Апелляционное определение Саратовского областного суда (Досье дела № 2057)

Судья Торопова С.А.          Дело № 33-2203/2021

№ 2-2371/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

27 апреля 2021 года                               город Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Кудаковой В.В.,

судей Климовой С.В., Ершова А.А.,

при ведении протокола помощниками судьи Жирновым А.П., Варыпаевой С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ревзина Б.А., Ревзиной С.А. Сертакова О.В. к главному редактору и учредителю Агентства деловых новостей «Бизнес-вектор», Лайкаск М.С. о защите чести и достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда по апелляционным жалобам Ревзина Б.А., Ревзиной С.А., Сертакова О.В. на решение Кировского районного суда города Саратова от 26 ноября 2020 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Кудаковой В.В., объяснения представителя истцов Ревзина Б.А., Ревзиной С.А., Сертакова О.В. – Фадеева А.В., поддержавшего доводы апелляционных жалоб, ответчика Лайкаск М.С. и ее представителей Кузевановой С.И., Алексеевой Г.В., возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ревзин Б.А., Ревзина С.А., Сертаков О.В. обратились в суд с иском к главному редактору и учредителю Агентства деловых новостей «Бизнес-вектор» Лайкаск М.С., в котором с учетом уточнений просили признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Сертакова О.В., Ревзиной С.А., Ревзина Б.А. следующие сведения, содержащиеся в статье под заголовком «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова» на сайте https://www.busines-vektor.info/osada-neftemash-sapkona-korparativnaya-vojna-razrazilas-pryamo-v-tsentre-saratova/:

1. …завод заключил с неким ООО «Горка» мировое соглашение по уже просроченным финансовым требованиям. Контролировала оформление всех документов юрист предприятия С. Ревзина. Более того, это мировое соглашение было утверждено в арбитражном суде. Оказывается, завод с этой «Горкой» судился и проспорил 35 миллионов рублей по … довольно сомнительным договорам беспроцентного займа.

Но Сертаков не только не пресек действия Ревзиной, а далее стал правопреемником по договору цессии, когда «Горка» уступила право требования долга с завода.

В отношении Ревзиной С.А. также … не сидела сложа руки и Светлана Ревзина. Под ее присмотром задолженность завода перед торговым домом все увеличивалась, и к настоящему времени эти долги выросли до 190 миллионов рублей.

2. Ловкие руки слепили Договор возмездного оказания услуг, который предполагал передачу ИП полномочий единоличного исполнительного органа.

На реальном Совете директоров этот шаг не обсуждался, но фокусников это совсем не останавливало. Фактически, с момента «подписания» этого договора у АО «Нефтемаш-Сапкон» появились два единоличных исполнительных органа с одинаковыми полномочиями.

… его вознаграждение в сотни раз превышало заработную плату генерального директора.

3. В то же самое время реальный Сертаков возглавлял финансовую службу завода, а с 2016 года стал уже исполнительным директором.

… предприятие подало в суд на Сертакова О.В. иск о взыскании неосновательного обогащения в размере 153,5 тыс. рублей, которые были им получены как зарплата финансового директора по трудовому договору. По итогам суда было утверждено мировое соглашение, которое впоследствии заблокировало для АО «Нефтемаш-Сапкон» возможность взыскать неосновательное обогащение с ИП Сертаков О.В., ведь это требование Арбитражный суд Саратовской области уже рассматривал!

… и выписал себе жалование в 3 миллиона рублей ежемесячно;

4. … в 2015 году не только стал дублем директора завода, но и получил 51% в ООО «ТД «Сапкон-Нефтемаш». Изначально единственным учредителем торгового дома мог быть только завод, однако устав изменили под меткого стрелка,…

В 2016 году финансовая паутина стала еще изощреннее. У завода была кредитная линия в Сбербанке, но Сертаков убедил собственника завода перевести ее на ООО «ТД Сапкон-Нефтемаш», а завод стал поручителем и залогодателем;

5. Сертаков и Ревзина начали настойчиво предлагать наследникам, чтобы те передали пакет акций завода Сертакову в доверительное управление, затем начали звучать предложения передать 25 % акций в собственность артиллеристу.

… ведь к тому времени обходным путем с завода в пользу торгового дома были выведены здания и земельные участки.

… Новая владелица пакета акций завода С. Шимчук стала получать угрозы полного банкротства предприятия, которые были приправлены обещанием «заберу свое другим способом»;

6. Акционеры, …сменили руководящий состав предприятия…: троица начала распространять слухи, что в связи со сменой руководства будут уволены 250 человек, предприятие будет обанкрочено, а все потому, что собственники осуществили рейдерский захват завода.

Также взыскать с ответчиков в пользу Ревзина Б.А., Ревзиной С.А., Сертакова О.В. компенсацию морального вреда по 300 000 рублей каждому. Обязать ответчика в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу, опубликовать опровержение не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию Ревзина Б.А., Ревзиной С.А., Сертакова О.В. сведений. Взыскать с ответчиков в пользу Сертакова О.В. расходы, связанные с оплатой судебной экспертизы в размере 40 000 рублей.

В обоснование требований указали, что 14 октября 2019 года на сайте Агентства деловых новостей «Бизнес-вектор» (https: //www.busines-vektor.info/) ответчик Лайкаск М.С. опубликовала статью под заголовком «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова» (ссылка на статью: https://www.busines-vektor.info/osada-neftemash-sapkona-korparativnaya-vojna-razrazilas-pryamo-v-tsentre-saratova/.

В указанной статье содержатся ложные высказывания, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию.

Решением Кировского районного суда города Саратова от 26 ноября 2020 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционных жалобах Ревзин Б.А., Ревзина С.А., Сертаков О.В. с учетом дополнений просят решение суда отменить как незаконное и необоснованное, удовлетворить требования в полном объеме. Полагают, что вывод суда о том, что в указанных фразах отсутствуют какие-либо сведения, выраженные в форме утверждения, порочащего характера и не соответствующих действительности в отношении истцов, противоречит материалам дела.

В соответствии с ч. 7 ст. 113 ГПК РФ информация о времени и месте рассмотрения настоящего гражданского дела заблаговременно размещена на официальном сайте Саратовского областного суда (http://oblsud.sar.sudrf.ru) (раздел судебное делопроизводство).

Иные лица, участвующие в деле, на заседание судебной коллегии не явились, извещены надлежащим образом, ходатайств об отложении рассмотрения дела не представили, о причинах неявки не сообщили. При таких обстоятельствах, с учетом положений ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены судебного постановления.

Положения ст. 29 Конституции РФ и ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гарантируют каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации.

Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал на то, что свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса. С учетом положений п. 2 ст. 10 Конвенции она распространяется не только на «информацию» или «идеи», которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество» (Постановление от 07 декабря 1976 года по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства» (Handyside v. United Kingdom), Постановление от 23 сентября 1994 года по делу «Ерсильд против Дании» (Jersild v. Denmark)).

Согласно п. п. 1, 9 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти (п. 1).

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений
(п. 9).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Согласно разъяснениям, содержащимися в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В силу ст. 49 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации, уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

В соответствии со ст. 51 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» не допускается использование установленных настоящим Законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений.

Согласно разъяснений, содержащихся в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 года «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» при разрешении дел, связанных с деятельностью средств массовой информации, необходимо принимать во внимание, что осуществление свободы выражения мнений и свободы массовой информации налагает особые обязанности, особую ответственность и может быть сопряжено с ограничениями, установленными законом и необходимыми в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности и общественного порядка, предотвращения беспорядков и преступлений, охраны здоровья и нравственности, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия (статья 29 Всеобщей декларации прав человека, пункт 3 статьи 19 и статья 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, пункт 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 29 и 55 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, в Российской Федерации как правовом демократическом государстве гарантируется каждому право на свободу слова, мысли, в том числе свободу средств массовой информации. Однако, реализация названных гарантий не означает возможности ограничения прав и законных интересов других лиц, в частности, ущемления их деловой репутации. Сведения, опубликованные в средствах массовой информации, могут носить эмоциональный характер с целью привлечения внимания общества к определенной проблеме, однако при осуществлении журналистской деятельности необходимо проявлять должное уважение к деловой репутации физических и юридических лиц. При этом журналист должен учитывать, что информация не может не соответствовать действительности и носить порочащий характер.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 14 октября 2019 года на сайте Агентства деловых новостей «Бизнес-вектор» (https: //www.busines-vektor.info/) была опубликована статья под заголовком «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова» (ссылка на статью: https://www.busines-vektor.info/osada-neftemash-sapkona-korparativnaya-vojna-razrazilas-pryamo-v-tsentre-saratova/).

Согласно заключению эксперта Автономной некоммерческой организации «Судебно-Экспертное Агентство» № 236 (105)/2020-л, составленному на основании определения суда первой инстанции, к оскорбительным словам и словосочетаниям, реализующим значение унизительной оценки лица, относятся следующие значимые в аспекте судебной лингвистики семантические классы слов: пейоративы, посылы, обещании будущих унизительных действий. В статье «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова» представлена негативная информация о Ревзине Б.А., Ревзиной С.А., Сертакове О.В. как о лицах, совершающих действия, направленные на недобросовестное получение прибыли в личных целях, а не в целях развития завода. Во всех оспариваемых истцами фрагментах статьи содержатся утверждения о фактах и субъективные суждения автора. Негативная информация, выраженная в форме утверждений о фактах, является потенциально верифицирумой (проверяемой на соответствие действительности). В статье «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова», размещенной 14 октября 2019 года на сайте Агентства деловых новостей «Бизнес-вектор»по адресу: https://www.busines-vektor.info/osada-neftemash-sapkona-korparativnaya-vojna-razrazilas-pryamo-v-tsentre -saratova/, отсутствует негативная информация, выраженная в неприличной форме.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, проанализировав содержание указанной статьи, принимая во внимание понятие сведений порочащего характера, данное в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», суд пришел к обоснованному выводу о том, что объективных доказательств распространения ответчиком каких-либо сведений, не соответствующих действительности, которые умаляют деловую репутацию, стороной истцов суду не представлено.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку наличие совокупности условий, необходимых для применения ст. 152 ГК РФ установлено не было, доказательств, что оспариваемые высказывания были продиктованы исключительно намерением причинить вред истцам, не представлено.

Вопреки доводам жалобы, сведения, о которых истцы упоминают в своем исковом заявлении являются субъективно-оценочными по своей природе, а передаваемая в них негативная информация имеет субъективно-оценочный характер и выражена не в форме утверждения о каких-либо фактах, а в форме мнения ответчика при излагаемых им событиях, известных ему от иных лиц и из состоявшихся судебных актов, размещенных на информационном ресурсе судов, в связи с чем оспариваемые истцами высказывания не могут быть расценены как порочащие и проверены на их соответствие действительности.

В свою очередь, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

В материалы дела в обоснование своих возражений на заявленные исковые требования ответчиком представлены документы, в том числе судебные акты, которыми установлен ряд обстоятельств, которые были отражены в статье под заголовком «Осада «Нефтемаш-Сапкона»: корпоративная война разразилась прямо в центре Саратова», при таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что изложенная в статье информация является суждением ответчика и личной оценкой объективной действительности, известной ему из содержания судебных актов, текст которых опубликован на информационном ресурсе Арбитражного суда Саратовской области.

Учитывая вышеизложенное, доводы апелляционных жалоб не свидетельствуют о нарушении судом первой инстанции норм материального или процессуального права, которые повлекли неправильное рассмотрение дела, не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали бы выводы судебного решения, а по существу сводятся к иному толкованию норм материального права и иной субъективной оценке исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, в связи с чем на законность и обоснованность решения суда не влияют. Сама по себе иная оценка авторами апелляционных жалоб представленных доказательств и действующего законодательства не может служить основанием к отмене правильного по существу судебного решения.

Таким образом, оснований для отмены решения суда по правилам ст. 330 ГПК РФ по доводам апелляционных жалоб судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского районного суда города Саратова от 26 ноября 2020 года оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи