Дело о проверке конституционности ч.1 ст.1, ч.1 ст 2 и ст.3 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области. (досье №1266)

Краткое изложение материалов дела

Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение ч.1 ст.1 и ст.3 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» не противоречащим Конституции, поскольку по своему смыслу сами по себе они не препятствуют введению законами сбъекта и не предпологают возложение новых обязанностей на физ. и юр. лиц. и противоречащим ч.1 ст.1, ч.1 ст.2 и ст.3 указанного закона ст.19 (ч.1), 30, 33, 45, 55 (ч.3) и 76 Конституции РФ.

Обстотельства дела:

В Коституционный Суд РФ обратилось Законодательное Собрание Ростовской области о проверке конституционности ч.1 ст.1, ч.1 ст 2 и ст.3 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ». Части 1 статьи 1, согласно которой данным Федеральным законом регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами; части 1 статьи 2, предусматривающей право граждан обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам; статьи 3, согласно которой правоотношения, связанные с рассмотрением обращений граждан, регулируются Конституцией Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, федеральными конституционными законами, данным Федеральным законом и иными федеральными законами (часть 1); законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации могут устанавливать положения, направленные на защиту права граждан на обращение, в том числе устанавливать гарантии права граждан на обращение, дополняющие гарантии, установленные данным Федеральным законом (часть 2).

Заявители считали, что спорная норма содержит неопределенности, нечеткости оспариваемого регулирования свидетельствует, по мнению заявителя, отсутствие единообразия в понимании пределов предоставленного субъекту Российской Федерации полномочия по установлению дополнительных гарантий права на обращение, что выражается, в частности, в различии юридических оценок реализации этого правомочия со стороны контрольно-надзорных и судебных органов.

18 июля 2012 г. Конституционный Суд вынес постановление, которым признал положения части 1 статьи 1 и статьи 3 – конституционными и положения части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 не соответствующими Конституции.