Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РФ «Центр защиты прав СМИ» либо касается деятельности иностранного агента РФ «Центр защиты прав СМИ»

Решение Центрального районного суда г. Хабаровска (досье №1426)

Дело № 2-223/2015

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

ДД.ММ.ГГГГ

Центральный районный суд в составе

Председательствующего судьи

Савченко Е.А.

При секретаре судебного заседания

ФИО4

При участии в заседании истцаОт ответчика МИ ФНС России по Дальневосточному федеральному округу представители по доверенности,Представитель на основании прав по должности

ФИО1ФИО5ФИО6ФИО7

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу озащитечести, достоинстваиделовойрепутации, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

ФИО1 обратилась в суд с иском к Межрегиональной инспекции федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу о защитечести, достоинстваиделовойрепутации, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указывает, что ДД.ММ.ГГГГ Межрегиональной инспекцией Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу письмом в адрес Управления Федеральной налоговой службы по от ДД.ММ.ГГГГ № 1.3.-32/10907дсп были распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь,достоинствоиделовуюрепутацию истца. Так, в ноябре 2014 г. истцом была начата процедура трудоустройства в Управление Федеральной налоговой службы по . В соответствии с существующим порядком в Федеральной налоговой службе Управлением в Инспекции были истребованы характеристика и характеризующая истца информация. При приеме на работу руководитель Управления ДД.ММ.ГГГГ сообщил истцу, что по предыдущему месту работы ее, как руководителя, характеризуют с отрицательной стороны, что препятствует ее назначению на руководящие должности в налоговых органах, соответствующих уровню предыдущей должности. В результате с ДД.ММ.ГГГГ истца назначили на должность заместителя начальника отдела, что на несколько ступеней ниже ее предыдущей должности в Инспекции и классному чину. В характеристике указаны недостоверные сведения, порочащие честь, достоинствоиделовуюрепутациюистца. Так указано, что «в результате выявленных недостатков, с ДД.ММ.ГГГГ координация работы 80 % комиссий инспекции была передана под кураторство начальника Межрегиональной комиссии». При этом проверка работы в комиссиях, существовавших в Инспекции, никем не проверялась, акты проверок не составлялись, до истца не доводились, замечания в ее адрес не сообщались. В характеристике также указано «При этом, будучи критичной к работе подчиненных, негативно относилась к замечаниям и объективной критике в свой адрес. Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. В настоящее время отдел контроля налоговых органов испытывает острую нехватку не только в квалифицированных кадрах, но и в целом в кадрах (30 % должностей отдела контроля налоговых органов вакантны)». Истец указывает, что всегда относилась тактично к любым недостаткам сотрудников, терпеливо помогая каждому освоить сложную работу ревизора, принимала личное участие в обучении сотрудников, организовывала представление наставника. В характеристике также указано, что «Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной Инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ». Истец указывает, что перед ней никогда не ставилась задача контролировать расходы Инспекции, так как это не входило ни с ее должностные обязанности и не регламентировалось ни одним распорядительным документом. Проживание в гостинице подтверждено документально. Работа в Инспекции связана с постоянными командировками. Условия проживания в ничем не отличались от предыдущих командировок. Размер командировочных расходов всегда предварительно согласовывался лично с начальником Инспекции и с отделом финансового контроля и обеспечения, в том числе и при командировке в . Размер, предварительно согласованных и утвержденных начальником Инспекции ФИО7 и финансовым отделом расходов на проживание истца в в сумме 90 тыс. руб. истец не превысила.

В характеризующей истца информации (справке) также указаны недостоверные сведения, порочащие честь,достоинствоиделовуюрепутацию истца. Так, указано, что после утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции. ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования, также указано, что истец проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка. Считает данный вывод неправомерным обвинением, поскольку все решение вопросов осуществлялось истцом в рамках ее должностного регламента и с учетом установленных процедур делопроизводства в Инспекции. При этом, за время работы в Инспекции служебные и иные проверки в отношении истца не проводились. Распространение ложных сведений привело к глубоким переживаниям, затронуло честьидостоинство истца, воспринималось как невыносимое ощущение собственного бессилия перед несправедливости и невозможности что-либо изменить.

Просит обязать ответчика опровергнуть порочащие честь, достоинствоиделовуюрепутацию сведения путем направления соответствующей информации в Управление Федеральной налоговой службы по с приложением принятого решения суда по данному делу; обязать ответчика заменить характеристику, исключив из нее следующие сведения: «В результате выявленных недостатков, с ДД.ММ.ГГГГ координация работы 80 % комиссий инспекции была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции», «При этом, будучи критичной к работе подчиненных, негативно относилась к замечаниям и объективной критике в свой адрес. Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. В настоящее время отдел контроля налоговых органов испытывает острую нехватку не только в квалифицированных кадрах, но и в целом в кадрах (30% должностей отдела контроля налоговых органов вакантны). Межрегиональная инспекция была вынуждена обратиться в ФНС России с просьбой оказания содействия в привлечении специалистов Центрального аппарата и управлений ФНС России для участия в проведении комплексной аудиторской проверки УФНС России по », «Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по » и направить новый документ в Управление Федеральной налоговой службы по для помещения в личное дело истца.

Обязать ответчика заменить Характеризующую информацию, исключив из неё следующие сведения: «после утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка; имели место факты нецелевого использования мною бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход. В связи с тем, что должность заместителя начальника МИ ФНС России по Дальневосточному федеральному округу является номенклатурой центрального аппарата, проверка в отношении ФИО1 не проводилась. Сумму, составившую перерасход, вернула ДД.ММ.ГГГГ г.», и направить новый документ в Управление Федеральной налоговой службы по для помещения в личное дело истца.

Взыскать с ответчика пользу истца компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей.

Представитель третьего лица Управления Федеральной налоговой службы по в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, путем направления почтовой корреспонденции заказным письмом с уведомлением, а также публично путем размещения информации на сайте суда. Ходатайств об отложении судебного заседания не заявлял, в связи с чем, суд полагает возможным в силу требований Гражданского процессуального кодекса РФ рассмотреть дело в отсутствие представителя УФНС России по .

В судебном заседании истец ФИО1 исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям, указанным в иске.

В судебном заседании представитель ответчика МИ ФНС России по Дальневосточному федеральному округу ФИО6 исковые требования не признал, дополнительно пояснив, что истец не привела доказательств нарушения своего права. В соответствии с частью 2 статьи 26 Федерального закона «О государственной гражданской службе» характеристика не входит в исчерпывающий перечень документов, необходимых для заключения служебного контракта, то есть наличие или отсутствие характеристики не могло повлиять на должность, представленную ФИО1 по месту работы. На назначение на должность влияет только образование и квалификация. Характеризующая информация не подпадает под критерий возможного распространения недостоверных сведений, документ не является информацией открытой для неограниченного круга лиц. Оба документа, на которые ссылается истец, имеют гриф «ДСП» — «Для служебного пользования», в связи с чем, не доступны неограниченному кругу лиц. Полагает, что истцом избран неправильный способ защиты своего нарушенного права, так как оспариваемые сведения не распространялись.

Также ответчик указывает, что оспариваемые истцом сведения являются достоверными. Так, ФИО1, являлась с ДД.ММ.ГГГГ координатором отдела контроля налоговых органов (ДД.ММ.ГГГГ исключили из её обязанностей контроль и координацию деятельности по кадровому обеспечению), с ДД.ММ.ГГГГ являлась Председателем комиссии по оценке эффективности деятельности инспекции (исключена ДД.ММ.ГГГГ года), а также с ДД.ММ.ГГГГ являлась Председателем комиссии по размещению заказов на товары, работы и услуги для нужд инспекции (исключена ДД.ММ.ГГГГ года). Основанием для её исключения из ряда комиссий явилось следующее. В отношении координации по кадровому обеспечению — ненадлежащее исполнение своих обязанностей, что подтверждается объяснительной ФИО8, в отношении комиссий по эффективности деятельности инспекции и комиссии по размещению заказов — необеспечение целевого характера лимитных денежных средств (служебная записка от ДД.ММ.ГГГГ года), а именно, приобретение по государственному контракту от ДД.ММ.ГГГГ автомобиля за 2 105 751, 66 рублей, при финансировании и выделении всего 2 000 000 рублей. Приказы об изменении участников комиссий она не оспаривала. Более того, Инструкцией по делопроизводству в Межрегиональной ИФНС от ДД.ММ.ГГГГ определено, что поручения руководителя могут быть выполнены в форме резолюции. В соответствии со служебной запиской от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 не исполнено восемь резолюций руководителя с различными поручениями.

Из объяснительных бывших сотрудников ФИО9 и ФИО12, указано, что причиной своего увольнения из инспекции они назвали отношения с ФИО1 Данные документы подтверждают действительность сведений, содержащихся в характеристике и характеризующих материалах. По поводу выводов в характеристике о том, что истец прекратила обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств ответчик указывает, что в октябре 2013 года был выявлен факт расходов ФИО1 денежных средств по перелету Хабаровск-Москва и обратно в салоне бизнес-класса. Между тем, она как заместитель руководителя инспекции имеет право летать в командировки только экономическим классом. ФИО1 к авансовому отчету была приложена правка ООО «Транспорт Сервис Транзит — Хабаровск» о том, что ДД.ММ.ГГГГ по маршруту Хабаровск-Москва билеты экономического класса отсутствовали. Однако, ОАО «Хабаровский Аэропорт» в своей справке от ДД.ММ.ГГГГ сообщило, что билеты экономического класса имелись на пяти рейсах ДД.ММ.ГГГГ в — отравлении Хабаровск-Москва. То есть, ФИО1 заведомо не относилась с экономией к бюджетным средствам. Аналогичные факты в отношении ФИО10 были выявлены по её проживанию в гостиницах при командировках в городах Магадан и Южно-Сахалинск. Так, в сентябре 2014 года при поселении в гостинице «Магадан» в городе Магадан, ФИО1 заведомо включила в авансовый расчет стоимость ежедневного ужина в размере 500 рублей в сутки, зная о том, что стоимость номера составляет 5 000 рублей и её превышение не предусмотрено. Также, ФИО1 в декабре 2013 года при проживании в служебной командировке в гостинице «Пасифик Плаза Сахалин» был превышен на 8 010 рублей лимит нормативной стоимости проживания в одноместном номере, что предусмотрено Указом Президента «О порядке и условиях командирования федеральных государственных гражданских служащих». Само отношение к бюджетным средствам со стороны ФИО1 говорит её запрос от ДД.ММ.ГГГГ на имя руководителя инспекции, в котором она просит рассмотреть вопрос о приобретении для неё за счет инспекции для использования в служебных целях ноутбука «Сони» и сумки для его хранения, соответствующие уровню заместителя руководителя инспекции. Однако, как заместитель руководителя инспекции, ФИО1 не относится к лицам, которым предусмотрено приобретение такого оборудования за бюджетные средства. На основании изложенного, просит в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Представители ФИО5, ФИО7 исковые требования не признали, согласившись с позицией ФИО6

Свидетель ФИО11 суду пояснила, что ФИО1 является квалифицированным специалистом в администрировании налогообложения. ФИО1 всегда оказывала практическую и методологическую помощь, направляла в решении проблемных и значимых для ФНС России вопросов. У истца были высокие требования к оформлению материалов аудиторских проверок, а также исходящих из инспекции документов.

Свидетель ФИО12 суду пояснила, что работает в МИ ФНС России по ДФО по настоящее время. В период работы, она увольнялась с занимаемой должности по собственному желанию в связи с конфликтной обстановкой в отделе, приходилось оставаться на работе до поздна. Непосредственно от ФИО1 каких-либо нареканий по поводу работы, требований об увольнении не получала. Замечания по поводу работы поступали со стороны начальника отдела. О конфликтах в отделе непосредственно ФИО1 не докладывала. Обучение и повышение квалификации она (ФИО12) проходила постоянно. За вновь принятыми сотрудниками закрепляли куратора, однако сама ФИО1 лично никого не обучала.

Свидетель ФИО13 суду пояснила, что работает в МИ ФНС России по ДФО по настоящее время. В период работы у нее возникло желание уволиться из-за конфликтной обстановки в отделе. После лично беседы с руководителем МИ ФНС России по ДФО приняла решение остаться и продолжить работу. При приеме на работу за ней был закреплен куратор-наставник. Сама ФИО1 лично ее не обучала.

Выслушав стороны, допросив свидетелей, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Стороны дополнительных документов, кроме тех, которые были приложены к исковому заявлению, представить не могут. Сторонам ставились на обсуждение обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Заявлений и ходатайств о затруднении в представлении доказательств и оказания содействия в их собирании, от сторон не поступало. Суд считает, что, так как иных, кроме представленных документов не имеется, принять за основу при рассмотрении иска пояснения и документы, имеющиеся в деле.

В силу положений ст. 29 Конституции РФ, каждому гарантируется право на свободу мнений, убеждений и свободу их выражения. Вместе с тем как Конституцией РФ (ст.21), так и другими нормативными актами, в том числе ст.152 Гражданского кодекса РФ установлены ограничения в использовании гражданами свободы слова. Согласно ст.21 Конституции РФ — достоинство личности охраняется государством, и ничто не может служить основанием для его умаления.

Так, согласно положениям ч. 3 ст. 17, ч. 2 ст. 29 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ свобода слова, как и другие права и свободы не могут использоваться во вред нравственности, правам и свободам других лиц. Свобода слова не дает права на распространение порочащих и несоответствующих действительности сведений.

Как видно из материалов дела и установлено судом ФИО1 состояла на государственной гражданской службе в Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу (далее МИ ФНС России по ДФО) в должности зам.начальника МИ ФНС России по ДФО. Должностные обязанности по данной должности определяются должностным регламентом. Согласно должностного регламента, ФИО1 в своей деятельности руководствовалась Конституцией РФ, федеральными законами, в том числе федеральными законами «О государственной гражданской службе Российской Федерации», «указами и распоряжениями президента РФ, постановлениями и распоряжениями Правительства РФ, нормативными правовыми актами Минфина России, ФНС России, Положением о МИ ФНС России по Дальневосточному федеральному округу» (пункт 2); она обязан соблюдать Конституцию РФ и федеральные законы.

В судебном заседании установлено, что ответчиком в адрес Управления Федеральной налоговой службы по письмом от ДД.ММ.ГГГГ № 1.3-32/1/0907дсп направлены характеристика и справка, содержащие сведения на ФИО2, в которых, по мнению истца, указана информация не соответствующая действительностии порочащая честь, достоинствоиделовуюрепутацию истца, а именно в характеристике указано:

«В результате выявленных недостатков, с ДД.ММ.ГГГГ координация работы 80 % комиссий инспекции была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции»;

«При этом, будучи критичной к работе подчиненных, негативно относилась к замечаниям и объективной критике в свой адрес. Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. В настоящее время отдел контроля налоговых органов испытывает острую нехватку не только в квалифицированных кадрах, но и в целом в кадрах (30% должностей отдела контроля налоговых органов вакантны). Межрегиональная инспекция была вынуждена обратиться в ФНС России с просьбой оказания содействия в привлечении специалистов Центрального аппарата и управлений ФНС России для участия в проведении комплексной аудиторской проверки УФНС России по »;

«Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ».

В справке указано: «после утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка; имели место факты нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

В данном случае служебная характеристика являлась официальным документом, содержащим отзыв о служебной деятельности ФИО1, и включающим оценку ее деловых, психологических, моральных качеств.

По мнению истца, указанные недостоверные сведения порочат ее честь,достоинствоиделовуюрепутацию, препятствует ее назначению на руководящие должности в налоговых органах, соответствующих уровню предыдущей должности.

Согласно ст.150 Гражданского кодекса РФ честь и доброе имя, достоинство, деловаярепутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна являются нематериальными благами, подлежащими защите в порядке, предусмотренном Гражданского кодекса РФ (ч.1 ст.152 Гражданского кодекса РФ) и другими законами.

Статья 152 Гражданского кодекса РФ предусматривает защищаемое право гражданина требовать, чтобы егорепутация складывалась на основе достоверных сведений о его поведении и чтобы публичная моральная оценка соответствовала действительности.

В соответствии с п. 1,2,5 ст. 152 Гражданского кодекса РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинствоиделовуюрепутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Порядок опровержения, за исключением случаев, распространения таких сведений в средствах массовой информации и в документе, исходящем от организации, устанавливается судом. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловуюрепутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от ДД.ММ.ГГГГ «О судебной практике по делам о защитечестиидостоинства граждан, а также деловойрепутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей в ходе судебного разбирательства являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честьидостоинство граждан или деловуюрепутациюграждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может пониматься их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждение о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловойэтики или обычаев делового оборота, которые умаляют честьидостоинство гражданина илиделовуюрепутацию юридического лица. Для защитычести, достоинстваиделовойрепутациинеобходимо, чтобы сведения были порочащими не с точки зрения потерпевшего, чья их индивидуальная оценка побуждает его к предъявлению иска, а с точки зрения закона, принципов морали и нравственности.

Деловаярепутация определяется как убежденность неопределенного круга лиц в надежности, порядочности, компетентности истца во взаимоотношениях с партнерами по предпринимательской деятельности.

Понятие «соответствие действительности» расценивают как соответствие сообщения о поступке, действии, событии тому, что происходило в действительности. Иными словами, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения, т.е. являющиеся ложными.

При этом в основу оценки сведений как порочащих законом положен не субъективный, а объективный признак.

Кроме того, согласно абз. 3 п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от № в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защитечести,достоинстваиделовойрепутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 3).

Ответчик в судебном заседании не опровергал факт направления — распространения характеристики и характеризующего истца информацию (справку) в адрес УФНС по . При этом само распространение сведений, не является безусловным основанием для компенсации морального вреда.

Суд полагает, что содержащаяся в характеристики, оспариваемая истцом фраза: «В настоящее время отдел контроля налоговых органов испытывает острую нехватку не только в квалифицированных кадрах, но и в целом в кадрах (30% должностей отдела контроля налоговых органов вакантны). Межрегиональная инспекция была вынуждена обратиться в ФНС России с просьбой оказания содействия в привлечении специалистов Центрального аппарата и управлений ФНС России для участия в проведении комплексной аудиторской проверки УФНС России по » не является порочащей. Указанные обстоятельства сторонами не оспариваются. Вместе с тем, из буквального толкования указанной фразы следует, что она содержит сведения информационного характера, не затрагивая при этом честь, достоинствоиделовуюрепутацию истца.

Суд также полагает необходимым отказать в требованиях истца об исключении из служебной характеристики фразу: «При этом, будучи критичной к работе подчиненных, негативно относилась к замечаниям и объективной критике в свой адрес».

В свою очередь такая оценка (указанные фразы), по содержанию характеристики, не была сопряжена с утверждениями о совершении истцом аморальных или противоправных поступков, о нарушении истцом законодательства, моральных принципов, неэтичном поведении в личной, общественной и политической жизни,делового этикета и других действиях, которые по смыслу пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 3, могут быть отнесены к порочащим сведениям, носящим ложный характер, и которые могут быть проверены на предмет их соответствия (несоответствия) действительности.

Сами по себе эти сведения не могут быть расценены как порочащие честь, достоинство истца либо унижающие человеческое достоинство, поскольку не содержат в себе оскорбительных или уничижительных оценок личности или деловых качеств лица.

В части негативная оценка деятельности ФИО1 со стороны ответчика в совокупности с другими доказательствами по делу не является достаточным основанием для признания обоснованности исковых требований. Содержащиеся в тексте характеристике сведения являются оценочным суждением должностного лица, которое не является предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку по своему содержанию и смыслу оспариваемые сведения являются оценкой деятельности сотрудника, которая может быть подвергнута критике в отношении исполнения возложенных на него обязанностей.

Из совокупности представленных доказательств, а также пояснений сторон, усматривается, что руководитель МИ ФНС России по ДФО, дает оценку деятельности истца, при этом основывается на достаточной фактической базе известных ему обстоятельств – указанные сведения являются субъективным оценочным мнением ответчика по отношению к истцу.

Таким образом, суд, оценив представленные доказательства, с учетом пояснений данных сторонами в судебном заседании, с учетом комплексного толкования указанных выше норм права приходит к выводу, что высказывания в спорном фрагменте, а именно ««При этом, будучи критичной к работе подчиненных, негативно относилась к замечаниям и объективной критике в свой адрес» в служебной характеристики являются субъективно-оценочными по своей природе, выражены в форме мнения ответчика о деятельности истца как государственного служащего.

При этом суд учитывает, что личные мнения и суждения автора не могут быть предметом проверки на соответствие действительности по правилам ст. 152 ГК РФ, а, следовательно, и не могут быть положены в основу решения суда о защитечестиидостоинства как распространенные сведения.

В связи с чем, в силу пункта 9 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ спорные сведения, указанной в характеристике, не могут являться предметом судебной защиты в порядке ст. 152 Гражданского кодекса РФ.

В названной характеристике и справке, на имя ФИО2 приведены следующие сведения, в характеристике:

«В результате выявленных недостатков, с ДД.ММ.ГГГГ координация работы 80 % комиссий инспекции была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции»;

«Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах.»;

«Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ».

В справке указано: «после утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка; имели место факты нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

Перечисленные выше сведения изложены в форме утверждений и нарушении истцом деловой этики, неправильном поведении в общественной жизни и служебной деятельности и умаляют его честь,достоинствоиделовуюрепутацию.

Поскольку факт распространения сведений признан доказанным, на ответчика возлагается обязанность доказать соответствие изложенных в характеристике сведений действительности, однако таких доказательств представлено не было.

Вместе с тем, стороной ответчика не было представлено доказательств в подтверждение обстоятельств, изложенных в данной характеристике, а именно: причин увольнения имевших высшее образование сотрудников МИ ФНС России по ДФО и связи между их увольнением и некорректным отношением со стороны истца, а равно и доказательств в подтверждение фактов такого некорректного поведения, при этом из материалов дела следует, что ФИО1 в определенный период замещала должность заместителя начальника МИ ФНС России по ДФО, тогда как ответственность за работу МИН ФНС России по ДФО должен нести в первую очередь его руководитель, который в случае подобных действий обязан предпринимать незамедлительные меры к оздоровлению обстановки в коллективе. Кроме того, согласно приказа от 18.06.2013г. №2.1-09/56 од, приказа от 17.04.2014г. №2.1-09/33 од, п.1.1.2 именно на начальника возложено назначение на должность и освобождение от должности в установленном порядке работников инспекции. Стороной ответчика также не было представлено никаких доказательств в подтверждение указанного обстоятельства. Из показаний свидетелей со стороны истца также не следует, что увольнение было вызвано действиями истца.

Судом установлено, и не оспаривается ответчиком, что вновь прибывшие сотрудники периодически проходили обучение, за каждым был закреплен куратор. Вместе с тем, доказательств того, что за ФИО1 была закреплена обязанность организовывать обучение вновь принятых сотрудников ответчиком не представлено, материалы дела не содержат.

Из характеристики следует, что в результате выявленных недостатков, с 19.09.2014г. координация работы 80% комиссий инспекции была передана под кураторство начальника межрегиональной инспекции.

Доводы ответчика о том, что данные сведения не порочат честьидостоинства истца не состоятельны. В данной фразе идет речь об оценке деловых и профессиональных качеств ФИО1, возглавлявшей указанные комиссии, это непосредственно затрагивает её деловуюрепутацию, поскольку вытекают из трудовых правоотношений. Из материалов дела следует, что участие ФИО1 сводилось к 13 различным комиссиям. Из одной комиссии ФИО1 была исключена в связи с изменением установленных законом требований об уровню специальной подготовки участников комиссии. Приказов об исключении ФИО1 из комиссии ответчиком не представлено, документов подтверждающих наличие недостатков в работе комиссии по вине ФИО1 ответчиком также не представлено.

Вместе с тем, вышеуказанная критическая оценка ограничена в целях защитырепутации или прав лица и не может сводиться к распространению сведений, заведомо порочащих ФИО1, не соответствующих действительности и имеющих своей целью дискредитировать ее как руководителя (председателя комиссий), что имело место в тех действиях ответчика, которые послужили основанием для частичного удовлетворения судом заявленных истцом требований.

Согласно изложенным в характеристике и справке сведениям, ФИО1, заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции, перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ». Проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка; имели место факты нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

Доказательств, подтверждающих, что истцом как председателем комиссии была определена начальная (максимальная) цена контракта на приобретение автомобиля ответчиком также не представлено, материалы дела не содержат. Документация об открытом аукционе в электронной форме составлена специалистами отдела общего обеспечения Инспекции, осуществлявшими государственные закупки для нужд Инспекции, и содержит все необходимые реквизиты, сведения и расчеты, установленные ФЗ от 21.07.2005г. №94-ФЗ. Там сотрудниками указанного отдела в п.1.8, 1.10 определена соответствующим порядком указанная цена на основании полученных коммерческих предложений.

Согласно положениям ст. 15 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ №79-ФЗ «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» гражданский служащий обязан: 1) соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и обеспечивать их исполнение; 2) исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом; 8) беречь государственное имущество, в том числе предоставленное ему для исполнения должностных обязанностей.

Подпунктом 8 пункта 1 статьи 52 данного Федерального Закона определено, что гражданским служащим гарантируется: возмещение расходов, связанных со служебными командировками. Порядок и условия командирования гражданского служащего устанавливаются соответственно указом Президента Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации. Порядок и условия командирования федеральных государственных гражданских служащих определен Указом Президента Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ «О порядке и условиях командирования федеральных государственных гражданских служащих».

Из материалов дела следует, что согласно пунктам 11, 16, 18 «Порядка и условий командирования федеральных государственных гражданских служащих», утв. указом Президента Российской Федерации N 813 от ДД.ММ.ГГГГ при направлении государственного гражданского служащего в служебную командировку ему возмещаются соответствующие расходы, в том числе расходы по найму жилого помещения; дополнительные расходы, связанные с проживанием вне постоянного места жительства (суточные); иные расходы, связанные со служебной командировкой (при условии, что они произведены гражданским служащим с разрешения или ведома представителя нанимателя или уполномоченного им лица). Пунктом 34 Порядка и условий установлено, что при направлении гражданского служащего в служебную командировку ему выдается денежный аванс на оплату расходов по проезду, найму жилого помещения и дополнительных расходов, связанных с проживанием вне места постоянного жительства (суточные). При этом, в силу пункта 36 Порядка расходы, размеры которых превышают размеры, установленные Правительством Российской Федерации, а также иные расходы, связанные со служебными командировками (при условии, что они произведены гражданским служащим с разрешения представителя нанимателя или уполномоченного им лица), возмещаются государственными органами за счет средств, предусмотренных в федеральном бюджете на содержание соответствующего государственного органа.

Услуги по найму жилого помещения предоставляются командированным гражданским служащим в соответствии с Правилами предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденными Правительством РФ N 490 от 25.04.1997, согласно которому при оформлении проживания в гостинице выдается квитанция (талон) или иной документ, подтверждающий заключение на оказание услуг, который должен содержать сведения, в том числе, о предоставляемом номере (места в номере); цене номера (места в номере) и другие необходимые данные по усмотрению предпринимателя.

Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что в период проживания ФИО1 в гостинице «Магадан-плюс» максимальная стоимость стандартного одноместного номера составляла в период с 15.09 по 30.09.2014г. 5500 руб. за 1 сутки, также в этот период истцу была предоставлена дополнительная платная услуга в виде ужина стоимостью 500 руб. (т.2 л.д.68). Указанная услуга была включена в стоимость проживания в одноместном номере, в связи с чем имелось превышение нормативной стоимости проживания за период служебной командировки ФИО14 из расчета 500 руб. в сутки..

В период командировки в с 25.11.2013г. по 04.12.2013г. ФИО1 проживала в номере категории «полулюкс», в связи с чем сумма превышения нормативной стоимости проживания за период служебной командировки ФИО14 составила 8 010,00 руб.

Из материалов дела следует, что истцом сумма перерасхода возвращена 31.10.2014г.

При этом, суд учитывает, что расходы на оплату предоставляемого в гостинице платного питания не относятся к расходам по найму жилого помещения и должны оплачиваться командированным работником за счет выплачиваемых ему дополнительных расходов, связанных с проживанием вне постоянного места жительства (суточных); указанные услуги не отнесены и к категории «иных расходов», возмещаемых в соответствии с пунктом 11 Указа Президента N 813 от ДД.ММ.ГГГГ «О порядке и условиях командирования федеральных государственных гражданских служащих».

Судом также установлено, что в период командирования с 23.09.2013г.по 09.10.2013г. истцом приобретены авиабилеты бизнес-класса стоимостью 89 322,00 руб.

Вместе с тем, из заявлений на имя руководителя следует, что ФИО1 обращалась к руководству МИ ФНС России по ДФО за получением разрешения для оплаты гостиницы из расчета 6 000 руб. в сутки, авиабилета стоимостью 89 322,00 руб. (бизнес-класса), билета класса «эконом-комфорт» для командирования также в , а также для оплаты гостиницы .

Вместе с тем, как следует из пояснений представителя ответчика, при написании в характеристике и справке сведении о том, что ФИО1 использовала бюджетные средства не по назначению, не осуществляла экономию бюджетных средств, работодатель исходил из данных по командировочным в и .

Руководителем МИ ФНС России по ДФО дано указание бухгалтерии оплатить, что не оспаривается и стороной ответчика, что также не противоречит п.24 указа президента РФ от 18.07.2005г. №813. В соответствии с п.213 Единого плана счетов бухгалтерского учета для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений, утв.Минфином России от 01.12.2010г. №157р, выдача денежных средств в подотчет сотрудникам, въезжающим в командировку, производится на основании их письменных заявлений, содержащих назначение аванса, расчет (обоснование) размера аванса и срок, на который он выдается, после утверждения их руководителем экономического субъекта (в данном случае, начальником Инспекции). Согласно ст.7 ФЗ от 06.12.2011г. №402-ФЗ» О бухгалтерском учете» руководитель экономического субъекта единолично несет ответственность за достоверность представления финансового положения экономического субъекта на отчетную дату, финансового результате его деятельности и движения средств за отчетный период. Авансовые отчеты ФИО1 по факту командирования в и были проверены на предмет правильности оформления и наличия документов, подтверждающих произведенные расходы, обоснованности расходования средств уполномоченным лицом. Проверенные авансовые отчеты истца были утверждены руководителем инспекции.

Таким образом, ответственность за все финансовые операции инспекции несет начальник Инспекции.

Стороной ответчика не было представлено никаких доказательств в подтверждение привлечения истца к дисциплинарной ответственности, тогда как факты нецелевого использования бюджетных средств образует состав дисциплинарного проступка, а в некоторых случаях и уголовного преступления.

Из представленных ответчиком материалов не следует, что в обязанности зам.руководителя МИ ФНС России по ДФО входит подбор гостиницы, организация командировок.

Согласно приказа от 17.04.2014г. №2.1-09/33 од МИ ФНС России по ДФО именно на руководителя МИ ФНС России по ДФО возложена обязанность непосредственно координировать и контролировать деятельность отдела финансового контроля и обеспечения, отдела информационно-аналитической работы инспекции, консультантов по безопасности и юридическому сопровождению деятельности инспекции. В должностные обязанности ФИО1 не входило обеспечение соблюдения учреждением целевого использования бюджетных средств, размер которых до нее не доводился, контролирование расходов Инспекции, поскольку это является функцией отдела финансового контроля и обеспечения, подконтрольного начальнику Инспекции. Вместе с тем, в оспариваемой истцом характеристике и справке ведется речь о нарушениях лицом (ФИО1), которой ни действующим законодательством, ни должностным регламентом, ни приказами не делегированы полномочия по рациональному использованию и контролю за целевым использованием бюджетных средств, оценке нормативов расходования бюджетных денежных средств. Указанные обязательства не являются предметом ее ответственностьи.

Ответчиком также не указано ни одного факта и не представлено ни одного доказательства решения ФИО1 служебных вопросов в обход действующего законодательства, т.е. о нарушении ею локальных актов, нормативных актов регламентирующих деятельность Инспекции. К какой либо ответственности ФИО1 по указанным обстоятельствам не привлекалась.

Смысловая направленность оспариваемого фрагмента текста заключается в формировании негативного образа ФИО1, а также утверждением о совершении ею проступка, что порочит ее честь,достоинствоиделовуюрепутацию.

Таким образом, указанные выше в характеристике и справке недостоверные сведения обладают необходимыми признаками для отнесения их в силу п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 3 к порочащим сведениям. Такие сведения порочат честь, достоинство истца как гражданина, его деловуюрепутацию, формируют негативное мнение граждан о личных иделовыхкачествах истца, что, в свою очередь, подразумевает причинение нравственных страданий. Как указал истец, он не ожидал получить негативную характеристику от начальника, переживал из-за этого.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Суд считает, что истцу причинен моральный вред распространением сведений, не соответствующих действительности, порочащих ее честь, достоинствоиделовуюрепутацию.

При определении размера денежной компенсации морального вреда суд учитывает конкретные обстоятельства дела, характер причиненных истцу нравственных страданий, ценность защищаемого блага, степень вины ответчика, степень распространения сведений, индивидуальные особенности истца, форму выражения указанных сведений, требования о разумности и соразмерности.

Оценив степень понесенных истцом нравственных страданий, принимая во внимание, что характеристика была необходима истцу для трудоустройства, т.е. реализации права на труд по его выбору, учитывая специфику его деятельности, – суд определяет денежную компенсацию морального вреда в сумме 3 000 рублей.

Между тем в части удовлетворения исковых требований об обязании ответчика направить в адрес УФНС по соответствующую информацию с приложением текста судебного решения полагает необходимым отказать, поскольку в предложенной истцом форме опровержения решение не будет отвечать принципу исполнимости, текст опровержения истцом не приведен.

Суд полагает необходимым, требования ФИО1 удовлетворить частично, признав не соответствующими действительности, порочащими истца сведения, изложенные в характеристике на имя ФИО1, выданной начальником, государственным советником РФ 3 класса ФИО7, фразы:

«В результате выявленных недостатков, с 19.09.2014г. координация работы 80% комиссий инспекций была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции.

Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции 20.05.2013г., ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ».

В справке на имя ФИО1, выданной начальником инспекции ФИО7, фразы:

«После утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка. Имели место факт нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

Обязав ответчика, отозвать характеристику и справку, исключив из указанных документов вышеуказанные фразы, направив новую характеристику и справку без учета исключенных фраз, установив срок для исполнения 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования ФИО1 к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу о защитечести, достоинстваиделовойрепутации, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности, порочащими ФИО1 сведения, изложенные в характеристике на имя ФИО1, выданной начальником, государственным советником РФ 3 класса ФИО7, фразы:

«В результате выявленных недостатков, с 19.09.2014г. координация работы 80% комиссий инспекций была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции.

Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции 20.05.2013г., ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ».

В справке на имя ФИО1, выданной начальником инспекции ФИО7, фразы:

«После утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка. Имели место факт нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

Обязать Межрегиональную инспекцию Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу исключить:

из характеристики на имя ФИО1, выданной начальником, государственным советником РФ 3 класса ФИО7, фразы:

«В результате выявленных недостатков, с 19.09.2014г. координация работы 80% комиссий инспекций была передана под кураторство начальника Межрегиональной инспекции.

Заняв должность заместителя начальника Межрегиональной инспекции 20.05.2013г., ФИО1 стала еще более категорична и необоснованно нетерпима к незначительным недостаткам работников инспекции, что послужило причиной увольнения ряда опытных сотрудников. В тоже время не смогла организовать работу по обучению вновь принимаемых сотрудников отдела контроля налоговых органов, не имевших опыта работы в налоговых органах. Утвердившись в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств, особенно при организации командирования сотрудников для проведения аудиторской проверки Управления ФНС России по ».

из справки на имя ФИО1, выданной начальником инспекции ФИО7, фразы:

«После утверждения в должности заместителя начальника Межрегиональной инспекции, ФИО1 перестала обращать внимание на проблему экономии бюджетных средств и путей их рационального использования; проявила склонность к решению служебных вопросов в обход установленного порядка. Имели место факт нецелевого использования бюджетных средств (в частности, в период командировки в ), их перерасход».

Обязать Межрегиональную инспекцию Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу в срок не более 10 календарных дней с момента вступления настоящего решения в законную силу отозвать служебную характеристику и справку на имя ФИО1, направив в Управление федеральной налоговой службы по для помещения в ее личное дело новую характеристику и справку с учетом исключенных фраз.

Взыскать с Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по Дальневосточному федеральному округу в пользу ФИО1 в счет компенсации морального вреда 3000 руб.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в вой суд в течение месяца со дня принятия судом – ДД.ММ.ГГГГ решения в окончательной форме, с подачей жалобы через Центральный районный суд

Копия верна:

Судья Е.А.Савченко