жизнь, поскольку фотосъемка произведена в общественном месте — на кладбище и доступным способом.

Не было также вторжения в семейную жизнь, поскольку истица не доказала существование семейной тайны.

Просит в удовлетворении иска отказать в полном объеме.

Соответчик журналист Шишарин К. А. требования истицы также не признал, пояснив суду следующее.

При получении сведений от следователя Сормовской прокуратуры он не нарушил закон, интервью со следователем он записал на диктофон.

Кроме того, он не указал фамилии дочери истицы в целях защиты интересов родственников погибшей Лапкиной Алены, и свою статью он передал ответственному редактору газеты.

Оспариваемые сведения он указал в статье со слов следователя Сормовской прокуратуры Молочного О.В.

О том, что его статья была оснащена фотографиями, он узнал лишь после публикации.

*» Соответчик фотокорреспондент Воложанин А. В. иск также не признал, пояснив суду, что он по заданию редакции произвел несколько снимков места преступления для размещения в статье и передал редакции, согласия на производство фотосъемки он ни у кого не спрашивал.

Распространение данных фотографий, место их расположения в статье не является его компетенцией.

Считает, что оснований для применения к нему ответственности не имеется.

Представитель ответчика Прокуратуры Нижегородской области Кокурина Р.В. требования истицы, предъявленные к прокуратуре Нижегородской области, не признала, пояснив суду следующее.

На основании Указания Генеральной прокуратуры от 08.07.1998 года за №45 следователю Сормовской прокуратуры Молочному О.В. было дано разрешение предоставить сведения по факту вскрытия могил умерших журналисту Шишарину К.А. в целях взаимодействия со средствами массовой информации и предоставления сведений, имеющих социальный интерес.

Считает, что следователь Молочный О.В. предоставил журналисту Шишарину К.А. необходимую информацию без разглашения материалов предварительного следствия.

Просит в иске истице к прокуратуре Нижегородской области отказать.

Привлеченный в качестве третьего лица Молочный О.В. пояснил суду, что в его производстве находилось уголовное дело по факту расследования вскрытия могилы дочери истицы. С разрешения сотрудника областной прокуратуры Моисеева К.А. он дал интервью журналисту Шишарину К.А.

Не отрицает, что в интервью с журналистом, он высказал лишь предположение о том, что дочь истицы была знакома с лицами, проводящими ритуалы с трупами.

Он не предполагал, что журналистом указанное будет распространено как утверждение.

Привлеченный в качестве третьего лица Моисеев К.А. пояснил суду, что он давал разрешение следователю Молочному О.В. дать интервью журналисту Шишарину К.А, поскольку преступления, связанные с вскрытием и осквернением могил имели в городе большой общественный резонанс.

Суд, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, установив юридически значимые для разрешения спора обстоятельства, исследовав и оценив в совокупности доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся по делу доказательств в соответствии со ст.ст.67,71 ГПК РФ, считает требования истицы подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.45 Конституции РФ «1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом»

Согласно ст.46 Конституции РФ «1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

В силу п.1 ст. 21 Конституции РФ — достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. В соответствии со ст. 152 ГК РФ —

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

Судом установлено, что предметом судебной защиты истицы является распространение без согласия истицы прижизненной фотографии несовершеннолетней дочери Лапкиной Алены Олеговны, погибшей при невыясненных обстоятельствах 31.08.2003 года и распространение сведений «При жизни Алена была знакома с будущими вандалами», расположенных под вышеуказанной фотографией.

Вышеуказанное было опубликовано в статье «Могилы девушек вскрывали сатанисты» Закрытого акционерного общества в газете «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» за №130 от 26.07.2005 года.

Суд, оценивая и исследуя собранные по делу доказательства, считает, что иск истицы обоснованным и подлежащим удовлетворению. Это вывод суд делает из следующих доказательств. Как разъяснено в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ « О судебной практике о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24.02.2005 года — иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

В соответствии с п. 7 данного Постановления —

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах…

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершения нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно — хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Не соответствующие действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

В силу п.1 ст. 10 Конвенции — свобода выражения мнения представляет собой одну из несущих опор демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого члена общества.

При соблюдении требований п.2 ст. 10 Конвенции свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, либерализма, без которых нет демократического общества. А свобода дискуссии составляет стержень концепции демократического общества, которая проходит через всю Конвенцию.

Кроме того, при соблюдении п.2 ст. 10 Конвенции пресса не должна преступать принципы, установленные для защиты репутации других лиц, тем не менее, на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющий общественный интерес и общественность имеет право получить данную информацию.

Пункт п.2 ст. 10 Конвенции позволяет защитить репутацию каждого, но противовесом подобной защиты выступает интерес общества и открытой дискуссии по политическим вопросам.

Согласно ст. 21,23 Конституции РФ — достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

В силу п.4 ст. 15 Конституции РФ — общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы.

Согласно ст.8 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 04.12.1950 года —

Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено Законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Судом установлено, что дочь истицы Лапкина Алена Олеговна 13.11.1985 года рождения погибла при невыясненных обстоятельствах 31.08.2003 года и была захоронена на кладбище Копосово — Высоково г. Н.Новгорода.

Судом также установлено, что ЗАО «Единая городская газета -Нижегородский рабочий» за №130 от 26.07.2005 года опубликовало в газете статью Константина Шишарина под названием «Могилы девушек вскрывали сатанисты», фото Александра Воложанина.

Кроме того, статья была сопровождена фотографиями

фотокорреспондента Александра Воложанина, на которых отображены:

1)общий вид могилы дочери истицы с комментарием ответчика:

«Родственники покойной уже привели могилу в порядок»;

2) прижизненная фотография Лапкиной Алены Олеговны, с комментарием ответчика:

«При жизни Алена была знакома с будущими вандалами».

Суд считает, что распространение прижизненной фотографии несовершеннолетней Лапкиной Алены Олеговны без согласия законного представителя — ее матери Лапкиной Ирины Александровны, является вторжением в частную жизнь гражданина, что является личной неприкосновенностью, гарантированной ст.23 Конституции РФ.

В силу ст.6 ст.49 ФЗ «О средствах массовой информации» -журналист обязан получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или от его законных представителей, при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио — и видеозаписи кино — и фотосъемки.

Судом достоверно установлено, что согласия на распространение сведений о семейной тайне ее несовершеннолетней дочери от нее как законного представителя, ответчиками не было получено, она также не была поставлена в известность о публикации статьи, где находится фотография ее погибшей дочери.

Кроме того, распространение прижизненной фотографии несовершеннолетней дочери истицы не диктовалось защитой общественных интересов, т.е. защиты основ конституционного строя, предотвращение угрозы безопасности государства, обнаружение преступления, защита общественного здоровья и безопасности населения, предупреждение общества от введения в заблуждение какими — либо действиями или сообщениями лица или организации.

Наоборот же, совершены преступные действия, выразившиеся в осквернении могилы, где похоронена Лапкина Алена Олеговна, данный факт был известен до публикации лишь ограниченным лицам, ответчики же в статье распространили данные сведения, чем истице причинили дополнительный моральный вред.

Суд считает, что нарушена неприкосновенность частной жизни, гарантированная Конституцией РФ.

Представитель ответчика пояснила в судебном заседании, что не спрашивали согласия у истицы на распространение фото ее дочери, поскольку кладбище является общественным местом и согласия третьих лиц не требуется.

Суд не может согласиться с такой позицией, поскольку действительно в силу закона кладбище является общественным местом захоронения умерших, но истицей требование заявлено о распространении факта осквернения могилы ее дочери, распространении прижизненной фотографии дочери без ее согласия и распространение оспариваемых сведений, как не соответствующих действительности.

Подход суда к вопросу о применимости ч.1 ст.8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод включает в себя сущность четырех понятий:

1) личная (частная) жизнь;

2) семейная жизнь;

3) неприкосновенность жилища;

4) тайна корреспонденции.

Указанное не является раз и навсегда определенной.

Личная (частная) жизнь, семейная жизнь включает в себя сведения о -состоянии здоровья, отношения между близкими родственниками, возможные разводы, успехи медицины и т.д., где обеспечивается право свободного от произвольного вмешательства государства существования. В случаях, когда оспаривалось вмешательство в осуществление права на семейную жизнь Суд рассматривал кровное родство как исходную предпосылку для установления наличия семейной жизни. Необходимым условием существования семейной жизни несовершеннолетних детей и родителей является сам факт рождения детей от конкретных родителей, даже если родители проживают отдельно друг от друга.

Согласно ст. 23, 24 Конституции РФ — частная жизнь неприкосновенна.

Использование и распространение ответчиками фотографии дочери истицы является по смыслу ст.8 Европейской Конвенции проникновением в частную жизнь дочери истицы против их воли.

Таким образом, судом достоверно установлено, что ответчики допустили вторжение в личную (частную) жизнь, семейную жизнь, нарушили ее неприкосновенность и причинили моральный вред, а поэтому истица имеет право на компенсацию морального вреда с ответчиков.

Кроме того, подлежит удовлетворению требование истицы о признании недействительными, порочащими честь и достоинство ее умершей несовершеннолетней дочери 31.08.2003 года Лапкиной Алены Олеговны сведений, распространенные Закрытым акционерным обществом «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» от 26.07.2005 года за №13015790 в статье «Могилы девушек вскрывали сатанисты» журналиста Константина Шишарина, фото Александра Воложанина, расположенные под фотографией о том что

«При жизни Алена была знакома с будущими вандалами».

Судом установлено, что оспариваемые сведения являются утверждениями.

В соответствии со ст. 47 Закона «О средствах массовой информации»

Журналист имеет право:

1) искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

2) посещать государственный органы и организации, предприятия и
учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

3) быть принятым должностными лицами в связи с запросом
информации;

6) производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

8) проверять достоверность сообщаемой ему информации: . В силу пункта 2,5 статьи 49 данного Закона —

Журналист обязан:

проверять достоверность сообщаемой им информации;

Таким образом, федеральный законодатель возлагает на журналиста не только право проверять достоверность сообщаемой ему информации, но и обязан проверять достоверность сообщаемой ему информации.

Судом установлено, что в обоснование достоверности оспариваемых требований, ответчики не представили суду доказательств соответствия данных сведений действительности.

Ссылка ответчиков на тот факт, что сведения указаны со слов следователя Молочного О.В. не могут приняты судом во внимание, поскольку Молочный О.В. пояснил суду, что это является его предположением, не направленное на распространение.

Ссылка ответчика на объяснение Киселева М.А не может быть принята судом во внимание, поскольку Киселев М.А. написал письменное заявление на имя прокурора Сормовского района г. Н.Новгорода о своих знакомых, которые проводили в августе 2004 года ритуальные обряды с телами умерших женщин.

В тексте данного заявления отсутствует указание на знакомство дочери истицы с вандалами.

Необоснованна ссылка ответчика на записную книжку, принадлежащую Лапкиной Алене, поскольку в материалах уголовного дела, обозреваемого в судебном заседании, она отсутствует.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

В соответствии со ст. 123 Конституции РФ и ст.ст.55,56 ГПК РФ ответчики не представили суду доказательств достоверности распространения оспариваемых сведений.

Таким образом, ответчик распространил сведения в отношении погибшей дочери истицы не соответствующие действительности.

Данные сведения являются порочащими ее честь и достоинство, поскольку из смысловой нагрузки следует, что Лапкина Алена была знакома с будущими вандалами, лицами, которые оскверняют могилы умерших, совершают надругательство над могилами и телами умерших.

Довод представителя ЗАО «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» Хавкиной С.С. о том, что в отношении журналиста Шишарина К.А. следователем прокуратуры Нижегородского района г. Н.Ногворода вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам ст. 137 ч.1 УК РФ — нарушение неприкосновенности частной жизни, а поэтому ответчик не может нести ответственность в гражданском судопроизводстве, не может быть принят судом во внимание по следующим основаниям.

В силу статьи 137 УК РФ — «Нарушение неприкосновенности частной жизни»-

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную, тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев.

Из смысла данной нормы закона следует, что уголовная ответственность предусматривается за «Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации

Судом установлено, что журналист законным способом получил информацию, что подтвердила в судебном заседании представитель областной прокуратуры.

Следовательно, в отношении журналиста Шишарина правомерно отказано в возбуждении уголовного дела.

Однако он в силу ст.ст.47,49 Закона РФ «О средствах массовой информации» обязан перед ее распространением проверить достоверность сообщаемой информации, получить разрешение у законных представителей на ее распространение.

Следовательно, ответчики обязаны нести ответственность в гражданском судопроизводстве при разрешении дел о защите чести и достоинства.

Подлежит также удовлетворению требование истицы о компенсации морального вреда.

Обсуждая размер компенсации морального вреда, суд учитывает глубину страданий истицы как последствия нарушения личных неимущественных прав, неправомерных действий ответчиков, причинную связь между неправомерными действиями и моральным вредом.

Наличие морального вреда истица указала на негативные изменения в ее психической сфере, выражающиеся в претерпевании ею физических и нравственных страданий по поводу сбора и распространения ответчиком сведений о надругательстве над могилой и телом ее умершей дочери, распространении без ее согласия прижизненной фотографии дочери и распространении не соответствующей действительности, порочащих сведений о том, что «При жизни Алена была знакома с будущими вандалами».

Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения произошли в сознании истицы и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей ее психики.

Одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды — это страдания истицы, слезы, страдания по поводу утраты несовершеннолетней дочери, растерянность, ее несостоятельность как матери, надругательство над ее памятью.

Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В гражданском судопроизводстве реализация этих принципов имеет свои особенности, связанные прежде всего с присущим данному виду судопроизводства началом диспозитивности: дела возбуждаются, переходят из одной стадии процесса в другую или прекращаются под влиянием, главным образом, инициативы участвующих в деле лиц. Стороны, реализуя свое право на судебную защиту, определяют предмет и основания заявленных требований; истец вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска, а ответчик — признать иск; стороны могут окончить дело мировым соглашением. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Суд учитывает принцип справедливости и соразмерности размера компенсации морального вреда и считает, что взыскание с ответчика ЗАО «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» в счет компенсации морального вреда 50.000 рублей соответствует объему правовой защиты истиц от вторжения в ее личную (частную) жизнь, семейную жизнь.

Кроме того, соответчики Шишарин К.А, Воложанин А.В. состоят в трудовых отношениях с ЗАО «Единая городская газета — Нижегородский рабочий», они осуществляли сбор, хранение и использование сведений о частной жизни истицы и являются сопричинителями морального вреда истице, который обязаны возместить в денежной форме.

Обсуждая размер компенсации морального вреда, суд учитывает степень вины каждого, размер оплаты их труда и определяет в 1000 рублей с каждого.

Требования истицы к Прокуратуре Нижегородской области не подлежат удовлетворению, поскольку предоставление сведений журналисту Шишарину К.А. осуществлено на основании Приказа и Указания Генеральной прокуратуры РФ от 08.07.1998 года и от 17.12.2002 года, определяющих взаимодействие органов прокуратуры со средствами массовой информации.

Ответчики же, осуществив сбор информации обязаны в силу закона проверить ее достоверность, получить согласие законных представителей и заинтересованных лиц, а впоследствии при ее соответствии действительности, распространить.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194- 199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Требования Лапкиной И.А. удовлетворить.

Защитить честь и достоинство Лапкиной Алены Олеговны, умершей 31.08.2003 года, согласно которого признать сведения, распространенные Закрытым акционерным обществом «Единая городская газета -Нижегородский рабочий» от 26.07.2005 года за №13015790 в статье «Могилы девушек вскрывали сатанисты» журналиста Константина Шишарина, фото Александра Воложанина о том, что

«При жизни Алена была знакома с будущими вандалами» не соответствуют действительности, порочат честь и достоинство умершей Лапкиной Алены Олеговны.

Взыскать в пользу Лапкиной Ирины Александровны в счет

компенсации морального вреда:

1) с Закрытого акционерного общества «Единая городская газета -Нижегородский рабочий» — 50000 рублей;

2) с Шишарина Константина Адольфовича -1000 рублей;

3) с Воложанина Александра Владимировича — 1000 рублей, а всего 52 000 рублей (пятьдесят две тысячи рублей).

Взыскать государственную пошлину в доход государства с ЗАО «Единая городская газета — Нижегородский рабочий» 2000 рублей (две тысячи рублей), с Шишарина К.А.- 200 рублей (двести рублей), с Воложанина А.В. — 200 рублей (двести рублей). В удовлетворении иска Лапкиной Ирине Александровне к Прокуратуре

Нижегородской области отказать.

Решение может быть обжаловано, опротестовано сторонами и лицами,

участвующими в деле, а в течение 10 дней в Нижегородский областной суд.