Решение Ленинского районного суда г. Костромы (Досье дела № 2064)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

18 июня 2021 года г. Кострома

Ленинский районный суд г. Костромы в составе судьи Королевой Ю.П.,

с участием истца Голубева В.С., представителя истца Глушковой М.Н., ответчика Рубанкова К.С., представителя ответчика Шмыгиной Е.М., представителя третьего лица Тихонова А.В.,

при секретаре Павловой Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Голубева В. С. к <данные изъяты> Рубанкову К. С. о защите деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Голубев В.С. обратился к <данные изъяты> Рубанкову К.С., <данные изъяты> с вышеуказанным иском, который мотивирован тем, что dd/mm/yy в <данные изъяты> поступило письмо <данные изъяты> Рубанкова К.С. В данном письме сообщалось, что Голубев В.С., являющийся <данные изъяты> разослал старостам групп и студентам в чате мессенджера «WhatsApp» распоряжение поставить «лайки» под постом, который он ранее опубликовал на своей странице в социальной сети «Вконтакте». По мнению Рубанкова К.С., Голубев В.С. отстаивает интересы <данные изъяты> и использует свое положение <данные изъяты> что ставит вопрос о его профессиональной пригодности и, возможно, политике подбора кадров в указанном учреждении. К письму от dd/mm/yy были приложены следующие скриншоты: скриншот переписки от dd/mm/yy в чате мессенджера «WhatsApp»; скриншот поста Голубева В.С. из социальной сети «Вконтакте» с мнением о <данные изъяты> 26.03.2021 в адрес директора <данные изъяты>» поступило требование от департамента <данные изъяты> о взятии объяснительной с Голубева В.С., рассмотрении вопроса о привлечении его к дисциплинарной ответственности, проведении беседы с ним и другими преподавателями о недопущении подобных инцидентов в дальнейшем.

Информация, сообщенная Рубанковым К.С., не соответствует в полной мере действительности. Предоставленный скриншот от 23.03.2021 из чата мессенджера «WhatsApp» является подделкой. На изображении видно, что <данные изъяты> прислала ссылку на свою переписку с Голубевым В.С. из социальной сети «Вконтакте». Однако, текст присланной и изначальной записи из социальной сети «Вконтакте» отличаются. В первоначальном варианте dd/mm/yy в 15 часов 49 минут Голубев В.С. написал следующее сообщение: «<данные изъяты> добрый день! На эту запись надо «лайков» накидать. Можете своей группой помочь? <данные изъяты> При сравнении видно, что в присланном тексте отсутствует фраза «Можете своей группой помочь?», которая означает просьбу. Исключение данных слов сделано намерено, так как без них запись воспринимается как требование, подлежащее обязательному исполнению, выходящее за пределы должностных обязанностей <данные изъяты>. Голубев В.С. считает, что распространение Рубанковым К.С. вышеуказанной информации нарушает его деловую репутацию среди студентов и работников <данные изъяты>. <данные изъяты>

В связи с распространением указанных сведений Голубев В.С. испытывает нравственные страдания. О произошедшем истцу стало известно dd/mm/yy от юриста <данные изъяты> который сообщил о назначении dd/mm/yy собрания по поводу поступившего из <данные изъяты> письма. О том, в каком ключе будет проводиться беседа, кто на ней будет присутствовать и какие последствия могут быть у данной ситуации, истцу сообщено не было. В этой связи, с учетом того, что письмо поступило в пятницу, а собрание было назначено на понедельник, на протяжении субботы и воскресения истец сильно переживал по поводу данной ситуации, о том, как объяснить произошедшее руководству и как воспримут это в коллективе. 29.03.2021 с истцом проводили беседу директор, заместитель директора, сотрудник отдела кадров, на которой истцу с трудом удалось переубедить всех о том, что был предоставлен поддельный скриншот. После собрания от других коллег истец узнал, что им стали известны подробности произошедшей ситуации, они осуждают такое поведение и считают, что безосновательно письма подобного рода не могут поступать в адрес колледжа. Уже на следующий день некоторые из коллег перестали здороваться с истцом, что крайне обидело его, учитывая его невиновность. Более того, в настоящий момент между <данные изъяты> и Голубевым В.С. заключен срочный трудовой договор на период декретного отпуска основного сотрудника. В этом году основной сотрудник должен приступить к выполнению своих трудовых обязанностей, следовательно, трудовой договор с истцом прекратит свое действие. Однако, с Голубевым В.С. руководство договорилось на будущее о продолжении <данные изъяты> деятельности либо путем предложения основному сотруднику другой должности, либо перевода Голубева В.С. на другую должность. Учитывая произошедшее, истец предполагает, что с выходом основного работника он прекратит <данные изъяты> деятельность, так как образовательное учреждение не пожелает сотрудничать с работником, имеющим такую репутацию, к тому же отбрасывающую тень на сам колледж. Истцу придется искать дополнительный источник заработка. Учитывая степень страданий истца, прямой умысел ответчика на профессиональную дискредитацию истца в связи с его работой в <данные изъяты> распространение порочащих сведений, истец указывает на то, что ему причинен моральный вред, который он оценивает в 100 000 руб.

С учетом изложенного Голубев В.С. просит суд признать сведения, изложенные в письме от dd/mm/yy <данные изъяты> Рубанкова К.С. к директору <данные изъяты>, порочащими его деловую репутацию, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 100 000 руб., а также расходы по оплате государственной пошлины.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено ОГБПОУ «… медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова».

В судебном заседании истец Голубев В.С. и его представитель Глушкова М.Н. полностью поддержали исковые требования по изложенным в иске основаниям.

Ответчик Рубанков К.С. и его представитель Шмыгина Е.М. в судебном заседании заявленные исковые требования не признали, представив письменные возражения на иск, в соответствии с которыми оспариваемые сведения, содержащиеся в обращении Рубанкова К.С. в <данные изъяты>, являющийся контролирующим органом, не могут рассматриваться как распространение порочащих сведений и подлежать оспариванию в порядке ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. Направляя спорное обращение в департамент <данные изъяты>, ответчик реализовывал свое конституционное право на обращение, установленные ст. 33 Конституции Российской Федерации. Департамент <данные изъяты> является учредителем ОГБПОУ «Костромской медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова». Согласно Положению о департаменте <данные изъяты>, утвержденному постановлением губернатора … от dd/mm/yy №, департамент осуществляет контроль за деятельностью подведомственных предприятий и организаций. Соответственно, обращение Рубанкова К.С. адресовано департаменту как вышестоящему органу, осуществляющему функции контроля и надзора за деятельностью названного учебного заведения и уполномоченного рассматривать жалобы на действия его сотрудников. Ответчик действовал крайне добросовестно. Рубанков К.С. является учредителем<данные изъяты>. Направление обращения было вызвано исключительно несогласием с действиями истца как <данные изъяты> относительно направления сообщений старостам групп и студентам первого курса с указанием поддержать его пост «лайками», и тем самым привлечь к нему большее внимание. Пост истца не имел отношения к дисциплине «<данные изъяты>, и был посвящен <данные изъяты>», в котором Голубев В.С. занимает должность <данные изъяты> и редакции издания «<данные изъяты>». Ответчик не опубликовал данное обращение на страницах сетевого издания «<данные изъяты>» или в социальных сетях, что могло бы вызвать большой общественный резонанс, и не стал действовать аналогичным образом (например, не размещал ответный пост и не просил своих студентов помочь с его продвижением). Обращение было направлено только в адрес департамента <данные изъяты> и содержало просьбу провести проверку действий истца по изложенным доводам. Это подтверждает тот факт, что ущемление чести и достоинства истца не являлось целью ответчика, и злоупотребления правом с его стороны допущено не было. Истец не оспаривает факт размещения им спорного поста на странице социальной сети «Вконтакте», как и факт направления сообщения <данные изъяты> старосте одной из студенческих групп, с указанием передать студентам группы просьбу поддержать пост «лайками», что позволило бы привлечь к нему большее внимание. Однако истец полагает, что отсутствие фразы «Можете своей группой помочь?» в тексте обращения, содержащемся в полученном ответчиком от источника скриншоте и приложенным к его обращению в департамент, влияет на то, что информация, сообщенная Рубанковым К.С., не соответствует в полной мере действительности. Ответчик считает, что данные доводы не имеют правового значения при рассмотрении настоящего спора. Указанная фраза не меняет сути происходящего, скорее наоборот содержит прямой призыв к действиям (кому и что надо сделать, а именно студентам группы поставить «лайки» к посту). Студенты по определению находятся в зависимости от преподавателя и не могут ему отказать (особенно студенты первого курса в конце года и накануне сессии). Данный вывод подтверждается результатом сравнения фамилий студентов и тех, кто «лайкнул» его пост. В своем обращении ответчик, будучи также преподавателем, представил свое субъективное, но при этом обоснованное, мнение относительно сложившейся ситуации, дал субъективную оценку действиям истца Голубева В.С. и просил компетентный орган провести проверку изложенного. Мнение защищается ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 29 Конституции Российской Федерации, оно не может быть опровергнуто в судебном порядке, на что неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека. С учетом изложенного, отсутствуют и правые основания для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

Представитель третьего лица ОГБПОУ «… медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова» Тихонов А.В. в судебном заседании полагал исковые требования Голубева В.С. обоснованными и подлежащими удовлетворению, указав, что Голубев В.С. <данные изъяты> зарекомендовал себя хорошим специалистом в своей отрасли. Каких-либо нареканий со стороны администрации, студентов о том, что он каким-то образом оказывает психологическое давление, используя свои должностные полномочия и свое должностное положение, в адрес администрации колледжа никогда не поступало, поэтому при поступлении в адрес колледжа от департамента <данные изъяты> документов для проведения проверки по факту, изложенному в обращении ответчика, была проведена проверка, в ходе которой был допрошен сам истец, а также студентка колледжа <данные изъяты> После этого была проверена информация на сайте. Не вызвало никакого удивления то, что человек вне своего рабочего времени каким-то образом в социальных сетях разместил статью. Администрация колледжа не установила, что это как-то взаимосвязано с его деятельностью как преподавателя. Каких-либо негативных последствий для Голубева В.С. проведенной проверкой по обращению Рубанкова К.С. не имеется.

Выслушав лиц, участвующих в деле, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Конституция Российской Федерации предусматривает, что в соответствии со ст. 23 каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Непосредственные механизмы защиты чести и достоинства определены в ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в статье 10, гарантирующей право на свободу и выражение своего мнения, указывает, что каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ (часть 1 ст. 10 Конвенции). Статья 10 защищает свободу выражения своего мнения, которая заключает в себе риск нанесения ущерба или прямо ущемляет интересы других лиц. Свобода придерживаться своего мнения является первичным условием для других свобод, гарантируемых ст. 10, ее защита имеет практически абсолютный характер, поскольку любые ограничения, налагаемые на данное право, несовместимы с природой демократического общества.

Согласно пункту 1 статьи 150 ГК РФ достоинство личности, честь и доброе имя, являются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения или в силу закона, они неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Пунктом 2 статьи 150 ГК РФ предусмотрено, что нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (абзац 1 статьи 151 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

В силу статьи 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом (абзац 1 пункта 1).

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (пункт 9).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017, факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации. На истце лежит обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований, то есть подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т.д.), во-вторых, наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижение.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Необходимыми условиями для удовлетворения иска должны быть установлены: 1) факт распространения ответчиком сведений об истце, 2) факт несоответствия распространенных сведений действительности, 3) порочащий характер сведений. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Кроме того, согласно пункту 9 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением.

В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 указано, что статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено в судебном заседании, dd/mm/yy Голубев В.С. на своей странице в социальной сети «Вконтакте» разместил пост под названием «О <данные изъяты>».

В этот же день Голубев В.С. направил сообщение в социальной сети «Вконтакте» старосте группы <данные изъяты> ОГБПОУ «… медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова» <данные изъяты> следующего содержания: «<данные изъяты>, добрый день! На эту запись надо «лайков» накидать. Можете своей группой помочь? <данные изъяты>

<данные изъяты> в свою очередь разместила это сообщение Голубева В.С. в чате группы «Вконтакте» под названием «Тут можно материться» со словами «Все дружно лайкаем».

24.03.2021 в департамент <данные изъяты> поступило письмо <данные изъяты> Рубанкова К.С. следующего содержания: «dd/mm/yy <данные изъяты> Голубев В.С. разослал старостам групп и студентам в чате мессенджера «WhatsApp» распоряжение поставить «лайки» под постом, который он ранее опубликовал на своей странице в социальной сети «Вконтакте».

Голубев В.С. является также <данные изъяты>». Пост, под которым он велел студентам поставить «лайки», не имеет никакого отношения к <данные изъяты> и касается коммерческого спора между основным местом работы <данные изъяты>» и редакцией интернет-портала «<данные изъяты>». Спор будет разрешен в суде, дело принято к рассмотрению в <данные изъяты>.

Студенты по определению находятся в зависимости от преподавателя и не могут ему отказать. Таким образом, очевидно, что <данные изъяты> Голубев В.С. продвигает и отстаивает коммерческие интересы своего предприятия, используя свое положение <данные изъяты>

Его распоряжение очевидно выражено в императивной форме: «Надо на эту запись лайков накидать». Простое сравнение фамилий студентов и тех, кто «лайкнул» его пост, показывает, что студенты не смогли ослушаться <данные изъяты>.

Считаем, что использование служебного положения <данные изъяты> для отстаивания интересов коммерческого предприятия совершенно недопустимо. Фактически <данные изъяты> в своих целях используется доступ к аудитории студентов, среди которых есть несовершеннолетние.

Считаем, что описанная ситуация ставит вопрос о профессиональной пригодности <данные изъяты>.

Требуем принятия мер, а также оставляем за собой право обратиться в прокуратуру … с просьбой провести проверку.

Напоминаем, что согласно ст. 40 Закона «О СМИ» ответ должен быть предоставлен в течение 7 дней. Просим направить его по электронной почте редакции…».

Согласно приложению к указанному обращению Рубанковым К.С. был приложен скриншот переписки от dd/mm/yy в чате мессенджера «WhatsApp» (фактически был приложен скриншот переписки от dd/mm/yy из социальной сети «Вконтакте», а не из мессенджера «WhatsApp»); скриншот поста Голубева В.С. из социальной сети «Вконтакте».

26.03.2021 в адрес директора ОГБПОУ «… медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова» поступило требование от департамента здравоохранения … отобрать объяснение с Голубева В.С., рассмотреть вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности, провести беседу с ним и другими преподавателями о недопущении подобных инцидентов в дальнейшем.

В ходе проведенной проверки с <данные изъяты> Голубева В.С. и старосты группы <данные изъяты> были взяты письменные объяснения, проведен анализ содержания сообщений, по результатам дан ответ заместителю директора департамента от dd/mm/yy о том, что согласно объяснению Голубева В.С. dd/mm/yy в 15.49 час. им в социальной сети «Вконтакте» было размещено обращение к старосте группы № колледжа с просьбой о голосовании с помощью «лайков» на опубликованную им статью, которая не имеет отношения к образовательному процессу, а относится к работе, выполняемой в другой организации. К своему объяснению Голубев В.С. приложил скриншот сообщения из социальной сети, а также продемонстрировал руководству колледжа оригинальную переписку в своём смартфоне. Содержание скриншота, предоставленного главным <данные изъяты> Рубанковым К.С., отличается от оригинальной переписки. Из оригинального текста удалена фраза «Можете своей группой помочь?», благодаря чему была искажена форма подачи текста сообщения, что свидетельствует о модифицировании просьбы в требование. Также Голубев В.С. отрицает факт размещения текста в группе «Тут можно материться». Искаженный текст Голубева В.С. появился в этой группе путем пересылки диалога из постороннего чата. В целях недопущения подобных фактов администрацией колледжа проведена разъяснительная беседа с Голубевым В.С., в ходе которой ему указано о недопустимости использования аудитории обучающихся с какими-либо иными целями, кроме осуществления образовательного процесса. По факту произошедшего назначено проведение служебной проверки, по окончании которой будет принято решение <данные изъяты>. Доказательства, дающие основания считать Голубева В.С. профессионально-непригодным, на данный момент отсутствуют. Во избежание возникновения подобных ситуаций администрацией запланировано проведение разъяснительной работы с другими преподавателями колледжа.

Допрошенная судом в качестве свидетеля <данные изъяты> пояснила, что является <данные изъяты> <данные изъяты> С Голубевым В.С. у нее исключительно деловые отношения. dd/mm/yy Голубев В.С. в социальной сети «Вконтакте» скинул ей ссылку на свой пост и попросил «пролайкать» его. Далее она перебросила это сообщение в беседу группы «Тут можно материться» и попросила ребят «пролайкать» пост, это является нормальным «лайкать» друзей в «Вконтакте». При этом сообщение Голубева В.С. она не редактировала. В дальнейшем она узнала, что имеется другое сообщение Голубева В.С., отредактированное, без просьбы «Можете своей группой помочь?».

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства, представленного в материалы дела, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд находит заявленные исковые требования не подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» настоящим Федеральным законом регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами (ч. 1).

Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами распространяется на правоотношения, связанные с рассмотрением указанными органами, должностными лицами обращений объединений граждан, в том числе юридических лиц, а также на правоотношения, связанные с рассмотрением обращений граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц, осуществляющими публично значимые функции государственными и муниципальными учреждениями, иными организациями и их должностными лицами (ч. 4).

Из установленных по делу обстоятельств следует, что направляя спорное обращение в департамент здравоохранения …, ответчик реализовывал свое конституционное право на обращение, установленные ст. 33 Конституции Российской Федерации, а также Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», при этом Рубанков К.С. мог действовать как от своего собственного имени, так и от возглавляемого им средства массовой информации.

Департамент здравоохранения … является учредителем ОГБПОУ «Костромской медицинский колледж имени Героя С. С. С.А. Богомолова». Согласно Положению о департаменте здравоохранения …, утвержденному постановлением губернатора … от dd/mm/yy №, департамент является исполнительным органом государственной власти …, осуществляющим функции по проведению государственной политики, отраслевому управлению, нормативному правовому регулированию в сфере охраны здоровья населения …; осуществляет контроль за деятельностью подведомственных предприятий и организаций.

Соответственно, обращение Рубанкова К.С. адресовано департаменту как вышестоящему органу, осуществляющему функции контроля и надзора за деятельностью учебного заведения, в котором преподает истец, и уполномоченному рассматривать жалобы на действия его сотрудников, что подтверждается также и материалами проверки в отношении Голубева В.С.

Таким образом, указанные ответчиком в обращении в департамент сведения в отношении Голубева В.С. не могут рассматриваться как распространение порочащих сведений.

Сам Голубев В.С. в ходе судебного разбирательства не оспаривал факт написания поста на своей странице в социальной сети «Вконтакте» под названием «<данные изъяты>» и направления <данные изъяты> сообщения с просьбой «накидать лайков» на этот пост.

При этом из представленных в материалы дела доказательств следует, что сообщение Голубева В.С. в редакцию ответчика поступило уже в отредактированном виде, без указания на просьбу: «Можете своей группой помочь?». Данное обстоятельство подтверждается также и ответом колледжа департаменту здравоохранения … от dd/mm/yy, согласно которому искаженный текст сообщения Голубева В.С. появился в этой группе путем пересылки диалога из постороннего чата. Доказательств намеренного искажения ответчиком сведений, содержащихся в сообщении Голубева В.С. старосте группы, наличия какого-либо злоупотребления правом ответчика в этой части, материалы дела не содержат. Более того, как пояснил Рубанков К.С., даже при наличии в присланном в редакцию сообщении фразы Голубева В.С. «Можете своей группой помочь?», его бы реакция на данное сообщение Голубева В.С. не изменилась.

Получив сообщение Голубева В.С., Рубанков К.С., <данные изъяты>, интерпретировал его в правоотношениях преподаватель-студент как указание, распоряжение преподавателя своим студентам совершить определенные действия по повышению популярности размещенного Голубевым В.С. поста на своей странице «Вконтакте», и считая такое поведение преподавателя недопустимым, обратился в соответствующий государственный орган.

Исходя из того, что в настоящее время в Арбитражном суде … рассматривается гражданское дело по иску <данные изъяты> достоверно обладая информацией о том, что Голубев В.С. является руководителем <данные изъяты> Рубанков К.С. в своем обращении в департамент здравоохранения … указал, что поскольку студенты по определению находятся в зависимости от преподавателя и не могут ему отказать, то, очевидно, что <данные изъяты> Голубев В.С. продвигает и отстаивает коммерческие интересы своего предприятия, используя свое положение педагога.

Указанные высказывания ответчика с учетом приведенных выше обстоятельств представляют собой личное субъективное мнение Рубанкова К.С., оценку действий истца за рамками образовательного процесса как преподавателя в правоотношениях преподаватель-студент, что не свидетельствует о том, что ущемление чести и достоинства истца являлось целью ответчика.

Приведенные фразы и выражения в обращении ответчика, такие как: очевидно, считаем, еще раз подчеркивают субъективно-личностный смысл, вкладываемый при их написании, являясь оценочными суждениями, которые не могут преследоваться.

В Европейской конвенции в статье 10 указано на то, что оценочные суждения пользуются особой защитой, что является необходимым условием плюрализма мнений, столь важного для существования демократического общества. Мнения, выраженные в резкой или несколько утрированной форме, также пользуются защитой.

Европейский Суд по правам человека считает неприемлемым, чтобы личность лишали возможности высказывать критические мнения, даже если она не может доказать их истинность. Следовательно, наряду с информацией или данными, которые подлежат проверке, мнения, критические замечания или размышления, истинность которых проверена быть не может, также подпадают под действие ст. 10 Европейской Конвенции.

Данная позиция Европейского Суда должна учитываться и при рассмотрении настоящего дела, поскольку даже нелицеприятные слова и оценки, которые могут показаться истцу обидными, порочащими, ущемляющие его права и свободы, имеют право на существование.

То обстоятельство, что в обращении в департамент ответчиком ошибочно указано про мессенджер «WhatsApp», не свидетельствует о распространении ответчиком не соответствующих действительности сведений в том смысле, который этому придается законодателем в ст. 152 ГК РФ.

Ссылки представителя истца на ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» судом отклоняются, поскольку сообщенная ответчиком в обращении к департаменту информация не была опубликована в СМИ. По этой же причине у ответчика отсутствовала необходимость и в проверке поступившего в редакцию сообщения.

С учетом изложенного, принимая во внимание отсутствие юридического состава для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности по ст. 152 ГК РФ, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Поскольку суд пришел к выводу о том, что права истца ответчиком нарушены не были, а требование о взыскании компенсации морального вреда является производным от основного требования, то в удовлетворении и данного требования должно быть отказано.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В связи с тем, что решение суда состоялось не в пользу истца, то понесенные им судебные расходы в виде расходов по оплате госпошлины не подлежат взысканию с ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194, 198, 199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Голубева В. С. к <данные изъяты> Рубанкову К. С. о защите деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Костромской областной суд через Ленинский районный суд г. Костромы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья «подпись» Ю.П. Королева

Мотивированное решение суда изготовлено 25 июня 2021 года