Решение Центрального районного суда г. Воронежа (досье №1181)

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

10 апреля 2009 г. Центральный районный суд г. Воронежа в составе:

председательствующего судьи Афониной Н.П.,

с участием адвоката Чернышевой И.А., представившей удостоверение

№1200 и ордер №1273,

при секретаре Грековой А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Давыдовой И. Г. и Давыдовой М. Ю. к Гавриловой В. Ф., Горюхиной Е. Ю., Колесниченко Н. П. о защите чести, достоинства, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов,

установил:

Давыдова И. Г. и Давыдова М. Ю. обратились в суд с иском к Гавриловой В. Ф., Горюхиной Е. Ю., Колесниченко Н. П. о защите чести, достоинства и деловой репутации, возмещении морального вреда. Истцы просили признать не соответствующими действительности, порочащими их честь, достоинство и деловую репутацию сведения, содержащиеся в заявлении ответчиков Гавриловой В.Ф., Горюхиной Е.Ю. на имя начальника МОП ГУВД Воронежской области Барона от 14.09.2004 г, в заявлении Гавриловой В.Ф., Колесниченко Н.П., Горюхиной Е.Ю. от 9.08.2004 г. на имя начальника Центральною РОВД г. Воронежа, в заявлении Гавриловой В.Ф., Колесниченко Н.П., Горюхиной Е.Ю. от 22.11.2004 в административную комиссию , в письме Гавриловой В.Ф. на имя ректора ВГАУ от 10.03.2005 г.

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 1 марта 2007 г. в иске Давыдовым И.Г., М.Ю. к Гавриловой В.Ф., Горюхиной Е.Ю., Колесниченко Н.П. о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 22 ноября 2007 г. данное решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Установлено, что в ходе рассмотрения дела истцами многократно уточнялись требования (л.д. 76-78, 155-156, 169-170, 240-243 Т. 1 ; л.д. 8-11 Т.2).

В последующем истцы уменьшили исковые требования в части распространенных сведений, которые порочат их честь, достоинство (л.д. ). В частности просили обязать ответчиков опровергнуть путем направления в органы, которым бьтттч адресованы оспяпмваемьте заявления, писем с текстом опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений следующего содержания: из заявления Гавриловой В. Ф. на имя ректора ВГАУ им. Глинки Востроилова А. В. от 10.03.2005 года:

-«Столкнулись с вопиющим фактом каждодневного издевательства над человеком»;

-«страдает от садизма вашего «педагога» конечно, не только ветеран войны,

… страдают все жители дома, что и входит в планы «инженера человеческих душ», то бишь госпожи Давыдовой М. Ю.»;

-«она избрала орудием издевательства над старым больным человеком … собаку»;

-«собака хорошо натренирована так, чтобы создать нетерпимую жизнь тем людям, которые почему-либо не понравились госпоже Давыдовой М.Ю.»;

-«очевидцы наблюдали, как «педагог» щиплет собаку, или открывает и закрывает входную дверь собственной квартиры. Этого достаточно, чтобы собака начинала выть на самых высоких нотах»;

-«а вернувшись домой, науськает «собачку» — теленка спокойно, ежедневно будет убивать такого ветерана, замечательную женщину»;

-«почти каждую ночь тусовки в их квартире (кв. № 6, 2 этаж), пьяные толпы ее дружков, нецензурные надписи на стенах подъезда (так они выражают любовь к своему предмету страсти), бдения до рассвета с пьяным визгом, топаньем ног и пр. прелестями ночной жизни»;

-«ответила такой площадной руганью, что старую женщину привело в шок:

«Такой брани я даже на фронте не слышала»

-«в ответ все получали нецензурную брань, гадости и пошлости (язык торговок на рынке, а не преподавателей российской с/х академии)»

-«великовозрастная доченька устраивает настоящие шабаши в своей квартире, «отмщая» уже сразу всем соседям»;

из заявления ответчиков на имя председателя Административной комиссии г. Воронежа Кретинина Ю. Г. от 22.11.2004 года: -«более двух десятков лет терпели издевательства этого семейства»; -«Ночные тусовки, орущую музыкальную аппаратуру на протяжении всей ночи, толпы сожителей,… нецензурные надписи на стенах коридоров, отборный мат из уст матушки и доченьки»; -«ответила такой площадной бранью»;

-«настоящая фурия способная оболгать, облить площадной руганью, напустить собаку на человека, вылить помои на окно соседа»; -«завели собаку, которую специально тренировали и настраивали против соседей»;

-«дочь … воспитала агрессию у животного»; -«завели собаку как средство давления и истязания окружающих»; -«бедное животное превращено в орудие мести злобными людьми»; -«везде коррупция, значит подкупила кого-то»; -«подложные листки»;

из заявления ответчиков на имя начальника Центрального РОВД г. Воронежа Солянникова С. Г. от 9.08.2004 года (копия начальнику МУРЭП-5):

-«отвечают нецензурной бранью»;

-«выливают (помои — прим.) прямо из окна, на подоконники соседей 1 этажа»; -«тяжело больной женщине помогают ежедневно умирать, провоцируя лай и вой собаки»;

из заявления ответчиков на имя начальника УОДУУМ МОП ГУВД Барона Д. В. от 14.09.2004 года: -«нагло и методично издеваются»;

-«радиоаппаратура и телевизор включаются на всю мощь»; -«должны терпеть ежедневные издевательства»; -«в мирное время стараются убить заслуженных людей».

Кроме того, уточнили требования в части компенсации морального вреда, а именно просили взыскать с Гавриловой В.Ф. моральный вред в пользу Давыдовой И.Г. 30 000 руб., в пользу Давыдовой М.Ю. 50 000 руб.; с Горюхиной Е.Ю. , Колесниченко Н.П. по 10 000 руб. с каждой в пользу каждого истца. Также настаивали на взыскании с ответчиков солидарно судебных расходов в размере 3300 руб. Данные уточнения судом приняты.

В судебном заседании истец Давыдова И.Г. просит удовлетворить иск.

Истец Давыдова М.Ю. в суд не явилась, о времени месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом, просит рассмотреть дело в ее отсутствие.

Представитель истцов по доверенности от 09.04.2009 Кузеванова С.И. исковые требования своих доверителей поддержала, просила их удовлетворить, указав, что они законны и обоснованны.

Ответчики Горюхина Е.Ю., Колесниченко Н.П. в судебное заседание не явились, просили дело рассмотреть в их отсутствие.

Представитель истца Горюхиной Е.Ю. по ордеру Чернышева И.А. считает, что иск не подлежит удовлетворению, поскольку истцами не доказано, что распространенные сведения носят порочащий характер.

Ответчик Гаврилова В.Ф. иск не признала, просит отказать в его удовлетворении, представила письменные пояснения (Т.2 л.д. ).

Выслушав мнение участников процесса, исследовав материалы дела, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований Давыдовых И.Г. и М.Ю. по следующим основаниям.

Ст. 23 Конституции РФ закрепляет конституционное право каждого гражданина на защиту чести и доброго имени.

В силу ч. 1 ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно разъяснению, данному в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.05 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской. Федерации значение для дела, являются:

факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих
сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы
одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Суд считает, что факт распространение ответчиками сведений об истцах по делу установлен.

В частности судом установлено, что Гавриловой В. Ф. на имя ректора ВГАУ им. Глинки Востроилова А. В. от 10.03.2005 года написано заявление. В тексте, которого содержится высказывания следующего содержания: -«Столкнулись с вопиющим фактом каждодневного издевательства над человеком»;

-«страдает от садизма вашего «педагога» конечно, не только ветеран войны, … страдают все жители дома, что и входит в планы «инженера человеческих душ», то бишь госпожи Давыдовой М. Ю.»;

-«она избрала орудием издевательства над старым больным человеком … собаку»;

-«собака хорошо натренирована так, чтобы создать нетерпимую жизнь тем людям, которые почему-либо не понравились госпоже Давыдовой М.Ю.»; -«очевидцы наблюдали, как «педагог» щиплет собаку, или открывает и закрывает входную дверь собственной квартиры. Этого достаточно, чтобы собака начинала выть на самых высоких нотах»;

-«а вернувшись домой, науськает «собачку» — теленка спокойно, ежедневно будет убивать такого ветерана, замечательную женщину»; -«почти каждую ночь тусовки в их квартире (кв. № 6, 2 этаж), пьяные толпы ее дружков, нецензурные надписи на стенах подъезда (так они выражают любовь к своему предмету страсти), бдения до рассвета с пьяным визгом, топаньем ног и пр. прелестями ночной жизни»;

-«ответила такой площадной руганью, что старую женщину привело в шок: «Такой брани я даже на фронте не слышала»

-«в ответ все получали нецензурную брань, гадости и пошлости (язык торговок на рынке, а не преподавателей российской с/х академии)»

-«великовозрастная доченька устраивает настоящие шабаши в своей квартире, «отмщая» уже сразу всем соседям»

Также ответчики обратились с заявлением на имя председателя Административной комиссии г. Воронежа Кретинина Ю. Г. от 22.11.2004 года, в котором изложено следующее:

-«более двух десятков лет терпели издевательства этого семейства»; -«Ночные тусовки, орущую музыкальную аппаратуру на протяжении всей ночи, толпы сожителей,… нецензурные надписи на стенах коридоров, отборный мат из уст матушки и доченьки»; -«ответила такой площадной бранью»;

-«настоящая фурия способная оболгать, облить площадной руганью, напустить собаку на человека, вылить помои на окно соседа»; -«завели собаку, которую специально тренировали и настраивали против соседей»;

-«дочь … воспитала агрессию у животного»;

-«завели собаку как средство давления и истязания окружающих»;

-«бедное животное превращено в орудие мести злобными людьми»;

-«везде коррупция, значит подкупила кого-то»;

-«подложные листки».

Из заявления ответчиков на имя начальника Центрального РОВД г. Воронежа Солянникова С. Г. от 9.08.2004 года (копия начальнику МУРЭП-5) следует:

— «отвечают нецензурной бранью»;

-«выливают (помои — прим.) прямо из окна, на подоконники соседей 1 этажа»; -«тяжело больной женщине помогают ежедневно умирать, провоцируя лай и вой собаки».

Ответчики обратились на имя начальника УОДУУМ МОП ГУВД Барона Д.В. от 14.09.2004 года, где содержаться следующие высказывания: «нагло и методично издеваются»;

-«радиоаппаратура и телевизор включаются на всю мощь»; -«должны терпеть ежедневные издевательства»; -«в мирное время стараются убить заслуженных людей».

В соответствии с требованиями, установленными ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит на обсуждение обстоятельства, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с вышеприведенной ст. 152 ГК РФ истцы обязаны доказать факт порочащего характера распространенных сведений. Данное обстоятельство суд неоднократно разъяснял истцам.

Истцы, представитель истцов по доверенности Кузеванова СИ требуя опровержения высказываний ответчиков, указывали, что фразы носят для истцов порочащий характер, поскольку содержат утверждения о нарушении действующего законодательства, совершении противоправных деяний (жестокое обращение с животными), неправильном, неэтичном поведении в общественной жизни.

Для выяснения обстоятельств — носят ли сведения, изложенные выше, порочащий характер судом была назначена лингвистическая экспертиза.

Из заключения эксперта от 27 февраля 2009 г. Стернина И.А. следует, что содержащиеся в спорных текстах негативные сведения об истцах в общем контексте проанализированных текстов не носят порочащего характера, так как тексты не являются информационно-характеризующими, не соответствуют жанру заявления как официального документа, являются неподготовленными, присутствующие в текстах негативные высказывания не Адресованы истцам, негативные высказывания не преследуют специальной цели публично сообщить об истцах конкретную порочащую их негативную информацию, использование авторами негативных высказываний об истцах обусловлено доминирующей эмоциональностью текстов, написанных в жанре жалобы «крик души» и отражающих стремление их авторов всеми возможными языковыми средствами усилить воздействие жалобы на адреса — привлечь к своей проблеме внимание тех или иных официальных лиц. При этом эксперт указал, что все выражения в языковой форме негативные сведения об истцах являются суждениями.
У суда нет оснований не доверять этим выводам, поскольку экспертное заключение мотивировано, обоснованно, эксперт имеет необходимую квалификацию и достаточный опыт.

Суд приходит к выводу, что в вышеуказанных фразах ответчиков не содержится сведений, порочащих честь, достоинство истцов. Оспариваемые фразы в контексте заявлений являются оценочным суждением, направлены на привлечение внимания, разрешения их проблем, что подтвердили в ходе судебного разбирательства сами ответчики. Эксперт на вопрос : «Какова цель создания текстов?», отвечает, что тексты созданы как эмоциональные жалобы в вышестоящие инстанции, тексты не преследуют цель умалить честь и достоинство истцов, ответчики в этих текстах преследуют цель эмоциональной апелляции к вышестоящим организациям в целях обеспечения защиты своего спокойствия.

Более того, суд учитывает, что фразы, на которые ссылаются истцы, не указывают на конкретные личности в частности на истцов.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 7 вышеупомянутого Постановления … порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина, либо юридического лица.

Эксперт в своём заключении приходит к выводу, что все сведения выражены виде утверждении. При этом в исследуемых текстах содержаться сведения о нарушении Давыдовой М.Ю. и Давыдовой И.Г. общепринятых в обществе моральных принципов: о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в быту, трудовом коллективе и другие сведения, которые умаляют честь и достоинство истцов, но в контексте текстов в рамках жанра эмоциональной жалобы они не могут быть квалифицированы как умаление чести и достоинства истцов.

При указанном положении суд приходит к выводу, что фразы, содержащиеся в заявлениях, не могут быть отнесены к порочащим честь и достоинство истцов.

Как было указано выше, распространенные фразы судом расценены, как суждения, которые в соответствии с п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.05 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения ответчика, не может быть проверено на предмет соответствия его действительности.

С учетом изложенного, суд не находит оснований для удовлетворения требования истцов об опровержении сведений, а поэтому отказывает им в удовлетворении иска в том числе и о компенсации морального вреда.

Требование о взыскании судебных расходов не подлежит удовлетворению, поскольку оно является производным от основного.

Руководствуясь ст. ст. 56, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В иске Давыдовой И. Г. и Давыдовой М. Ю. к Гавриловой В. Ф., Горюхиной Е. Ю., Колесниченко Н. П. о защите чести, достоинства отказать.

В иске Давыдовой И. Г. и Давыдовой М. Ю. к Гавриловой В. Ф., Горюхиной Е. Ю., Колесниченко Н. П. о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов отказать.

Решение может быть обжаловано в Воронежский областной суд через Центральный районный суд г. Воронежа в течение десяти дней, начиная со дня принятия настоящего решения в окончательной форме.