Решение Ленинского районного суда г. Воронежа (досье №49)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 февраля 2004г. Ленинский районный суд г.Воронежа Воронежской области в составе:

председательствующего судьи Деевой Г.М.

при секретаре Кочетковой Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чижова Сергея Викторовича к редакции газеты «За возрождение», к автору публикации Коробкову Леониду Дмитриевичу о защите чести и достоинства, взыскании морального вреда,

установил:

Чижов СВ. обратился с настоящим иском в суд (л.д.7, 44, 75), указывая, что в информационно-аналитическом приложении «Набат» к газете «За возрождение» №13 за июнь 2003г. опубликовано статья Коробкова Л.Д «Подполье и крыша» под общим заголовком «Галерея Чижова», в котором названы его фамилия, имя, отчество, место работы, выполняемая им общественная работа и изложены сведения, носящие недостоверный, оскорбительный характер. Он — истец, назван ответственным лицом за расходование средств в предвыборном штабе Цапина А.Н., что не соответствует действительности. Пишется о какой-то мифической никогда не существующей ассоциации «Нико», некоторые события связаны с ассоциацией «Мегаполис», в то время когда её ещё не существовало. Имя Чижова С.В. связывается с каким-то подпольным банком, к которому, указывает истец, он не имеет никакого отношения. Более того, напечатана копия расходного ордера, якобы с его подписью, который он никогда не подписывал. В своих уточненных требованиях истец указывает (л.д.44), что недостоверная информация в данной статья, унижающая его честь и достоинство содержится, в частности, в следующем:

в третьем абзаце пишется: «Возникает, однако, вопрос: а какое собственно отношение к криминальному банку имеет сам господин Чижов? И если банк криминальный, то почему до сих пор г-ну Чижову никто-ничего; ни милиция, ни прокуратура, ни суды?»

во второй половине пятого абзаца К-ым после рассуждения о том, что скандальной газете «МОЁ» не нужно было раскрывать «все кавычки» дает ответ: «Иначе назвали бы и этого кандидата в губернаторы, назвали бы и причастное к черным деньгам лицо. Кандидатом был господин Цапин, а ответственным за целевое расходование средств в предвыборном штабе-Чижов Сергей Викторович».

В абзаце восьмом, со ссылкой на газету «Налоговая полиция», вместе с тем приводятся сведения, не соответствующие тексту данной газеты и являющиеся авторским текстом, а именно: «Распределительный пункт на деньги банка закупал в Москве товары и распределял между членами «Нико» ( Мегаполис, ныне «Галерея Чижова» Авт.»).

В абзаце девятом, сам же Коробков пишет,: «Соблюдая некоторую политкорректность, московская газета тогда не назвала имен «руководителей ассоциации».

В абзаце шестнадцатом Коробков пишет: «наглость уголовников до сих пор косящих под молодую поросль бизнесменов-реформаторов, поражает воображение . Наш герой- Чижов СВ. со страниц «Воронежского курьера, …».

В абзаце двадцатом, указывает истец, воспроизведена светокопия расходного кассового, ордера без реквизитов, которую Коробков пытается выдать за документ, несмотря на то, что это является бланочной продукцией, которую можно приобрести в любом магазине канцелярских товаров и заполнить любому лицу, указав в качестве получателя также любое лицо и сумму. Тем не менее —

В абзаце двадцать первом, Коробков утверждает что это: «расходный ордер подпольного банка» с подписью Чижова.

В связи с чем, истец просит признать сведения, изложенные в статье, не соответствующими действительности и порочащими его честь и достоинство, взыскать в его пользу с ответчиков денежную компенсацию за моральный вред в размере 5 (пять) миллионов рублей, а также опровергнуть сведения, порочащие его имя, честь и достоинство, разместив в газете ответчика статью подготовленную им.

Истец, извещенный о дне слушания дела надлежащим образом, просил дело рассмотреть в его отсутствии. Его представитель по доверенности Боев А.Н. исковые требования поддержал .в полном объеме.

В судебном заседании представители ответчика редакции газеты «За возрождение» Торубаров В.И. и Коробков Л.Д., а также последний как второй ответчик, иск не признали. Суду пояснили, что они допускают наличие в статье сведений порочащих честь и достоинство истца. Вместе с тем, считают, что эти сведения соответствуют действительности. Более того, эти сведения являются, по сути, пересказом ранее состоявшихся публикаций в других СМИ, а именно такая информация содержалась в Еженедельнике «МОЁ» (1999г. №8), в центральной ведомственной газете «Налоговая полиция» (1997г. №27), выдержки из которых приведены в оспариваемой статье. Ответчики также утверждают, что информация автором оспариваемой статьи бралась также из телепередачи (автор Холденко А.Ю.), видеокассета с записью которой, а также распечатка её части, приобщены к материалам дела. В связи с чем, ответчики считают, что в силу п.6 ст. 57 Закона «О средствах массовой информации» они не должны нести ответственность за распространение сведений не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство истца.

Выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 и ч.2 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. В случае, если такие сведения распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Согласно ч.5 названной статьи ГК РФ гражданин вправе наряду с опровержением порочащих сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

При рассмотрении настоящего дела, суд исходит из положения ст.56 ГПК РФ о том, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, а также разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, содержащихся в п.7 постановления от 18 августа 1992 г. №11 (с последующим изм. и доп) «О некоторых вопросах возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» о том, что обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике; истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

Давая оценку собранным и исследованным в ходе судебного заседания доказательствам, суд приходит к выводу, что истец доказал распространение ответчиками сведений, порочащих его честь и достоинство. Эти сведения содержатся в опубликованной и оспариваемой истцом газетной статье и следовательно, стали известны широкому кругу лиц — читателей газеты. Ответчики в свою очередь, не представили суду доказательств подтверждающих соответствие указанных сведений об истце действительности.

Под честью понимается положительная оценка нравственных, этических, деловых профессиональных качеств гражданина. Достоинство гражданина — категория тесно связанная с честью. Это по сути самооценка гражданина, основанная на оценке, данной ему обществом, его сослуживцами, друзьями, деловыми партнёрами и т.п. Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Оценивая приведенные истцом в подтверждении умаления его чести и достоинства фразы из статьи, суд находит их порочащими, поскольку в них содержатся в форме утверждения не соответствующие действительности сведения: о причастности истца к черным деньгам поступающим из криминального «банка», который создан незаконной организацией «НИКО». Более того, эти сведения автором статьи распространяются на реально существующие структуры, к котором истец действительно имеет отношение. Это ассоциация «Мегаполис» и «Галерее Чижова». Чижов С.В. в статье называется уголовником.

Таким образом, как усматривается из текста статьи и приведенных фраз, Чижов С.В. предстает перед читателями газеты как лицо преступившее закон, т.е. совершившее преступление. Однако, как установлено в ходе судебного разбирательства, эти сведения не соответствуют действительности и нарушают презумпцию невиновности, поскольку отсутствуют доказательства в подтверждении того, что в отношении Чижова С.В. имеется какое-либо судебное постановление о совершении им преступления.

Доводы ответчиков об освобождении их от ответственности по основаниям п.6 ст.57 Закона «О средствах массовой информации» не могут быть приняты во внимание. Так, указанной пункт названной статьи предполагает, что редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных Другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства РФ о средствах массовой информации. Однако, как установлено судом, приведенные фразы, порочащие честь и достоинства истца не являются дословным воспроизведением информации распространенной в иных средствах массовой информации, а потому п.6 ст.57 Закона «О средствах массовой информации» применен быть не может.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. А также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо оп вины причинителя вреда в случаях, когда, в том числе, вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Суд принимает во внимание сведения, полученные из искового заявления истца, из объяснений представителя истца в судебном заседании, о причинении ему морального вреда в результате нарушения чести, достоинства и деловой репутации. Оснований не доверять этим объяснениям при установленном факте распространения порочащих сведений об истце у суда не имеется. Кроме того, в силу ст. 55 ГПК РФ объяснения сторон в судебном заседании- это равноценное средство доказывания. Моральный вред, по утверждению представителя истца, выражается в нравственных страданиях истца, его переживаниях по поводу того, что у широкого круга читателей сложится о нем, о его деловых качествах отрицательное мнение, что подорвет его авторитет.

Суд считает, что требования истца о компенсации моральною вреда подлежит удовлетворению в силу ст. 151, ч. 5 ст. 152 ГК РФ.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень и характер нравственных страданий истца (переживания по поводу умаления чести, достоинства и деловой репутации, то что распространенная информация касается истца не только как-рядового гражданина, но как лица принимающего участие в государственной жизни страны, области, поскольку истец на момент публикации являлся депутатом областной Думы, кандидатом Государственной Думы Федерального собрания РФ), фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред (не соответствующие действительности сведения о совершении истцом уголовно наказуемого деяния распространены через газету).

Суд учитывает также требования разумности и справедливости, в частности, имущественное положение причинителей морального вреда, тираж газеты, характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений (распространены в СМИ сведения о совершении истцом деяния, за которое законом предусмотрена уголовная ответственность).

Вместе с тем истец не доказал реальные возможности ответчика по возмещению морального вреда в требуемом им размере. На основании изложенного суд определяет размер компенсации морального вреда в 1000 руб. с каждого из ответчиков, а всего в пользу истца 2.000руб.

В остальной части требований следует отказать, поскольку истцом не представлено доказательств в подтверждении ущемления ело иных прав и охраняемых законом интересов.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 П 1К РФ, суд

решил:

Признать несоответствующими действительности сведения в отношении Ч-ва С.В. опубликованные в Информационно-аналитическом приложении «Набат» к тазе 1с -За возрождение» .N»9 13 за июнь 2003г. в статье «Подполье и крыша», оскорбляющими честь и достоинство гражданина, в частности , в следующих фразах:

1. в третьем абзаце пишется: «Возникает, однако, вопрос: а какое собственно отношение к криминальному банку имеет сам господин Чижов? И если банк криминальный, то почему до сих пор г-ну Чижову никто-ничего; ни милиция, ни прокуратура, ни суды?»

во второй половине пятого абзаца Коробковым после рассуждения о том, что скандальной газете «МОГ» не нужно было раскрывать «все кавычки» даст ответ: «Иначе назвали бы и этого кандидата в губернаторы, назвали бы и причастное к черным деньгам лицо. Кандидатом был господин Цапин, а ответственным за целевое расходование средств в предвыборном штабе-Чижов Сергей Викторович».

3. В абзаце восьмом, со ссылкой на газету «Налоговая полиция», вместе с тем приводятся сведения, не соответствующие тексту данной газеты и являющиеся авторским текстом, а именно: «Распределительный пункт на деньги банка закупал в Москве товары и распределял между членами «Нико» ( Мегаполис, ныне «Галерея Чижова» Авт.»).

В абзаце девятом, сам же Коробков пишет,: «Соблюдая некоторую политкорректность, московская газета тогда не назвала имен «руководителей ассоциации».

В абзаце шестнадцатом Коробков пишет: «наглость уголовников до сих пор косящих под молодую поросль бизнесменов-реформаторов, порожает воображение. Наш герой- Чижов С. В. со страниц «Воронежского курьера, …».

В абзаце двадцатом, указывает истец, воспроизведена светокопия расходного кассового ордера без реквизитов, которую Коробков пытается выдать за документ, несмотря на то, что это является бланочной продукцией, которую можно приобрести в любом магазине канцелярских товаров и заполнить любому лицу, указав в качестве получателя также любое лицо и сумму. Тем не менее —

В абзаце двадцать первом, Коробков утверждает что это: «расходный ордер подпольного банка» с подписью Чижова.

Взыскать с редакции газеты «За возрождение» и с Коробкова Леонида Дмитриевича в пользу Чижова Сергея Викторовича с каждого по 1000руб. (одна тысяча рублей) в счет компенсации морального вреда.

Опровергнуть порочащие Чижова Сергея Викторовича сведения путем осуществления публикации в газете «За возрождение» о состоявшемся решении суда в сроки предусмотренные Законом «О средствах массовой информации» по вступлении настоящего решения в законную силу.

В остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Воронежский областной суд в течение десяти дней через райсуд.

Подлинное за надлежащими подписями. Копия верна.