Решение Железногоского городского суда Курской области (досье №1139)

Материалы дела

14 августа 2019 Текст статьи 479 KB (pdf) Скачать
14 августа 2019 Исковое заявление 8 MB (rar) Скачать
14 августа 2019 Отказ в опровержении 19 KB (docx) Скачать
14 августа 2019 Заявление об уточнении исковых требований 59 KB (rar) Скачать

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Железногорск 30 июля 2012 года

Железногорский городской суд *** области в составе:

председательствующего судьи Сосновкой К.Н.

с участием представителя истца Аксенова Н.В.,

ответчика, представителя ответчиков Прокопенко С.В.,

при секретаре Косыгине С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Евсюковой О.В. к редакции еженедельной газеты «Эхо недели», Закрытому акционерному обществу «Голос Железногорска», Прокопенко С.В. о защите чести достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда,

установил:

Евсюкова О.В., обратилась в суд с иском к редакции еженедельной газеты «Эхо недели» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, указывая, что 18 апреля 2012 года на третьей странице газеты «Эхо недели» была опубликована статья, посвященная смерти четырех подростков 07 января 2012 года в одной из квартир *** в ***, в которой, помимо прочего, было указано, что: «Однако многие железногорцы высказали сомнения в истинности названной причины смерти подростков. Мама одного из погибших, Н., работает следователем в полиции, и потому, как полагают многие граждане, истинные причины трагедии не будут названы. Некоторые железногорцы уверены: современная газовая колонка, установленная в квартире, где произошла трагедия, автоматически отключалась бы при отсутствии тяги». Полагая, что данная информация носит порочащий характер, не соответствует действительности и посягает на честь, достоинство и деловую репутацию истицы, Евсюкова О.В., обращаясь в суд, просит признать эти сведения, опубликованные в газете, не соответствующими действительности, порочащими ее честь, достоинство и деловую репутацию, просит их опровергнуть. Кроме того, Евсюкова О.В. указывает в иске на нарушение ответчиком действующего законодательства путем опубликования сведений о гибели ее несовершеннолетнего сына без ее разрешения как законного представителя, а также сведений о ходе предварительного расследования без согласия участников уголовного судопроизводства. Полагая, что всеми этими действиями ответчика ей причинен моральный вред, Евсюкова О.В. просит ответчика компенсировать его в размере

В судебное заседание истец Евсюкова О.В. не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие, с участием ее представителя адвоката Аксенова Н.В..

Представитель истицы адвокат Аксенов Н.В. в судебном заседании исковые требования уточнил, просил привлечь к участию в процессе в качестве соответчиков автора статьи — корреспондента газеты «Эхо недели» Прокопенко С.В. и учредителя редакции газеты «Эхо недели» — ЗАО «Голос Железногорска». Кроме того, в обоснование позиции по делу указал, что требования о компенсации морального вреда в связи с опубликованием информации об истице, носящей порочащий характер и не соответствующей действительности в рамках ч.2 ст. 152 ГК РФ, его доверительница оценивает в рублей, и моральный вред, причиненный нарушением ее неимущественных прав на неприкосновенность ее частной жизни и жизни ее несовершеннолетнего ребенка, в рамках положений ст. 150 ГК РФ, Евсюкова О.В. оценивает в рублей. Кроме того, просит компенсировать моральный вред, причиненный нарушением ее неимущественных прав на неприкосновенность ее частной жизни и жизни ее несовершеннолетнего ребенка, путем принесения извинения через его публикацию в газете «Эхо недели» редакции ЗАО «Голос Железногорска».

Определением Железногорского городского суда от 17 июля 2011 года в качестве соответчиков к участию в деле были привлечены Прокопенко С.В. и ЗАО «Голос Железногорска».

Ответчик Прокопенко С.В., действующий за себя и в интересах ответчиков ЗАО «Голос Железногорска» и редакции еженедельной газеты «Эхо недели» на основании доверенностей, в судебном заседании первоначальные и уточенные исковые требования Евсюковой О.В. не признал, мотивировав свою позицию тем, что, во-первых, С.В. Прокопенко является штатным сотрудником ЗАО «Голос Железногорска» с 5 февраля 2005 года. С февраля 2005 г. по август 2010 года он работал в должности корреспондента, с 1 августа 2010 г. до настоящего времени — в должности обозревателя по социально-экономическим вопросам. В его обязанности входит подготовка материалов для публикации в газете и на сайте «Эхо недели». Публикацию «Смерть подростков всё еще расследуют» С.В. Прокопенко подготовил по заданию главного редактора газеты «Эхо недели» Полозковой В.М.. Поскольку в публикации не содержится ни недостоверных, ни порочащих истицу сведений, не ущемляются каким-либо образом неимущественные права истицы, исковые требования Евсюковой О.В. к С.В. Прокопенко также не подлежат удовлетворению.

Во-вторых, суду необходимо обратить внимание на следующие значимы обстоятельства: на факт распространения сведений; несоответствие действительности распространенных сведений. В обоснование своей позиции указал, что законодатель не дает понятия сведений. Однако анализ действующего законодательства позволяет утверждать, что сведениями, в смысле ст. 152 ГК РФ, может быть признана лишь та информация, которая носит фактологический характер, т.е. сообщение о факте, событии, уже произошедшем в реальной действительности. Порочащий характер сведений, в соответствии с действующим законодательством являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина. В этой связи категория «порочащих сведений» является исключительно юридической и не может трактоваться исходя из субъективного взгляда, мнения истца.Порочащими могут быть признаны судом далеко не все сведения, даже критического характера, а только те сведения, которые подпадают под указанное выше определение. Относимость сведений к конкретному лицу, его чести, достоинству и деловой репутации. В ст. 152 ГК РФ прямо говорится, что «гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений…». В этой же статье не один раз говорится: «Гражданин, в отношении которого распространены сведения…»., То есть, данный гражданин должен быть однозначно идентифицируем, чтобы его иск по данной категории дел был удовлетворен. Высказывания, носящие оценочный характер (критическое мнение, отрицательная оценка, если они не носят оскорбительного характера, в смысле ст. 5.61 Кодекса об административных правонарушениях РФ) не являются наказуемыми, т.к. не образуют состава ни административного, ни гражданско-правового правонарушения (деликта). Каждый имеет право на собственное мнение, которое гарантировано п. 1 ст. 29 Конституции РФ. Никто не может быть принужден к изменению своего мнения (п. 3 ст. 29 Конституции РФ).Именно поэтому мнение, комментарий, оценочное суждение не могут опровергаться в суде. Судебным решением нельзя опровергнуть мнение и принудить опубликовать опровержение (или принудить принести извинения) на фразу содержащую мнение, так как это означает принуждение к отказу от своих мнений и убеждений, либо принуждение к выражению иного мнения, что прямо запрещено ч. 3 ст. 29 Конституцией РФ. Кроме того, мнение, оценочное суждение по своей природе всегда субъективно, нет единого критерия оценки его и проверки на истинность или ложность. Невозможно доказать ни письменными доказательствами, ни показаниями свидетелей соответствие его действительности. Поэтому даже когда мнение, суждение (комментарий, оценка, реплика) порочат, по мнению истца, его честь и достоинство, т.е. истец считает такое мнение для себя попросту обидным, это все равно не может служить основанием для оспаривания данной оценки в суде в рамках ст. 152 ГК РФ. Таким образом, требования о защите чести, достоинства и деловой репутации могут быть признаны законными и обоснованными только в случае, если в оспариваемых сведениях одновременно присутствуют все указанные выше элементы состава гражданско-правового деликта. Следовательно, если отсутствует хотя бы один из элементов — отсутствует предмет иска и, соответственно, основание для его удовлетворения, так как не будет состава гражданско-правового деликта.

Кроме того, Прокопенко С.В. обратил внимание суда на то, что Редакция газеты, являющаяся структурным подразделением «ЗАО «Голос Железногорска», при подготовке материалов на эту тему обращалась в Железногорский отдел Следственного комитета РФ и публиковала информацию, полученную от следователя, с его ведома и согласия. Так, редакция сообщила читателям, что, по заключению экспертизы, причиной смерти стало отравление угарным газом. Но после выхода публикаций и размещении их на сайте «Эхо недели», читатели и пользователи сайта высказывали различные версии причин произошедшей трагедии. В том числе, на сайте «Эхо недели», при личных беседах с журналистами, по телефону. Люди высказывали, в том числе, мнения о том, что причины смерти были иными: употребление алкоголя, наркотических веществ и так далее. Это подтверждается, в частности, комментариями, оставленными на сайте газеты. Также они высказывали предположение о том, что, поскольку мама одного из погибших — следователь полиции, то истинные причины трагедии не будут названы, что подтверждается комментариями пользователей, приобщенными к материалам дела. Поэтому точка зрения читателей и пользователей сайта была представлена в публикации в номере от 18 апреля 2012 года. В связи с изложенным, доводы истицы о том, что публикация «Смерть подростков еще расследуют» основана на слухах и недостоверной информации, необоснованна и опровергается комментариями посетителей сайта «Эхо недели». Требование истицы признать оспариваемые сведения и суждения недостоверными не подлежат удовлетворению.

Полагая требования истицы не подлежащими удовлетворению, Прокопенко С.В. указал на то, что утверждение истицы о том, что редакцией газеты «Эхо недели» была нарушена ст. 41 Закона РФ «О СМИ», так как редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя, не основаны на законе, поскольку потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по факту гибели четырех молодых людей по ст. 109 УК РФ, является сама истица, что подтверждается постановлением о признании потерпевшим, которое вынес следователь Железногорского отдела СК РФ Е.В. Савочкин 23 января 2012 года. Кроме того, в публикации не указаны фамилии погибших подростков. СК РФ, отвечая на запросы «Эхо недели», фамилии погибших указывал. Это говорит о том, что редакция «Эхо недели», предприняло достаточные меры для невозможности идентификации личностей погибших по публикации в газете. Тем самым, редакция и автор при подготовке материала учитывали то обстоятельство, что трое из погибших были несовершеннолетними. Доводы истицы о том, что сведения о смерти ее сына не могут быть опубликованы без ее согласия, по мнению ответчика, также не основаны на законе. Публикуя информацию об обстоятельствах и причинах смерти молодых людей, ходе расследования этого уголовного дела, редакция «Эхо недели» выступает в защиту общественного интереса.

Прокопенко С.В. также полагал, что утверждений истицы о том, что распространение вышеназванной информации является нарушением ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ, также являются несостоятельными. Данные о ходе и результатах расследования редакция «Эхо недели» получала от следователей железногорского отдела СК РФ, что подтверждается ответами на имя главного редактора «Эхо недели» Полозковой В.М. из Следственного комитета РФ, Следственного управления СК РФ по Курской области, железногорского отдела СУ СК РФ по Курской области. В них следствие предоставляло информацию в том объеме, в каком признавало это допустимым. Никаких претензий к публикациям в газете со стороны СК РФ редакция не получала. Утверждение истицы о том, что редакция не получала согласия следователя на публикацию информации, является голословным. Кроме того, оспариваемая истицей информация, отражающая мнения горожан, не является информацией о ходе расследования и не требует согласования или разрешения на публикацию ни от следователя, ни от истицы. Довод истицы о том, что, опубликовав статью, редакция распространила сведения о частной жизни истицы, не получив на это ее согласия, несостоятелен. Как сказано в п. 2.2. Определения Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 63-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова А.Н. на нарушение его конституционных прав отдельными положениями статей 89, 121, 123, 125 и 131 Уголовно-исполнительного кодекса РФ», право на неприкосновенность частной жизни распространяется «на ту сферу жизни, которая относится к отдельному лицу, касается только этого лица и, если его действия носят не противоправный характер, не подлежит контролю со стороны общества и государства».Сведений о частной жизни истицы в публикации нет. То, что сын истицы погиб, а также то, что истица работает в полиции, не относится к фактам частной жизни истицы.

Также, ответчик обратил внимание суда на добросовестность редакции газеты «Эхо недели», которая предоставила истице возможность реализовать предусмотренное Законом РФ «О СМИ» право на ответ. Однако истица этим правом не воспользовалась, полагая, что редакция газеты должна удовлетворить ее требования о публикации опровержения. Однако, право на опровержение возникает в случае, если распространенные сведения одновременно относятся к лицу, которое считает свои права нарушенными, не соответствуют действительности и являются порочащими, а также не обладают характером оценочных суждений. Ответчик полагает, что в оспариваемом истицей фрагменте статьи отсутствуют сведения, которые обладают всеми вышеперечисленными признаками. Следовательно, у ответчика отсутствует обязанность публикации опровержения. В то же время, редакция газеты «Эхо недели» по-прежнему готова предоставить Евсюковой О.В. возможность реализовать свое право на ответ, закрепленное ст. 46 Закона РФ «О СМИ».

Вместе с тем, в своем выступлении Прокопенко С.В. указал на то, что определяя наличие и размер морального вреда, суд исследует ряд юридически значимых фактов, необходимость установления которых предусмотрена ст. 150, ст.1099-1101 ГК РФ, Постановлением Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», а именно: нарушение личных неимущественных прав, ущемление нематериальных благ; факт наличия морального вреда, то есть физических и/или нравственных страданий; причинная связь между ущемлением чести и достоинства и физическими и/или нравственными страданиями (то есть, необходимо установить факт того, что истец страдал именно из-за того, что в газете распространили несоответствующие действительности и порочащие сведения); степень физических и/или нравственных страданий. Необходимость установления всех четырех вышеперечисленных фактов прямо предусмотрена ст. 151 ГК РФ. При этом, бремя доказывания всех юридически значимых обстоятельств по искам о компенсации морального вреда лежит на истице, которая в дополнениях к исковому заявлению пояснила, что ее нравственные страдания вызваны тем, что «газета ворошит доброе имя моего погибшего сына и мое в том числе». Ответчик обращает внимание суда на то, что имена погибших молодых людей во всех публикациях упоминались только в положительном контексте, а имя истицы не упоминалось вообще. Кроме того, редакция газеты при публикации материалов на эту тему, выступала в защиту общественного интереса, и у истицы нет законного права запретить упоминание как имени ее погибшего сына, так и информации о его гибели. Кроме того, истица в своих пояснениях указывает на то, что газета заставляет ее «каждый раз переживать эту трагедию заново». Однако, оспариваемые истицей фразы были опубликованы в газете лишь единожды. Возможно, истица неоднократно перечитывала публикацию, но, в таком случае, она делала это добровольно. Никто не принуждал ее читать публикацию и испытывать нравственные страдания. Кроме этого, истица в своем заявлении и дополнениях к нему не пояснила, чем подтверждаются ее нравственные страдания в данном случае. Истица указывает на то, что она вынуждена «после таких публикаций» оправдываться перед коллегами по работе и незнакомыми людьми и говорить им, что она никоим образом не влияет на ход следствия и что смерть погибших наступила от угарного газа. Данное утверждение также ничем не подтверждается: истица не указывает, перед какими конкретно коллегами она оправдывается, что конкретно они ей говорят, раз она вынуждена именно оправдываться. Данное утверждение истицы, по мнению ответчика, является подтверждением того, что и незнакомые Евсюковой О.В. люди, и даже ее коллеги высказывают сомнения в официальной версии гибели молодых людей. Таким образом, истица сама же опровергает свои утверждения о недостоверности сведений, указанных в публикации. Также истица указывает, что редакция газеты, «печатая информацию о том, что я, как сотрудник полиции, каким-либо образом влияю на ход следствия, ответчик бросает тень на мою деловую репутацию». В результате истица, по ее словам, постоянно слышит за своей спиной перешептывания «по данному вопросу» как сослуживцев, так и людей, с которыми ей приходится сталкиваться по долгу службы.

Вместе с тем, по мнению Прокопенко С.В., истица не привела каких-либо доказательств достоверности своих утверждений — не назвала, перешептывания кого и конкретно о чем она слышала и когда она их слышала. Если же это действительно имело место, то данное утверждение истицы является подтверждением того, что горожане, в т. ч. -сотрудники полиции, так или иначе сомневаются в истинности официальной версии гибели молодых людей. Таким образом, истица сама же опровергает свои утверждения о недостоверности сведений, указанных в публикации. На основе изложенного ответчик делает вывод о том, что в своем исковом заявлении истица не представила доказательства относительно того, чем подтверждается факт причинения ей физических и/или нравственных страданий, какова степень этих страданий и степень вины причинителей вреда. Кроме того, истицей не доказана причинно-следственная связь между понесенными моральными страданиями и публикацией «Смерть подростков еще расследуют» в газете. Истица посчитала обоснованным разделить требование о компенсации морального вреда на две составляющие. Однако требование истицы является неправомерным и не основано на нормах действующего законодательства, в связи с чем, в иске Евсюковой О.В. Прокопенко С.В. просил отказать.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения сторон, суд приходит к следующему.

В соответствии с положениями Конвенции о защите прав человека и основанных свобод от 04 ноября 1950 года, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. При этом, каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Однако, осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Согласно ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических прав от 16 декабря 1966 года, никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию, и каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Вместе с тем, в силу положений ст. 19 Пакта, каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, однако пользование таким правом, налагает особые обязанности и особую ответственность, которые могут быть сопряжены с некоторыми ограничениями, которые, должны быть установлены законом и являться необходимыми для уважения прав и репутации других лиц,

В силу ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Статья 23 Конституции РФ гарантирует каждому право на неприкосновенность его частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Статьей 41 Закона РФ № 2124-1 от 27 декабря 1991 года «О средствах массовой информации» предусмотрено, что,редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя.

Из положений ст. 49 вышеназванного закона следует что, журналист обязан получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей. При этом, при осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Исходя из положений ст. 42 УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Вместе с тем, по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников.

В судебном заседании установлено и не оспаривалось сторонами, что 18 апреля 2012 года в еженедельной газете «Эхо недели» учредителем которой является ЗАО «Голос Железногорск» была опубликована статья корреспондента этой газеты — Прокопенко С.В. под заголовком «Смерть подростков еще расследуется», в которой содержаться сведения о гибели несовершеннолетнего сына истицы Н. **.**.** года рождения, а также о ходе расследования его гибели. Данная статья содержит косвенные указания на личность несовершеннолетнего погибшего «07 января нынешнего года в одной из квартир *** были обнаружены тела четырех подростков — № *** …Н. …. (все жители Железногорска). ….по итогам экспертиз, причиной смерти стало отравление угарным газом…. Уголовное дело возбудили по ч.3 ст. 109 Уголовного кодекса России. Однако многие железногорцы высказали сомнения в истинности названной причины смерти подростков. Мама одного из погибших, Н., работает следователем в полиции, и потому, как полагают многие граждане, истинные причины трагедии не будут названы. Некоторые железногорцы уверены: современная газовая колонка, установленная в квартире, где произошла трагедия, автоматически отключалась бы при отсутствии тяги».

Из представленных в ходе рассмотрении дела по существу ответчиком Прокопенко С.В. документов, а именно редакционного запроса и полученной по нему информации № *** от **.**.**, следует, что на момент публикации статьи, и редакции еженедельной газеты «Эхо недели», и корреспонденту этой газеты Прокопенко С.В., ссылающемуся в своей статье на полученную информацию, было известно, что погибший сын истицы являлся несовершеннолетним, а также потерпевшим от преступления.

Помимо этого, анализ всех публикаций, осуществленных в период с 11 января 2012 года по 18 апреля 2012 года, представленных ответчиком по делу Прокопенко С.В., свидетельствует о том, что редакции еженедельной газеты «Эхо недели» и ее корреспонденту Прокопенко С.В. было известно о несовершеннолетнем возрасте погибшего сына истицы, о чем свидетельствует, в том числе публикация от 11.01 2012 года под заголовком «Ушли из жизни четверо молодых ребят», содержащая следующую информацию «Как рассказал Е.Савочкин, следователь Железногорского следственного отдела РФ, трое умерших — № *** В. и Н. и № *** А. — жители Железногорска».

Кроме того, как следует из постановления о возбуждении уголовного дела от 10 января 2012 года, обнаруженный 07 января 2012 года в квартире *** в г. Железногорске *** области труп, принадлежит Евсюкову Н.Г. **.**.** года рождения. При этом, указанная информация содержалась в официальном ответе на запрос редакции газеты руководителя Железногорского межрайонного отдела СУ СК России по курской области Жирякова Ю.В. от 06.04.2012 года.

Согласно постановлению о признании потерпевшим от 23 января 2012 года, потерпевшим по уголовному делу, возбужденному по ч. 3 ст. 109 УК РФ по факту обнаружения трупов четырех молодых людей, в отношении погибшего несовершеннолетнего Евсюкова Н.Г., признана истица по делу — Евсюкова О.В..

Данные обстоятельства в судебном заседании Прокопенко С.В. не оспаривал.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что редакция еженедельной газеты «Эхо недели» и ее корреспондент, обладая достоверной информацией о том, что погибший сын истицы является несовершеннолетним, а также о том, что по факту его гибели возбуждено уголовное дело, в связи с чем, он является потерпевшим от преступления, в нарушение требований ст. 41 ФЗ «О СМИ», разгласили в распространенном 18 апреля 2012 года материале сведения, косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, без согласия его законного представителя Евсюковой О.В.. Такое публичное вмешательство в личную жизнь истицы и ее несовершеннолетнего ребенка суд расценивает как нарушение конституционного права Евсюковой О.В. на неприкосновенность ее личной жизни, являющегося ее личным неимущественным правом.

В силу положений ст. 150 ГК РФ, к личным неимущественным правам человека закон относит в том, числе неприкосновенность частной жизни, которая может защищаться инаследниками правообладателя. При этом, нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных.

В соответствии с требованиями ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Учитывая вышеизложенное, а также то обстоятельство, что ответчиками не представлено доказательств необходимости публикации оспариваемой статьи для защиты общественных интересов, Суд считаетподлежащими удовлетворению требования Евсюковой О.В. о компенсации ей морального вреда, связанного с причинением ей нравственных страданий публичным вмешательством в ее личную жизнь, в денежном выражении.

Определяя размер возмещения, суд исходит из требований ч. 2 ст. 150 ГК РФ, согласно которым, при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Из показаний свидетеля Зубаревой М.Г. следует, что она является коллегой Евсюковой О.В. и очевидцем тех страданий, которые истица переживает с момента гибели ее единственного несовершеннолетнего сына. Горе Евсюковой О.В., по мнению Зубаревой М.Г., невозможно описать словами, любое упоминание о ее сыне вызывает у нее истерику, сопровождающуюся сильным душевным волнением, после которого Евсюкова О.В. «впадает в ступор». В эти периоды она не разговаривает и ни на кого не реагирует. Особенную боль Евсюковой О.В. причиняют публикации в газете «Эхо недели», обсуждающие гибель ее сына. Все коллеги Евсюковой О.В. на работе стараются прятать от нее эту газету, однако, находятся люди, которые звонят Евсюковой О.В. после этих публикаций и сообщают ей о написанном. Евсюкова О.В. очень тяжело переживает смерть сына, но еще тяжелее ей от этих публикаций. Особенную боль у нее вызвала публикация от 18 апреля 2012 года, в которой было указано, помимо прочего, что: «Однако многие железногорцы высказали сомнения в истинности названной причины смерти подростков. Мама одного из погибших, Н., работает следователем в полиции, и потому, как полагают многие граждане, истинные причины трагедии не будут названы. Некоторые железногорцы уверены: современная газовая колонка, установленная в квартире, где произошла трагедия, автоматически отключалась бы при отсутствии тяги». После этой публикации, о которой истице сообщили, когда она находилась на работе, у нее случилась истерика, коллеги долго не могли ее успокоить, после чего, она решила лично обратить в редакцию с просьбой не беспокоить ее и имя ее погибшего сына, однако в редакции газеты им не удалось поговорить ни с корреспондентом, ни с редактором газеты.

Вышеприведенные показания свидетеля Зубаревой М.Г. свидетельствуют о высокой степени нравственных страданий, причиненных истице публикациями в газете «Эхо недели» о гибели ее сына. В связи с чем, а также учитывая степень вины редакции газеты и ее корреспондента Прокопенко С.В., которым достоверно было известно о несовершеннолетнем возрасте погибшего сына истицы, однако допустившим публикации, указывающие на его личность, Суд считает правильным взыскать в солидарном порядке с ЗАО «Голос Железногорска», являющегося учредителем редакции еженедельной газеты «Эхо недели» и корреспондента этой газеты Прокопенко С.В., являющегося автором публикации, денежную компенсацию морального вреда в размере рублей.

Рассматривая требования Евсюковой О.В. о компенсации ей морального вреда путем принесения публичного извинения через публикацию в газете «Эхо недели», суд приходит к следующему.

Как следует из рекомендаций, содержащихся в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 20.12.1994 года «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда», при рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме.

Кроме того, рекомендации, содержащиеся в п. 18 Постановления Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005 года « О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в части порядка заключения мирового соглашения, свидетельствую о том, что законодательством допускается такая форма компенсации морального вреда как принесение извинений.

Вместе с тем, положения ст. 136 УПК РФ прямо указывают на такую форму компенсации морального вреда, причиненного нарушением неимущественных прав человека, как принесение публичного извинения.

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу о том, что нормы права в Российской Федерации не содержат какого-либо запрета на компенсацию морального вреда, причиненного нарушением конституционных неимущественных прав, не связанных с защитой чести, достоинства и деловой репутации граждан, путем принесения извинения.

Учитывая обстоятельства причинения морального вреда истице вмешательством в ее личную жизнь, публичность и неоднократность такого вмешательства, Суд считает правильным возложить на редакцию еженедельной газеты «Эхо недели» и ее корреспондента Прокопенко С.В. обязанность принести публичные извинения истице за нарушение ее конституционного права, путем их публикации в газете «Эхо недели», как иную материальную форму компенсации морального вреда.

Рассматривая требования Евсюковой О.В. о защите ее чести, достоинства и деловой репутации, путем опровержения не соответствующих действительности, порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию сведений, содержащихся в отрывке публикации «Смерть подростков все еще расследуют» от 18 апреля 2012 года «Однако многие железногорцы высказали сомнения в истинности названной причины смерти подростков. Мама одного из погибших, Н., работает следователем в полиции, и потому, как полагают многие граждане, истинные причины трагедии не будут названы. Некоторые железногорцы уверены: современная газовая колонка, установленная в квартире, где произошла трагедия, автоматически отключалась бы при отсутствии тяги», суд приходит к следующему.

В соответствии с положениями ст. 152, ч.ч. 1.2,5 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений и возмещения убытков и морального вреда, причем возмещение убытков и морального вреда, граждане вправе требовать наряду с требованиями об опровержении таких сведений.

При этом как разъяснил Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 24.02.2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» суды при разрешении споров по такой категории должны обеспечивать равновесие между правом гражданина на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции РФ, с другой.

По делам данной категории необходимо учитывать то, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом (п.п.1,7).

Кроме того, исходя из смысла рекомендаций, содержащихся в п. 9 вышеназванного Постановления Пленума, необходимо различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судом установлено, что 18 апреля 2012 года в еженедельной газете «Эхо недели» была опубликована статья корреспондента этой газеты Прокопенко С.В. «Смерть подростков все еще расследуют», которая содержала следующие сведения: «Однако многие железногорцы высказали сомнения в истинности названной причины смерти подростков. Мама одного из погибших, Н., работает следователем в полиции, и потому, как полагают многие граждане, истинные причины трагедии не будут названы. Некоторые железногорцы уверены: современная газовая колонка, установленная в квартире, где произошла трагедия, автоматически отключалась бы при отсутствии тяги».

Полагая данные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство истицы, а также ее репутацию, ни истица, ни ее представитель не предоставили суду доказательств, свидетельствующих о том, что данная информация была распространена в отношении Евсюковой О.В., поскольку, анализ указанной истицей информации, в том числе в контексте со всей публикацией, свидетельствуют о том, что идентифицировать лицо, о котором идет речь в оспариваемой части публикации, не представляется возможным, в связи с чем, не нашло своего подтверждения, в ходе рассмотрения настоящего дела, утверждение Евсюкова О.В. о том, что именно в отношении нее была ответчиками распространена информация, которую она расценивает как порочащую, не соответствующую действительности.

При таких обстоятельствах, суд не может не согласиться с доводами Прокопенко С.В. о необходимости отказать Евсюковой О.В. в удовлетворении этой части ее исковых требований, поскольку судом не установлено одно из обязательных и значимых обстоятельств по делу — факт распространения ответчиком сведений об истице.

По вышеизложенным основаниям не подлежат и требования Евсюковой О.В. об удовлетворении ее требований о компенсации морального вреда, причиненного публикацией ответчиками сведений, не соответствующих действительности, порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию, а также требования об опровержении указанной информации.

Доводы истицы и ее представителя относительно нарушения ответчиками требований ст. 161 УПК РФ, в связи с публикацией сведений о ходе предварительного расследования, правого значения для рассмотрения настоящего спора по существу не имеют.

Разрешая требования истицы о возмещении судебных расходов, суд исходит из положений ст. 98 ГПК РФ, согласно которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, а также учитывает положения ст. 100 ГПК РФ, объем защищаемого права, характер спора, степень сложности и продолжительности рассмотрения дела, соблюдая положения ст. 17, ч.3 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права свободы других лиц, считает правильным взыскать с ЗАО «Голос Железногорска» и Прокопенко С.В. в солидарном порядке в возмещение судебных расходов, понесенных Евсюковой О.В. при обращении в суд и подтвержденных квитанцией к кассовому ордеру Б/Н от 05.06.2012 года, за составление искового заявления рублей, по оплате услуг представителя — рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194, 198 ГПК РФ суд

решил:

Иск Евсюковой О.В. удовлетворить частично.

Обязать ЗАО «Голос Железногорска» и Прокопенко С.В. компенсировать Евсюковой О.В. моральный вред, причиненный нарушением ее права и права ее несовершеннолетнего ребенка на неприкосновенность частной жизни путем принесения извинения через его публикацию в газете «Эхо недели» редакции ЗАО «Голос Железногорска».

Взыскать в солидарном порядке с Закрытого акционерного общества «Голос Железногорска» и Прокопенко С.В. в пользу Евсюковой О.В. в возмещение морального вреда, причиненного нарушением ее права и права ее несовершеннолетнего ребенка на неприкосновенность частной жизни, денежную компенсацию в размере рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Евсюковой О.В. — отказать.

Взыскать с ЗАО «Голос Железногорска» и Прокопенко С.В. в солидарном порядке в возмещение судебных расходов, понесенных Евсюковой О.В. при обращении в суд, за составление искового заявления рублей, по оплате услуг представителя — рублей.

Решение может быть обжаловано в *** областной суд через Железногорский городской суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме

Председательствующий К.Н. Сосновская